Главная / Газета 27 Июня 2005 г. 00:00 / Общество

Частное бомбовладение

Спецслужбы пять дней выясняли, кто должен ликвидировать найденный волгоградцем боеприпас

СТАНИСЛАВ АНИЩЕНКО, Волгоград

Боевое прошлое Волгограда напоминает о себе без преувеличения по два раза в неделю – примерно с такой периодичностью в службу гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций поступают звонки об обнаружении очередного боеприпаса времен войны. Обычно специальные службы забирают и ликвидируют «эхо войны» в короткие сроки. Однако очередная находка заставила изрядно поволноваться жителей Тракторозаводского района города – найденная авиабомба лежала во дворе частного дома 5 дней, пока спецслужбы спорили, чье ведомство должно заниматься ее ликвидацией.

В Волгограде регулярно встречаются бесхозные боеприпасы.
В Волгограде регулярно встречаются бесхозные боеприпасы.
shadow
Хозяин частного дома по улице Щепкина в Тракторозаводском районе Волгограда Владимир Степутенко решил построить во дворе бассейн. Нанятые рабочие приступили к рытью котлована, и вскоре на глубине примерно 80 см лопата одного из них наткнулась на кусок ржавого железа. Обкопав предмет, рабочие кинулись врассыпную – несмотря на то что находка сильно проржавела, в ней угадывались контуры бомбы или снаряда. Владимир Степутенко сразу позвонил в МЧС. Однако торопился он зря – несмотря на соседство «заминированного участка» с роддомом и вещевым рынком, боеприпас пролежал на участке 5 дней. «Я был вынужден перевезти свою семью к родственникам, – рассказал «Новым Известиям» Владимир. – Сам остался дома и сторожил эту бомбу. Ведь никто из специалистов ничего с ней делать не торопился».

Обезвреживание взрывоопасных находок происходит обычно следующим образом. Городская служба гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций фиксирует информацию об обнаружении боеприпаса. На место сразу же выезжают специалисты, которые устанавливают тип находки, и милиция, которая обязана выставить оцепление. В случае, если это авиабомба, сотрудники ГО и ЧС берут ликвидацию находки на себя. Если боеприпас оказывается миной или снарядом – его забирают и уничтожают саперы 20-й гвардейской мотострелковой дивизии, расквартированной в Волгограде.

Проблема с находкой на улице Щепкина заключалась в том, что специалисты не смогли определить в сильно проржавевшем куске взрывоопасного железа – снаряд это или бомба. Сотрудники ГО и ЧС «обрадовали» Владимира Степутенко, что у него на участке лежит артиллерийский снаряд, и отправили в военкомат. «Нужны «армейские» саперы», – пояснили они и уехали.

Сотрудники военкомата сразу послали на место происшествия саперов. Однако военнослужащие мотострелковой дивизии не торопились извлекать боеприпас из земли. Внимательно осмотрев торчащую находку, они заявили, что это никак не артиллерийский снаряд, а не что иное, как авиабомба. После чего уехали, посоветовав Степутенко снова обратиться к специалистам ГО и ЧС: «Не наш профиль. Бомбы эмчеэсники обязаны обезвреживать».

Владимир Степутенко вновь позвонил в МЧС. Как назло, все специалисты-саперы в тот момент находились на учениях. В результате на помощь к хозяину дома никто не приехал.

Пока взрывотехники из двух ведомств решали, кто должен обезвредить бомбу, милиционеры заявили, что наряд для оцепления они дать не могут. Объяснение было следующим: «Двор ваш частный. Следовательно, и боеприпас – тоже ваша частная собственность. А раз так, то оцепление вам выделить не можем». Но на всякий случай посоветовали ничего не трогать и подождать каких-нибудь саперов.

«Вот мы и остались вдвоем с бомбой или снарядом, – рассказал Владимир Степутенко. – Но так как мне эта штука была нужна еще меньше, чем специалистам, которые по идее должны были у меня ее забрать, я пошел в администрацию Тракторозаводского района».

Там дело зарегистрировали, и уже на следующий день на улицу Щепкина снова приехали саперы 20-й гвардейской мотострелковой дивизии. Они оперативно выкопали боеприпас, положили его прямо в центре двора и снова уехали. «Ну, говорим же вам – авиабомба. А это к МЧС».

«Я был просто в шоке, – возмущается «бомбовладелец». – Что делать теперь, я не знал. Скажу честно, все мы уже находились на грани истерики. Собравшись, я тем не менее вновь начал обзванивать все инстанции с убедительной просьбой забрать с моего двора проклятый боеприпас, пока он не взорвался».

На пятый день после «раскопок» сотрудники МЧС все-таки увезли боеприпас (оказавшийся все-таки авиабомбой) весом в 100 кг, из которых 50 кг – тротил, и в тот же день уничтожили на полигоне за городом.


Опубликовано в номере «НИ» от 27 июня 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: