Главная / Газета 19 Апреля 2005 г. 00:00 / Общество

Памятник и беспамятство

Спустя пять веков после войска Ивана Грозного Казанский кремль осаждают татарские радикалы

МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ

Руководители ряда националистических организаций Татарстана обратились к президенту республики и мэру Казани, требуя немедленно возобновить строительство памятника защитникам города при штурме его в 1552 г. войском Ивана Грозного. Авторы письма предупредили, что, если монумент не откроется к 1000-летию Казани (август 2005 г.), в дни юбилея «могут начаться народные волнения, за которые мы, национальные организации, не будем нести ответственность».

shadow
Грозную петицию подписали руководители шести организаций, в частности Всетатарского общественного центра, организации «Идель-Урал», Союза мусульманских женщин Татарстана.

Вопрос о монументе защитникам Казанского кремля впервые встал в октябре 1990-го, сразу после обретения республикой суверенитета. Манифестанты, отмечая годовщину взятия Казани, провели шествие к стенам кремля, совершили намаз на Старо-татарском кладбище и потребовали от властей увековечения памяти павших предков.

Положа руку на сердце инициаторы «великого почина» просили тогда власти не о чем-то несбыточном – об элементарном восстановлении справедливости: памятник-часовня погибшим русским воинам был поставлен еще в 1824 г. на небольшом островке на реке Казанка, там, где, по преданию, стоял шатер Ивана Грозного...

Властям для ответа просителям понадобилось долгих 8 лет. У поэта Анатолия Жигулина есть пронзительные строки о «белых» и «красных», погибших на Гражданской войне («Каждый думал: умираю я за родину свою»), о нерукотворном памятнике на месте, где они друг друга порешили: красной рябине, растущей на высоком меловом берегу. Мы знаем и рукотворные: памятник французам на Бородинском поле, памятник шведам, сложившим головы под Полтавой, Трептов-парк – место упокоения советских воинов в Берлине, мемориал жертвам Гражданской войны в Испании, открытый еще в годы правления Франко...

Но у нас сооружение чуть ли не каждого памятника оборачивается проволочками, отговорками, а в итоге скандалом. В феврале 1999 г. постановлением правительства республики вопрос о памятнике был наконец решен. Объявили открытый конкурс. Выделили немалые средства. Через три года макет лучшего, по мнению жюри, варианта в натуральную величину был установлен у подножия древней Пятигранной башни кремлевской стены. Композиция представляла собой пирамиду с врезавшимся в нее чугунным ядром. Пирамида – Татарское ханство, ядро – царь Иван, его сокрушивший. Рукой ваятеля на памятнике красовалась надпись на татарском, русском и английском языках: «И об убитых на пути Всевышнего не говорите, что они мертвы. Нет! Они живы, но этого постичь вам не дано». Прохожие косились на фанерную (макет все-таки) пирамиду с нескрываемым ужасом, и после бурного обсуждения проект «зарубили». Участь пирамиды с шаром разделили впоследствии три фигурные стелы под куполом, символизирующим небо. И тоже с высокопарной надписью на тех же трех языках. Увы, и этот прозрачный намек на неразрывность прошлого, настоящего и будущего восторга у казанцев не вызвал. Равно как активно лоббированный группой мастеров культуры проект заслуженного художника Татарстана Канафи Нафинова.

Тем временем, пока общественность не решалась из множества зол выбрать наименьшее, 12 октября 2003 г. на площадь Свободы вышли шестьсот человек. Их манифестация уже мало напоминала проявление скорби. Над толпой были подняты лозунги «Позор русскому колониализму!», «Если ты за суверенитет Татарстана, вставай в ряды Народного фронта!», «Свободу народам России!» и другие. Лидеры Всетатарского общественного центра, «Идель-Урала» и других националистических организаций не только возмущались волынкой с установлением памятника, но предлагали объявить День памяти нерабочим, посвященным молитве о защитниках Казани и проклятиям имперской политике Москвы, а Ярмарочную площадь у юго-западной стены крепости, взятой Иваном Грозным, переименовать в площадь Шахидов.

Подобные акции проводились и позднее. Так что подписанный сейчас лидерами радикалов ультиматум, судя по содержащимся в нем угрозам, – «последнее штормовое предупреждение».



КОММЕНТАРИЙ

Александр ДУГИН, политолог, философ, лидер «Евразийского движения», председатель Международного Евразийского комитета:

– В России живет много народов, которые всегда, постоянно находились в очень сложных исторических оппозициях. То в братских, то в дружественных, то во враждебных. И если сегодня выделять курсивом лишь негативные страницы нашей общей истории, это не скажется позитивно на сегодняшних наших взаимоотношениях.

Тем не менее каждый народ вправе чтить своих героев. Люди, которые защищали Казань от армии Ивана Грозного, бесспорно, были героями и патриотами. Помнить об этом важно не только жителям Казани, не только всем татарам, но и всем русским. И какие-то знаки памяти все-таки должны присутствовать. Весь вопрос: с какой целью? Сейчас на территории России нет более близких этносов, как тюркский и великоросский. У нас общие цели в окружающем мире. Форсировать сегодня тему внутреннего противостояния – в прошлом ли, на современном ли этапе – мне кажется неуместным. Надо четко разделить благородное стремление людей почтить память предков и провокационные пассажи, которые содержатся в документе, о котором мы говорим. Если, дескать, памятника не будет, это приведет к массовым беспорядкам. Я бы в таком случае задумался, к чему приведут установка и пышное открытие мемориала...

И еще надо подчеркнуть третий момент, самый важный. У меня нет сомнений в том, что это заявление имеет прицел не столько на скорый 1000-летний юбилей Казани, сколько на 2008 год. Сейчас идут «оранжевые процессы» на территории России. Поэтому разного рода радикальные организации, подстегиваемые извне, стремятся разложить территориальное единство страны. Призыв исламских радикалов к властям Татарстана, фигурально выражаясь, есть испытание на прочность Московского Кремля Казанским, когда-то сдавшимся царю Ивану Грозному.

Откровенный инструментальный геополитический характер подобных заявлений сводит на нет искренний позитив, в них заложенный.

БРИТАНЦЫ ОПРАВДАЛИ ЧИНГИСХАНА

Британская корпорация Би-би-си сняла документальный фильм, который показывает монгольского полководца Чингисхана в новом свете. Продюсер картины Эд Базалгетте считает, что образ Чингисхана в европейском сознании неоправданно искажен. «Чингисхан воспринимается здесь как Аттила или Гитлер. Никто не говорит, что он был святым, но история Чингисхана написана теми, кого он победил». Базалгетте не одинок в своих оценках Чингисхана. Майк Йетс, директор компании Би-би-си, заявил, что полководец представляет собой пример человека, добившегося успеха с помощью качеств, необходимых любому лидеру во все времена. Документальный фильм о Чингисхане снимался в течение полутора месяцев в Монголии. Бюджет фильма составил 1 млн. фунтов. Для съемок были приглашены кавалеристы монгольской армии. По словам Базалгетте, в Монголии известие о съемках фильма вызвало воодушевление. В настоящее время фамилию Чингисхан носят более 50 тысяч монголов.

Сепаратисты обещают бороться за независимость Татарстана

Опубликовано в номере «НИ» от 19 апреля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: