Главная / Газета 22 Апреля 2005 г. 00:00 / Общество

Мумий-лэнд

Китайцы вовремя поняли, что из усыпальницы председателя Мао можно сделать коммерчески выгодный проект.

ОКСАНА СЕМЕНОВА

Когда приезжаешь в Пекин и попадаешь в мавзолей к дедушке Мао, понимаешь, что продуманнее всех в отношении своей национальной мумии действовали и действуют китайцы. Они чрезвычайно практично подошли к такому щепетильному вопросу. Раз потратили кучу денег, построили гигантскую усыпальницу, раз подвергли Великого Кормчего этой «экзекуции», значит, вся эта «затея» должна работать. А не просто так украшать своим помпезным видом центр столицы Поднебесной.

Китайцы вовремя поняли, что из усыпальницы председателя Мао можно сделать коммерчески выгодный проект.
Китайцы вовремя поняли, что из усыпальницы председателя Мао можно сделать коммерчески выгодный проект.
shadow
Когда приезжаешь в Пекин и попадаешь в мавзолей к дедушке Мао, понимаешь, что продуманнее всех в отношении своей национальной мумии действовали и действуют китайцы. Они чрезвычайно практично подошли к такому щепетильному вопросу. Раз потратили кучу денег, построили гигантскую усыпальницу, раз подвергли Великого Кормчего этой «экзекуции», значит, вся эта «затея» должна работать. А не просто так украшать своим помпезным видом центр столицы Поднебесной.

Супермаркет на кладбище

«Дом памяти Председателя Мао», так в Китае называют мавзолей Мао Цзэдуна, виден с любой точки самой большой в мире площади Тяньаньмэнь. По сравнению с ним наш мавзолей на Красной площади – «детская работа». Монументальное здание больше похоже на Дворец съездов, чем на усыпальницу человека. Лучезарный лик самого председателя гордо взирает на собственную гробницу с большого портрета, вывешенного над входом в бывший Запретный императорский город, ныне музей «Гугун». Именно с этих ворот Мао Цзэдун провозгласил 1 октября 1949 года создание Китайской Народной Республики.

Здесь очень много красного цвета – огромные флаги, развевающиеся на ветру, многочисленные галстуки китайских пионеров. Их, как когда-то нас в советском детстве, строем и с песней до сих пор приводят сюда посмотреть на дедушку Мао. Чтобы попасть в мавзолей, встаем в часовую очередь почитателей, многие из которых приехали из разных уголков Китая. Немало и иностранных туристов, терпеливо переминающихся с ноги на ногу. Очередь идет очень медленно. Процесс тормозит распродажа искусственных цветов, который перед входом в мавзолей должен приобрести каждый уважающий себя китаец. Букет – это, конечно, громко сказано. Дело в том, что эти цветы – далеко не одноразовые. После того как китайцы-посетители положат их к телу, другие китайцы собирают эти самые букетики и на специальной каталке возвращают обратно – в торговый цветочный ларек перед входом в мавзолей. От постоянной и длительной эксплуатации эти цветочные композиции давно выцвели. Но бизнес – процветает.

Наконец-то, после досконального обыска и ощупывания, попадаем в просторный холл, где высится беломраморная статуя председателя. Затем людской поток распадается на две части. Через узкие проходы, где приходится идти по одному, люди попадают в погребальную камеру. Мумифицированный Мао лежит в изящном хрустальном гробу, укрытый красным партийным знаменем. Китайские эксперты подчеркивают уникальность методов сохранения тела Мао Цзэдуна, якобы не имеющих аналогов в мире. Суть китайского способа – государственная тайна, известно лишь, что используется одновременно «газообразная и жидкостная среда». Китайские ученые уверяют, что благодаря этому методу их Мао будет вечно как живой. У тела никто не задерживается, людской поток стремительно движется в другое помещение. Оказывается, что в соседнем с погребальной камерой зале находится своеобразный супермаркет. На многочисленных витринах чего только нет – значки, зажигалки, часы, кружки, бронзовые статуэтки, запонки и даже женские сережки. Все эти вещицы – с изображением Мао. Торговля идет бойко. Продавщицам не продохнуть – с прилавков сметается все. А новый товар все подносится и подносится.

Тень Мао

Сказать, что в Китае «Мао и теперь живее всех живых» – это ничего не сказать. Несмотря на то, что, став председателем правительства Китайской Народной Республики, он вволю наэкспериментировался на миллионах живых людей, и его вроде бы должны ненавидеть. «Борьба за восстановление», потом «Большой скачок», «Культурная революция» – все эти «развлечения» Мао стоили Китаю жизни 60 млн. человек. Еще в 70-х годах по всей стране были закрыты за ненадобностью все вузы, а практически всю интеллигенцию отправили в места отдаленные – на «перевоспитание» физическим трудом. Однако культ дедушки Мао никто не развенчал и развенчивать не собирается.

Мао Цзэдун умер ночью 9 сентября 1976 года. Дэн Сяопин, который оказался единственным выжившим оппонентом Мао и сам отсидел в местах не столь отдаленных, без лишнего шума развернул курс «великого кормчего» на 180 градусов и повел страну к «капитализму с коммунистическим лицом». Дэн оказался умен и не стал поливать грязью в глазах китайцев образ их любимого вождя. Он поступил так, как любил говорить и сам Мао: «Народ не одобряет отмену приговоров и пересмотр прошлого». Хитрец Сяопин изложил официальную точку зрения, в соответствии с которой Мао – на 70% был прав, и только на 30% ошибался. Сегодня в Пекине по-прежнему считают, что духовная история и идеи сплачивают народ в единую нацию. А отрицание определенных периодов истории опасно для процветания государства. Поэтому официальное развенчание культа личности Мао в Поднебесной вряд ли возможно. Да и нужно ли?

Несмотря на то, что созданный Мао в КНР уравнительный социальный строй уже демонтирован в ходе реформ, из-за чего наследие вождя свелось к идее построения могучего и независимого Китая, способного противостоять врагам. Несмотря на мощный экономический рывок и развитие частного бизнеса, мавзолей Мао Цзэдуна по-прежнему является главной национальной святыней Китая. Никто не помышлял и не помышляет предать тело Мао земле. А потому можно не сомневаться: всенародная любовь к Мао Цзэдуну будет долгой.

«Почитание Мао на официальном уровне – это стремление правящей партии оправдать все свое прошлое, – считает главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Юрий Галенович. – Чтобы «тень Мао Цзэдуна» не поднималась снизу как новое знамя социального протеста, китайские власти стараются использовать наследие Мао в своих целях». Китайские же экономисты утверждают, что при переходе к рыночной экономике в Китае бренд Мао Цзэдуна продолжил работать на могущество Китая. И что так и было задумано. Поэтому сегодня образ Мао в современном Китае – это уже не только фетиш, икона, но и отличный способ заработать.

Мао в стиле рэп

«Масква?» – радуется таксист, молодой добродушный китаец, который тормозит рядом с нами свою старенькую Audi. И как только мы трогаемся, сразу же начинает петь. Сначала он затягивает нашу «Катюшу». Китайский вариант песни звучит необычно, и очень смешно. Далее нескончаемым потоком следуют «И вновь продолжается бой», «Взвейтесь кострами, синие ночи», «Орленок» и «Подмосковные вечера». Он поет минут сорок, пока везет нас из аэропорта Пекина в отель. Поет сам, без музыкального сопровождения. А напоследок говорит, что обожает советские песни и знает наизусть великое множество.

Китайская компартия никогда не переставала думать о том, как поддерживать в народе «градус влюбленности» в дедушку Мао. Со стариками, которые застали правление Мао, – и так все ясно. Те, что не сгинули в лагерях и не были расстреляны, и так его пожизненные «адепты». Говорят, инакомыслящих тогда истребили подчистую. Но надо же что-то делать и с молодежью, которая не застала правление Мао. Китайские рулевые долго ломали на эту тему голову. Но однажды на одном из съездов компартии родился гениальный план. Неожиданно кто-то из самых креативных вспомнил, что при жизни дедушка Мао страшно любил петь. И пел в основном песни советские и патриотические. Такие, как надо партии с коммунистической направленностью. И вот два года назад, к 110-й годовщине великого вождя в Китае, вышел диск «Красное солнце» с новыми обработками песен Мао. И все они – в стиле рэп. Молодежь Поднебесной визжала от восторга. После этого альбома на музыкальном рынке страны компакты с записями краснознаменных песен стали появляться, как грибы после дождя. А недавно в Китае появился новый хит – сборник под названием «Мао Цзэдун и мы». В результате на русские песни советских лет «подсел» весь Китай.

Китайскими рынками по-прежнему руководит Великий Кормчий.
shadow Книги о вожде – бестселлеры

«В детстве председатель Мао Цзэдун ходил в сельскую школу, –наш переводчик Хеха, чье имя переводится с китайского языка как праздник, переводит нам детскую красочную книжку про Мао. Это глянцевая книжка с картинками, на которых в маленьком узкоглазом китайском пацаненке угадывается будущий великий вождь. – Каждое утро мама председателя Мао Цзэдуна готовила завтрак, который Мао брал с собой в школу и там, на перемене, съедал. Однажды на перемене председатель обратил внимание на то, что его сосед по парте ничего не ест. Тогда Мао спросил мальчика, почему он не завтракает. Мальчик ответил, что его мама слишком бедна, чтобы давать ему с собой в школу завтрак. Услышав это, председатель Мао Цзэдун разломил свой завтрак пополам и половину отдал мальчику, который со слезами благодарности ее съел».

В КНР воспитание молодежи по-прежнему ведется под чутким руководством комсомола. Такие книжки для самых маленьких продаются в торговых рядах месте с соком и мороженым в китайском «Диснейленде», который западные бизнесмены за идеологический уклон называют «Микки Мао». Строительство парка спонсировал Коммунистический союз молодежи. И теперь не просто зарабатывает на этом парке деньги, но и может спокойно отчитаться перед старшими товарищами из компартии, что и внуки дедушки Мао знают с пеленок о том, какой великий был их Вождь и Дед.

В книжных магазинах целые отделы отданы исключительно под книги Мао и про Мао. Обложка одной из новинок украшена броской рекламой: «Не поняв Мао Цзэдуна, нельзя понять Китай ХХ века». Бесспорный бестселлер – «Мой дедушка Мао Цзэдун», написанный, понятное дело, внуком. Есть, конечно, и другие шедевры, вроде «Мао Цзэдун о лесном хозяйстве» и «Статьи Мао Цзэдуна о прославлении и формировании национального духа».

Как и большинство тиранов, Мао писал стихи – о бурях, о яростной борьбе, о бессмертии героев. В борьбе он видел смысл жизни, а люди были для него только союзниками или противниками. Известно его изречение: «Народ – это чистый лист бумаги, на котором можно писать любые иероглифы». Масштабное тиражирование каллиграфии и поэзии Мао делает его все более похожим на мудрых и художественно одаренных китайских императоров прошлого. И, наверное, уже совсем скоро эту разницу отличить будет трудно. Сборники его стихов и мыслей пользуются большой популярностью – на прилавках ничто не залеживается.

Острый вкус революции

Элитный и дорогой клуб «Красная столица» в Пекине оформлен в стиле первых лет революции. Здесь на почетном месте на всеобщее обозрение выставлен телефонный аппарат, принадлежавший когда-то председателю. Каждый может поднять трубку и услышать голос вождя. Фирменное блюдо ресторана – фрикадельки из тофу, креветок и грибов под очень острым соусом с овощами. Это любимое блюдо Мао Цзэдуна. В меню есть эпиграф, известное изречение Мао: «Кто не любит острое, тот не может быть настоящим революционером!» Самое популярное предложение клуба – 50-минутная прогулка на автомобиле «Красное знамя».

Эта машина – копия советских правительственных «ЗиЛов» 1950-х годов – принадлежала супруге Мао Цзян Цин. Стоимость поездки – 230 долларов. Несмотря на такую приличную цену услуги, спрос намного превышает предложение. И вообще, приторговывает мелочами, связанными с именем Мао, каждый уважающий себя китаец. Лучшее место для приобретения сувениров времен «Культурной революции» – статуэток с кающимися «врагами народа», часов с изображением Мао и, конечно, красного цитатника Мао – антикварный рынок Паньцзяюань.

Цитатник Мао стоит копейки. Его вам практически дадут «на сдачу». И это не удивительно: бестселлер всех времен и народов в 60-х годах был издан на разных языках тиражом 5 млрд. экземпляров. Есть и русскоязычные версии. Открываешь, читаешь, и душа поет: «Простолюдины – самые умные, аристократы – самые глупые», «Интеллигенция – наиболее невежественная часть общества», «Больше читаешь – меньше знаешь».

Плакаты в лучшем стиле побед социалистического реализма, зеленые кепки с красной звездой – здесь есть все. Можно даже приобрести очки, снятые красными гвардейцами – «хунвейбинами» с интеллигентов: «вам они больше не понадобятся». Торгуют этим богатством люди пожилые. Понятно, что режим Мао прошелся своим катком по ним и их семьям. А сегодня вот приносит доход.

«Мао» – по-китайски это «кот». Говорят, председатель действительно напоминал большого, важного и коварного кота. Он мог быть мягким и обходительным, легко очаровывал людей и так же легко подчинял их волю. После этого они сносили любые капризы и придирки, на которые вождь был большим мастером. Сегодня образ вождя-кота вовсю используют умельцы, которые придумали новый сувенир – статуэтку кота с головой Мао.

Бренд «Ленин» хоть и раскручен, но выгоды мавзолей не приносит.
shadow Дракон в тумане

Пока китайцы используют своего Мао на всю катушку, в России не утихают споры, что делать с Мавзолеем? Предать земле тело Ильича или продлить его пребывание в прозрачном саркофаге, очень напоминающее шоу «За стеклом». Очевиден факт, что в ближайшем будущем Кремль на вынос тела не пойдет – такой радикальный шаг грозит электоральными потерями. К тому же чуть что, начинают бунтовать коммунисты и объявлять по всей стране показательные сборы денежных средств у пенсионеров на содержание любимой мумии.

Продолжаются разборки по поводу того, кто все-таки должен финансировать содержание тела В.И. Ленина в Мавзолее. С одной стороны, Мавзолей состоит на балансе Федеральной службы охраны РФ. А значит, средства на его содержание ежегодно предусматриваются в федеральном бюджете. С другой стороны, медико-биологические работы финансируются за счет средств независимого благотворительного фонда «Мавзолей В.И. Ленина», куда поступают деньги от простых людей, общественных организаций. Этот фонд существует с 1992 года, когда ученые так называемой мавзолейной группы были лишены государственных субсидий.

«Мне непонятно, почему наше государство не хочет полностью взять Мавзолей на свое содержание, – говорит доктор исторических наук, председатель благотворительного фонда «Мавзолей В.И. Ленина» Алексей Абрамов. – Ленин – это наша история. К 60-летию Победы выпущен орден, на котором изображен Мавзолей им. Ленина. На Красной площади пройдет парад Победы. И знамена все будут времен войны – с изображением Ленина. Значит, мы частично, но принимаем нашу историю. Надо принять ее полностью. Тогда у нашей страны будет будущее».

Кстати, похожего мнения придерживаются и в Китае. Рассуждая о России, о будущем и прошлом своего «старшего брата», китайские экономисты говорят, что в перестройку в России начали делать правильные вещи, но не с того конца.

«Вы взяли и изменили политическое устройство, у нас же в стране занялись модернизацией экономики, оставив политическое устройство как есть, – говорит доктор общественных наук, сотрудник Института Восточной Европы, России и Центральной Азии (Китай) Сюй Вэньхун. – Мы оставили народу его идеалы, потому что сомнения – это червь, который гложет государственное устройство изнутри. А дальше можно проводить любые, даже самые смелые реформы». «Дракон в тумане» – так называется этот специфический китайский стиль правления. Смысл его: подчиненные не должны понимать, откуда и куда движется Дракон и на кого может напасть в следующую секунду. Может, нам этого просто не понять? Ведь у нас в тумане ходят только ежики.


КСТАТИ

Судьба мумий всегда непроста. Например, смерти северовьетнамского лидера Хо Ши Мина, можно сказать, ждали. Дедушка Хо был очень болен, и к моменту его перехода в лучший мир в Ханое уже дежурила группа российских специалистов по бальзамированию. Но тут началась война. Спасая от американских бомбежек, его тело тайно вывезли куда-то в джунгли. И прятали бедную мумию целых шесть лет где-то в горной пещере, обкладывая льдом. Еще меньше повезло монгольскому лидеру Чойбалсану. Его только подготовили «к длительному хранению», как правительство страны решило, что Монголии это удовольствие без надобности. Зачем? В стране еле-еле наберется 1 млн. народных масс. Кто же будет ходить к Чойбалсану? И уснувшего вечным сном вождя похоронили.

«Вождь был зачат в Нижнем»

Опубликовано в номере «НИ» от 22 апреля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: