Главная / Газета 16 Февраля 2005 г. 00:00 / Общество

«От меня прячутся друзья»

Прокуратура вплотную «занялась» прапорщиком Уминским, осмелившимся пойти против Минобороны

ВАЛЕНТИНА ОСТРОУШКО, Орел

На днях орловские правозащитники обратились в Генпрокуратуру РФ с требованием возбудить уголовное дело по факту незаконного сбора информации о частной жизни Геннадия Уминского, прапорщика Российской армии, которому ранее суд предложил требовать у Басаева и Масхадова компенсацию за утрату здоровья во время чеченской войны. По словам самого Уминского, после того как его история попала в прессу, военная прокуратура начала искать на него компромат. А сослуживцам прапорщика «настоятельно советуют» вообще забыть о его существовании.

shadow
Наша газета уже рассказывала о том, как судьи Орловского областного суда отправили прапорщика Уминского за возмещением вреда здоровью, нанесенному во время штурма Грозного, к причинителям вреда, то есть Басаеву и Масхадову. Хотя суд первой инстанции обязал Министерство обороны выплатить ставшему инвалидом Уминскому около миллиона рублей и ежемесячно перечислять по 25 тыс. рублей. При этом кассационная инстанция сочла, что не было выявлено доказательств непосредственной вины ответчика – Министерства обороны РФ.

Орловская правозащитная организация «Единая Европа» решила выполнить рекомендации областных судей: в интересах Уминского юристы обратились в Советский районный суд Орла с иском о возмещении вреда к непосредственным его причинителям. В качестве ответчиков были названы вооруженные силы республики Ичкерия (главнокомандующий Аслан Масхадов) и возглавляемая Шамилем Басаевым военная группировка вооруженных сил республики Ичкерия. Судья Игорь Потапов вернул иск лишь на том основании, что не указано местонахождение ответчиков. И дал Уминскому и его представителю 10 дней на поиски лидеров республики Ичкерия.

Тот же судья Потапов готов выслать повестки Басаеву и Масхадову, чтобы они явились в суд в качестве ответчиков по делу Уминского. Однако после того как орловское правосудие окончательно загнало себя в угол, начала действовать военная прокуратура. Ее сотрудниками проверяются медицинские документы Уминского в госпитале УВД Орловской области, а также в госпиталях Владикавказа, Воронежа, Ханкалы, где он лечился после ранения. Военные прокуроры один раз опросили Уминского лично, после чего контуженный прапорщик долго приходил в себя.

Но одним походом к следователям дело не закончилось: не высылая повестки, военная прокуратура продолжает звонить Уминскому, требуя являться к ним вновь и вновь. Потерявший ногу в боях в Аргунском ущелье Николай Зацепилин, который везде подтверждает, что служил в 1996 году под началом Уминского, уже не рискует ходить в прокуратуру, опасаясь провокаций. Потому что многим солдатам чеченской войны уже звонят по телефону неизвестные, настоятельно советуя не поддерживать строптивого прапорщика.

«Берут объяснения у друзей и сослуживцев, – рассказывает Геннадий Уминский.– Многие из тех, кого я считал своими друзьями, просто прячутся от меня. Просто им объяснили, что контакты со мной приведут к осложнениям на работе и в частной жизни. Одна из моих знакомых из глухой орловской деревни позвонила мне и спросила, как попасть на прием к губернатору Строеву по поводу жилья. После этого ей позвонил неизвестный, представившийся майором, и попросил, чтобы она забыла и телефон Уминского, и имя Строева».

Наконец, военная прокуратура пошла в атаку и на родственников Геннадия Уминского из Воронежа. 8 февраля 2005 года заместитель военного прокурора Воронежского гарнизона подполковник Матюнин вызвал на допрос Людмилу Братчикову, родную тетю Уминского. Пенсионерке Братчиковой 63 года, она больна и ухаживает за своей 90-летней матерью, родной бабушкой Геннадия. Звонок из прокуратуры и полученная повестка чуть не довели бедную женщину до инфаркта: ей ведь столько раз приходилось переживать за племянника, который возвращался еле живым после защиты государственных интересов в Афганистане и Чечне.

Орловский правозащитник Дмитрий Краюхин направил телеграмму Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации Владимиру Лукину и генеральному прокурору России Владимиру Устинову. «Без сомнения, тетя Уминского не знает никаких обстоятельств, касающихся службы племянника, – говорится в телеграмме. – Полагаю, пожилая больная женщина вызывается в военную прокуратуру с одной целью – для психологического давления на Геннадия Уминского». Дмитрий Краюхин обратился в Генеральную прокуратуру и с требованием возбудить уголовное дело в отношении заместителя военного прокурора Воронежского гарнизона подполковника Матюнина по ст. 137 УК РФ («незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия»).




Басаев готов платить

Опубликовано в номере «НИ» от 16 февраля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: