Главная / Газета 29 Апреля 2005 г. 00:00 / Общество

Паспорт для героя войны

Власти в последний момент вспомнили о ветеранах без гражданства

ЛИДИЯ ГРАФОВА

В конце минувшей недели во все паспортно-визовые службы ушла телефонограмма из МВД о немедленном предоставлении в Федеральную миграционную службу материалов по самой что ни на есть упрощенной схеме: личное заявление желающего получить гражданство, копия удостоверения ветерана ВОВ и копия любого документа, удостоверяющего личность. О такой доступной процедуре ветераны могли только мечтать. Если бы не одно «но».

shadow
Принятые в 2002 году законы о гражданстве и о правовом положении иностранных граждан автоматически сделали «иностранцами» всех наших бывших соотечественников, и многие из тех, кто давно переселился в Россию, но не смог почему либо оформить российское гражданство, стали вдруг «нелегалами» на своей исторической родине. В 2003 году уже предпринималась одна попытка смягчить эти законы, привести в соответствие со здравым смыслом. Но, как показала жизнь, была та попытка не совсем искренней, и мучения из-за гражданства даже у заслуженных ветеранов Великой Отечественной войны продолжаются по сей день.

Не могу забыть, как на собрании, проходившем в здании администрации Серпухова, встала вдруг на колени перед президиумом старая женщина с боевыми наградами на груди и взмолилась: «Пожалуйте мне гражданство, дорогие товарищи начальники! Дайте российское гражданство, ни о чем больше не прошу!..». В президиуме сидели сотрудники паспортно-визовой службы, а на коленях перед ними стояла бывшая партизанка, переехавшая, кажется, из Узбекистана к родной дочери в Подмосковье.

В том же Серпухове ветеран ВОВ Евгения Тимофеевна Вялых, больная раком, вынуждена была пройти четыре суда, доказывая свое право жить в России. Вернувшись с Украины, она три года существовала без гражданства, без пенсии, без больниц, без всяких льгот. Получив наконец гражданство, получила и пенсию – 944 рубля 05 копейки. Правда, даже эту «минималку» ей почему-то долго не начисляли.

Так вот, сейчас, в связи с 60-летием Победы предпринимается повторная попытка исправить эту постыдную ситуацию: готовится Указ президента РФ о срочном приеме в российское гражданство соотечественников –ветеранов ВОВ, проживающих на территории России.

Но рано, увы, радоваться. Дело в том, что этот долгожданный указ готовят как подарок ветеранам к празднику – даже не ко Дню Победы, а еще раньше – к 1 Мая. Такой короткий срок установлен в решениях Совета безопасности, который специально посвятил свое заседание 17 марта проблеме миграции. В этом году, как известно, 1 Мая совпадает с праздником Пасхи. Указ, получается, и есть то самое дорогое яичко как раз ко Христову дню. Божеское задумано дело, но зачем же его комкать такой скоропалительностью? Времени-то остается так мало, что при всем старании паспортно-визовые службы не успеют оформить и доставить в Москву необходимые материалы. Например, сотрудники подмосковной паспортно-визовой службы заранее провели опрос переселенцев и выяснили, что ветеранов ВОВ без гражданства около тысячи в области. Но теперь, хоть работают очень активно, всей душой желая помочь ветеранам, успели отправить в Москву материалы только 80 человек. Из Свердловской области, где большое число мигрантов, ушло в Москву только 3 дела, остальных ветеранов просто не успели оповестить. А вот из Владивостока, например, фельдъегерская почта идет около недели. Да мыслимо ли это – в течение одной недели «выкопать» из глубинки всех забытых ветеранов-соотечественников? Сведений о них ни в военкоматах, ни в советах ветеранов не существует. А информационную компанию просто некогда проводить.

И это значит, что самые обиженные и обездоленные не попадут в поименный указ. Так и останутся иностранцами-нелегалами, которых, если дотошно исполнять немилосердный закон, следует депортировать из России. Это сколько же новых инфарктов мы спровоцируем ко Дню Победы?!

Что же делать? Сотрудники паспортно-визовых служб не имеют права критиковать закон, они обязаны его выполнять. Они только объясняют, что издать бесфамильный указ невозможно – это противоречило бы закону: президент имеет право давать гражданство только определенным лицам. Значит, кто не успел, тот опоздал? И заранее известно, что жертвы неизбежны. И пусть, мол, хоть кому-то повезет?

Правозащитники не могут с такой несправедливостью смириться, они предлагают, казалось бы, безусловный выход: просто исполнять закон о гражданстве так, как это предусмотрено смягчающими президентскими поправками от 11.11.2003 года. Там, в ст. 14, разделе 5, посвященном ветеранам ВОВ, прямо говорится, что они принимаются в гражданство без соблюдения всех ограничивающих условий, достаточно, чтобы «проживали на территории РФ». Почему же тогда от этих стариков требовали обязательного получения разрешения на так называемое временное проживание? Ведь именно эта длинная и мучительная процедура является одним из главных «административных барьеров, непреодолимой преградой, стоящей на пути людей, желающих законным, хочу подчеркнуть, образом получить гражданство или право на трудовую деятельность». Это уже не правозащитники, а президент говорит. Это – из выступления Путина на том заседании Совбеза, посвященном миграции.

Что ж, исполнителям закона самим бывает стыдно требовать, например, от лежачего 94-летнего старика справку, что у него нет СПИДа, сифилиса и т.д. Но что поделать – они обязаны исполнять «Положение о порядке рассмотрения вопросов о гражданстве РФ», а там конкретно говорится, что ветерану необходимо иметь разрешение на временное проживание или вид на жительство. Но ведь чтобы добыть этот вид или разрешение, нужно пройти лабиринт унизительных и дорогостоящих, кстати сказать, бюрократических процедур, добыть горы справок (включая анализы на СПИД и вензаболевания), а справки эти быстро стареют, и экзекуция повторяется заново. Вот это «Положение», на основе которого была составлена впоследствии милицейская инструкция, и делает недоступным получение гражданства даже в упрощенном порядке.

Итак, парадокс: закон позволяет поступить гуманно со всеми ветеранами ВОВ, а вот инструкция запрещает. Почему же не изменить коварную инструкцию? – недоумевают правозащитники. А потому, отвечают чиновники, что «Положение» было утверждено Указом президента. Но если сейчас готовится новый указ для облегчения участи ветеранов ВОВ, разве нельзя взять и отменить тот «административный барьер», через который им, старикам, никак не перепрыгнуть? И вместо того, чтобы вздыбливать фельдъегерскую почту всей страны (очень дорогая, кстати сказать, акция), отправляя в Москву заранее неполные списки, не разумнее ли подготовить короткий указ, предписывающий толковать закон в пользу, а не во вред ветеранам? Чтобы паспортно-визовые службы могли внимательно, без спешки оповестить и найти всех. Установить, например, срок до конца этого, юбилейного года. Чтобы был воистину исполнен священный завет: «Никто не забыт, ничто не забыто». Пора уж, наконец, признать нашу вину перед теми, кто добывал для нас Победу. И зачем прятаться от неизбежного? – недолго они будут «проживающими». Они – уходящие…

Замечу напоследок: в жилищной очереди Федеральной миграционной службы осталось 1217 ветеранов ВОВ. Это – на всю Россию. Не один год они ждут милости от Отчизны, но многие, судя по финансированию программ обустройства, так ничего и не дождутся. А тут ведь даже не о крыше над головой речь, а всего лишь о штампе в паспорт. Пусть хоть перед смертью они почувствуют себя не изгоями, пенсию заслуженную получат. Неужели наше государство от этого обеднеет?


Опубликовано в номере «НИ» от 29 апреля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: