Главная / Газета 19 Мая 2005 г. 00:00 / Общество

Ученые на тропе войны

Академики освистали министра образования и науки Андрея Фурсенко

ЕЛЕНА ЖУРАВЛЕВА

На вчерашнем заседании Общего собрания РАН страсти накалились до предела. Повестка дня была окончательно забыта. Солидные ученые мужи вскакивали с мест и с пеной у рта доказывали свою правоту. Очередь из желающих выступить перевалила за полсотни и продолжала расти. Академиков-оппозиционеров встречали бурными овациями. На выступление же министра образования и науки Андрея Фурсенко зал реагировал непарламентскими выражениями и пронзительным свистом. Такого Академия наук не видела ни разу за свою историю.

Начиналось же все достаточно мирно. Как и было предусмотрено повесткой дня, вице-президент РАН академик Валерий Козлов зачитал доклад «О работе Комиссии Президиума РАН по совершенствованию структуры РАН», в котором всячески пытался убедить почтенную академическую публику в необходимости 20-процентного сокращения бюджетных ставок. С цифрами в руках академик Козлов доказывал, что этот шаг плюс добрая воля правительства, обещающего увеличить ассигнования на науку, позволят поднять зарплату научных сотрудников до 30 тыс. рублей.

Да и министр образования и науки Андрей Фурсенко словно бы забыл о нелицеприятных замечаниях в свой адрес, звучавших в первый день заседания, и просто лучился добродушием. Попросив слова, он поспешил порадовать собравшихся известием о том, что накануне имел беседу с главой Минсоцздрава Михаилом Зурабовым и руководителем Минэкономразвития Германом Грефом по поводу оплаты труда в бюджетной сфере. «Мы практически пришли к консенсусу. Мои коллеги почти согласны с тем, что бюджетными деньгами должен распоряжаться институт», – заявил он.

Намек был понят. «Впервые министерство делает реальные шаги, чтобы улучшить материальное положение ученых, формирует бюджет науки до 2008 года. Мне кажется, мы должны без лишних проволочек принять предложенную программу. Если мы увязнем в длительном общественном обсуждении, то не впишемся в бюджет и о повышении зарплаты до 30 тыс. рублей можно будет забыть», – провозгласил с высокой трибуны академик Андрей Гончар.

Слушая его, министр удовлетворенно улыбался, но недолго. Слово взял опальный академик Геннадий Месяц, и спокойствию пришел конец. «Получать 30 тысяч, конечно, приятно, – ехидно заметил он, – но неужели мы так низко себя ценим, что продадимся за 30 сребреников? Все мы не понаслышке знаем, как работает нынешнее Министерство образования и науки. В сентябре прошлого года на его коллегию, без всякого обсуждения, внезапно выносится пресловутая концепция, которую иначе как «концепцией уничтожения российской науки» не назовешь. Сейчас эта же самая концепция опять выносится на правительство, без всяких, между прочим, поправок, но с грифом – «документ разработан вместе с РАН». Неужели мы возьмем на себя ответственность за уничтожение множества институтов? Нам обещают за это деньги, но где гарантия, что мы их получим? Минобрнауки распоряжается финансами весьма своеобразно. Платит выдающимся российским ученым пенсию в 2000 рублей и выбрасывает миллионы на информирование частных инвесторов о перспективных инновационных исследованиях». Зал встретил эту пламенную речь бурной овацией.

Но и Андрей Фурсенко не остался в долгу. Вскочив на трибуну, дрожащим от обиды голосом он произнес: «Вы меня оскорбили! Я хочу объясниться!» Зал замер. На какую-то долю секунды собравшимся показалось, что сейчас импозантный министр выхватит из-под элегантного пиджака шпагу, бросит перчатку в лицо обидчику и вызовет его на дуэль. Но вместо этого Андрей Фурсенко весьма буднично произнес: «Весь этот год я слышу какие-то странные инсинуации в свой адрес. Взять ту же концепцию. Человеку, который не в курсе дела, может показаться, что этот секретный документ выкрали чуть ли не из моего личного сейфа, на самом же деле я сам вынес его на коллегию. Честно предупредил, что документ сырой, требует доработки, обсуждения…» И продолжал, глядя в глаза академику Месяцу: «Если вам что-то было непонятно, Геннадий Андреевич, могли бы у меня спросить. Раньше вы мне звонили по любому поводу – узнать номер мобильника, обсудить финансирование ФИАНа, а сейчас…» Академик безмолвствовал. Дуэль явно откладывалась. Воодушевленный министр продолжал: «Я же для науки стараюсь. На всех этапах координирую свою деятельность с Президиумом РАН. А после таких эпатажных заявлений в правительстве создается впечатление, что Академия наук невменяема и распределение денег ей поручать нельзя». Зал ответил возмущенными возгласами, непечатными выражениями и свистом.

Тут не выдержали нервы у председательствующего – президента РАН Юрия Осипова. С пылающими от негодования щеками он поднялся со своего места и громовым голосом произнес: «Впервые за всю историю Российской академии наук в этом зале звучат свист и подобные выражения. Я требую, чтобы допустившие их немедленно покинули зал!» Сразу несколько академиков поднялись со своих мест и, усмехаясь, направились к выходу.

Министр сидел уставившись в пол и от каких-либо комментариев воздерживался. Как только объявили перерыв, он поспешил покинуть негостеприимную академию, бросив на прощание, что «обсуждение программы модернизации науки на правительстве, очевидно, придется перенести на более поздний срок».

В Академии наук, между тем, продолжали кипеть страсти. Внеочередное вечернее заседание затянулось допоздна. На момент подписания номера известий о резолюции, которую приняли академики, так и не поступило. «НИ» продолжают внимательно следить за событиями, происходящими в Российской академии наук.




Российские ученые обвинили министра Андрея Фурсенко в том, что он хочет удавить интеллектуальную элиту

Опубликовано в номере «НИ» от 19 мая 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: