Главная / Газета 3 Марта 2005 г. 00:00 / Общество

Московское подполье

Жители сносимых домов обмениваются опытом, как уберечься от переселения в другой район

АЛЛА ТУЧКОВА

Круговую оборону заняли в эти дни жители дома № 52-2 по Новослободской улице. Здание, построенное в начале века, подлежит реконструкции, а людей, живущих в нем, планируют переселить в Бутово. «Мятежники» утверждают, что «чиновники вертят, как хотят», законом, запрещающим отселять москвичей в другие районы города.

Жители «осажденных» домов находятся в постоянной боевой готовности.
Жители «осажденных» домов находятся в постоянной боевой готовности.
shadow
Еще прошлым летом правительство Москвы издало постановление «Об обеспечении права жителей города Москвы на сохранение места проживания при переселении». А в декабре Мосгордума внесла поправки в закон «О гарантиях лицам, освобождающим жилые помещения». Этими поправками установлено, что москвичей можно переселять только в пределах того района, в котором они жили.

Однако, как выяснили «НИ», до сих пор столичные власти пытаются переместить людей из одной части Москвы в совершенно другую. Таисия Горлова живет в доме № 52-2 на Новослободской улице, который вскоре будет реконструирован. По ее словам, жильцов начали постепенно отселять. В сентябре прошлого года несколько семей все же уехали в Бутово, а в январе чиновники пригласили к себе еще несколько человек и также предложили им отправиться в этот чудесный спальный район. Когда же люди попытались сослаться на постановление московского правительства, им ответили, что надо внимательнее читать документы.

И действительно, в постановлении говорится, что если всех москвичей должны отселять в дома, находящиеся в их районе, то жителям Центрального и Зеленоградского административных округов можно предоставлять квартиры в пределах округа. Правда, жители мятежного дома до сих пор не поняли, почему чиновники решили, что Бутово является частью Центрального округа.

Сдаваться жильцы дома на Новослободской не собираются. «Наше дело еще не вошло в последнюю стадию, – говорит Таисия Горлова. – Но мы знаем, что на определенном этапе начнутся поджоги, появятся бульдозеры, нам начнут отключать и газ, и свет, и телефон. В общем будет все, что они делают с теми, кто категорически возражает против отселения. Но мы готовы. Мы встретим их во всеоружии. Мы уже создали домком – чиновникам надо показать, что существует хоть какое-то минимальное самоуправление, и тогда они немного по-другому начинают относиться к жильцам».

Вообще, за свои квартиры москвичи сражаются уже не первый год. Но если битвы жителей старинных домов давно стали привычным делом, то после того, как столичные власти взялись за снос пятиэтажек, движение протеста приняло массовый характер.

shadow Большинство недовольных, потратив много часов в различных инстанциях и изведя кипу бумаги на написание писем, все же смиряются и переезжают туда, куда им говорят. Но практически всегда находятся люди, которые идут в своей борьбе до конца и в результате попадают в весьма неприятные ситуации. «Я знаю случаи, когда людей отселяли судебные исполнители по решению суда, и один случай, когда человека отселили еще до вынесения окончательного решения, – рассказал «НИ» депутат Мосгордумы Дмитрий Катаев. – А если в доме остаются две-три неотселенные семьи, практикуются отключения воды или света. Это все производится неофициально, так как по закону делать такие вещи запрещено. То есть людям говорят: «Ах, кто-то перерубил кабель, и еще авария произошла на водопроводе». И ничего доказать уже нельзя».

Есть, впрочем, и те, кто в битвах с чиновниками остается победителем. Иным москвичам даже удается добиться права вселения в конкретный дом, но для этого порой приходится совершать нечто неординарное. «У меня был такой случай в практике, когда один мой подзащитный стоял с канистрой бензина и кричал милиционерам, что он сейчас все спалит, если его переселят, – рассказал «НИ» адвокат Виктор Белюгов. – Его хотели отправить в психиатрическую лечебницу, но я вмешался, и с ним просто провели профилактическую беседу, а затем отпустили. К этому моменту в его доме оставалась одна или две семьи. Этот человек жил на Авиамоторной, его же хотели переселить на Шарикоподшипниковскую улицу. В итоге нам удалось заключить мировое соглашение, и скоро отчаянного жильца вселят в дом, который стоит по соседству с тем, в котором он жил раньше».

Но не всем так везет. Михаил Тарарыжкин, живший в пятиэтажке на Авиамоторной улице, судится с городскими властями с октября 2003 года. Его дом уже давно снесен, а на его месте поставили новые корпуса. «Нас переселяли из Лефортово в Марьинский парк! Ладно бы, если бы мне было 20 лет, а мне уже 60. Сейчас, пока не решится мое дело, я вынужден жить у своих родственников», – сказал Михаил Тарарыжкин «НИ».

Городские власти к подобным проблемам относятся спокойно и говорят, что после принятия постановления «Об обеспечении права жителей города Москвы на сохранение места проживания при переселении» страсти поутихли. Как сказал «НИ» представитель пресс-службы Департамента градостроительной политики, развития и реконструкции города Москвы Алексей Введенский, число недовольных теперь резко уменьшилось. «После выхода этого постановления подобные конфликты стали носить единичный характер», – утверждает г-н Введенский.

Впрочем, волноваться москвичи меньше не стали. Нервничают и жильцы нескольких домов в районе Аэропорта, которые должны будут скоро сломать. «Куда людей-то расселять, если в районе нет муниципального жилья?» – риторически спрашивают они и на всякий случай ищут людей, уже имеющих опыт борьбы с чиновниками. Кстати, за долгие годы «домовых войн» в Москве уже образовалось своеобразное подполье. Люди, защищающие свои дома, периодически созваниваются друг с другом и собираются вместе для обмена опытом. На войне – как на войне.


Опубликовано в номере «НИ» от 3 марта 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: