Главная / Газета 16 Февраля 2005 г. 00:00 / Общество

Допинг в законе

Удастся ли депутатам отделить российский спорт от химии

АРТЕМ ЗАПОЕВ

В ближайшие дни Госдума должна рассмотреть в первом чтении поправки в закон «О физической культуре и спорте в РФ», согласно которым в отечественное правовое поле впервые вводится понятие допинга. Также депутаты предлагают ввести ответственность не только для спортсменов, которые употребляют запрещенные препараты, но и для тренеров и врачей, дающих эти препараты атлетам. Чиновники считают, что новые нормы помогут приблизить российское законодательство к европейскому. Сами спортсмены говорят, что вмешательство государства не может ничего изменить: допинг навсегда стал частью большого спорта.

Многие спортсмены и тренеры считают, что в погоне за  рекордами все средства хороши.
Многие спортсмены и тренеры считают, что в погоне за рекордами все средства хороши.
shadow
Минувшим летом вся страна с гордостью наблюдала за успехом Ирины Коржаненко, принесшей России золотую медаль за победу в толкании ядра на Олимпийских играх в Афинах. Однако радость победы сменилась горечью обиды после того, как Международный олимпийский комитет (МОК) потребовал вернуть завоеванную награду. Причиной такого решения стала положительная допинг-проба нашей спортсменки.

Видимо, не желая повторения позора на следующей Олимпиаде, Дума наметила на февраль рассмотрение законопроекта «О внесении изменений в федеральный закон «О физической культуре и спорте в Российской Федерации». Народные избранники предлагают признать общегосударственной проблему допинга, а борьбу с ним – приоритетной задачей российского спорта. Действующее законодательство депутаты хотят дополнить нормой, в соответствии с которой врачи и тренеры, уличенные в том, что они рекомендовали спортсменам употреблять запрещенные препараты, будут дисквалифицированы на два года. В случае рецидива дисквалификация станет пожизненной. Кроме того, в законе будут четко обозначены понятия «допинга», «лица, применившего допинг» и «допинг-контроля».

shadow Как пояснили «НИ» в думском комитете по физкультуре и спорту, главной причиной внесения поправок стало несоответствие отечественного законодательства европейским стандартам. Россия как член Совета Европы подписала «Всемирный антидопинговый кодекс», а осенью собирается присоединиться к антидопинговой программе ЮНЕСКО. Однако само понятие допинга в российских законах до сих пор не уточнено. «Все страны движутся в этом направлении, законодательно борясь с допингом. И мы не должны быть исключением», – сказал «НИ» директор антидопинговой инспекции Олимпийского комитета России Николай Дурманов.

Кстати, думские поправки касаются только спортсменов-профессионалов. Однако о любителях тоже не забыли. Еще накануне Нового года президент России Владимир Путин подписал постановление «О внесении изменений в статью 23 федерального закона «О физической культуре и спорте в РФ». Росчерк президентского пера строго-настрого запретил спортсменам-любителям «применять запрещенные в спорте средства (допинг) и методы тренировки». Спортсменом-любителем считается гражданин, который активно занимается физической культурой, принимает участие в соревнованиях и не получает за это денег.



Наркополицейские против допинга

Что же такое этот допинг и чем он так страшен? Ответ на этот вопрос довольно прост: допинг – это биологически активные вещества, применяемые с целью искусственного повышения физических и психических возможностей человека. Список таких препаратов в настоящее время насчитывает около 10 тыс. наименований. Но в основном, когда произносят слово «допинг», имеют в виду либо анаболические стероиды и другие гормональные препараты, либо различные возбудители центральной нервной системы (ЦНС). По сути, анаболические стероиды – это синтетические производные основного мужского полового гормона – тестостерона. Введение таких препаратов в организм спортсмена позволяет ему работать на пределе и в несколько раз быстрее восстанавливаться после физических нагрузок, что, в свою очередь, дает возможность тренироваться намного чаще.

В околоспортивных кругах без особого восторга восприняли известие о законодательной инициативе Думы. «В большом спорте допинг как был, так и будет. Сейчас от него уже никуда не денешься, – утверждает Дмитрий, тренер одного из известных московских фитнес-клубов. – Только очень наивные и далекие от спорта люди полагают, что допинг используют лишь единицы. Но виноваты в этом не спортсмены, все решения по таким вопросам принимают спортивные чиновники самого высокого ранга».

Ирина Коржаненко, Егор Титов и Алина Кабаева в свое время стали жертвами «допинговой войны».
shadow В Госнаркоконтроле уже создан специальный отдел по борьбе с оборотом стероидов. А большинство самих стероидов попало в список «Отравляющих, наркотических и сильнодействующих веществ», то есть, по сути, было приравнено к ядам и наркотикам. Именно по этой причине Дмитрий, согласившись ответить на вопросы «НИ», попросил не указывать ни его фамилию, ни название клуба, в котором он работает. «Уже сегодня и на производителей стероидов, и на их распространителей, и даже на обычных пользователей оказывается серьезное давление, – говорит он. – Как ни странно, это может повлечь крайне неприятные последствия. Вполне возможно, что буквально через год на рынке почти не останется «родных», фирменных, препаратов. А поскольку представители таких видов спорта, как бодибилдинг или пауэрлифтинг (силовое троеборье), без стероидов обходиться не могут, то место заводской продукции займут подделки».

Искоренить употребление стероидов среди российских спортсменов, по словам Дмитрия, вряд ли удастся, а вот осложнить им жизнь власти могут. Иначе смотрит на проблему Николай Дурманов: «Проблему допинга нельзя сводить только к рекордам, лишним секундам и дополнительным килограммам. Допинг – это в первую очередь химизация молодого поколения. Те, кто начинает со стероидов, могут закончить экстази и амфетаминами».

Схожей точки зрения придерживаются и в Госнаркоконтроле. По словам представителя пресс-службы ГНК, до сих пор наркополицейские занимались в основном запрещенными стимуляторами ЦНС, но теперь взялись всерьез и за стероиды. И хотя этот сегмент «черного рынка» ими пока не очень хорошо изучен, в 2004 году было выявлено 17 случаев фальсификата внутри России и перекрыто несколько каналов нелегального импорта стероидов из Европы.



Выигрывает тот, кого «не поймали»

История борьбы с допингом, как в России, так и в мире, насчитывает не одно десятилетие. Впервые о стероидах заговорили после Олимпиады 1968 года в Мехико. За поразительными успехами в спорте, имевшими место в 60-х, стояли первые открытия в области спортивной фармакологии. Так, один из самых известных стероидов, метандростенолон (метандиенон), был синтезирован в середине 50-х годов в США и довольно быстро попал в распоряжение американских тренеров. Сразу после Олимпиады в Мехико советским спортсменам, членам сборной, стали выдавать неробол, венгерский метандростенолон. Эффект не заставил себя долго ждать и был особенно заметен в поднятии штанги, спринте, прыжках и метании. Спрос на «метан», так отечественные спортсмены для краткости называют метандростенолон, рос стремительно.

В те годы допингом считались только стимуляторы ЦНС, такие как эфедрин и амфетамин. Многие спортсмены, попав на свои первые сборы, получали таблетки «метана» вместе с витаминами – и начинали прием, будучи уверены, что это тоже какой-то витамин. При этом их тренеры были противниками «химии» и строго запрещали «колоться», однако в употреблении таблеток ничего предосудительного не видели. Любопытно, что производство метандростенолона в СССР было настолько интенсивным, что он использовался как своего рода валютный эквивалент. Наши спортсмены всеми правдами и неправдами старались вывезти его за рубеж и продать его там за баснословные по советским меркам деньги. Западные же спортсмены, попав в СССР, выменивали упаковки «метана» на фирменные кроссовки и спорткостюмы.

В мае 1967-го председателем Медицинской комиссии МОК был избран Александр де Мерод. Он немедленно поставил вопрос о проведении лабораторных анализов на зимней и летней Олимпиаде в 1968 году. За год была решена проблема определения стимуляторов: амфетамина, эфедрина, кофеина и ряда других. Однако определять метандростенолон и другой популярный анаболик – нандролон стали только в 1976 году, на Олимпиаде в Монреале. В общем и целом, особых неудобств введение допинг-проб спортсменам не доставляло до середины 80-х. К этому моменту врачи из спортивных лабораторий научились улавливать в крови следы почти всех видов стероидов, что побудило их коллег по другую сторону баррикад интенсивно искать способы обходить допинг-тесты.

Именно в те годы стероиды перестали быть уделом звезд большого спорта и вошли в жизнь любителей. «В СССР массовое употребление стероидов спортсменами-любителями оказалось напрямую связано с появлением «люберов», – вспоминает Дмитрий. – Эти ребята смотрели фильмы со Шварценеггером и хотели стать такими же. Для этого они прибегали к бесконтрольному употреблению стероидов. «Химии тогда было немного – все тот же «метан», ретаболил, дексаметозон. Последний препарат оказался очень токсичным, и сегодня те, кто принимал его в 80-е, часто жалуются на проблемы с почками и печенью».

Бесконтрольное применение стероидов любителями привело к тому, что вокруг допинга стали ходить нехорошие слухи. В результате сейчас в общественном сознании вся спортивная химия ассоциируется исключительно с громкими спортивными скандалами и загубленным здоровьем. Однако атлеты в частных беседах признаются, что стероиды давно стали неотъемлемой частью спорта. А сам спорт высоких достижений превратился в соревнование между теми, кто допинг принимает, и теми, кто пытается его обнаружить. И побеждает в этой игре не тот, кто дальше бросил или быстрее пробежал, а тот, кого «не поймали».



ДОПИНГ: РОССИЙСКАЯ ИСТОРИЯ

В 1997 году на чемпионате мира в Тронхейме лыжницу Любовь Егорову после победы в гонке на 5 километров дисквалифицировали на два года за использование бромантана.

В 1999 году прыгунья в воду Юлия Пахалина дисквалифицирована на три месяца после того, как допинг-тест дал положительный результат на кофеин. В результате Российская федерация плавания решила не посылать Пахалину на чемпионат Европы в Стамбул.

В 2000 году российский дуэт по синхронному плаванию Ольга Брусникина – Мария Киселева, по решению Международного арбитражного суда, был лишен «золота» чемпионата Европы в Хельсинки. В организме Киселевой был обнаружен запрещенный эфедрин.

В 2000 году после чемпионата Европы по фигурному катанию была дисквалифицирована на три месяца российская пара Елена Бережная и Антон Сихарулидзе. Они были также лишены звания чемпионов Европы. Допинг-тест Бережной на чемпионате Европы в Вене дал положительный результат, и Российская Федерация сняла ее и Антона с мирового первенства. Тренер фигуристов объяснила, что злого умысла не было, просто Лена принимала средство от бронхита.

В 2001 году на чемпионате мира по художественной гимнастике в Мадриде за употребление фуросемида были лишены всех завоеванных наград (золотые и серебряные медали) и дисквалифицированы на год российские гимнастки Алина Кабаева и Ирина Чащина.

В феврале 2002 года Международный олимпийский комитет и Международная федерация лыж дисквалифицировали сроком на два года российских лыжниц Наталью Баранову, Ларису Лазутину и Ольгу Данилову за пользование запрещенными допинг-препаратами на соревнованиях зимней Олимпиады в Солт-Лейк-Сити.

В январе 2004 года УЕФА, а затем и ФИФА дисквалифицировали на год капитана футбольного клуба «Спартак» Егора Титова. После первого стыкового матча Россия – Уэльс в допинг-пробе Егора Титова был обнаружен бромантан.

В августе 2004 года на афинской Олимпиаде российскую штангистку Альбину Хомич не допустили к соревнованиям, так как обнаружили в ее крови запрещенный препарат метандростеналол. Спринтера Антона Галкина отстранили от соревнований, так как в его крови оказался станозолол. Тогда же в Афинах у российской легкоатлетки Ирины Коржаненко были сделаны две допинг-пробы, показавшие наличие в ее организме анаболического стероида станозолола. МОК постановил дисквалифицировать Ирину Коржаненко с соревнований по толканию ядра, в которых она заняла первое место, с отстранением от дальнейшего участия в Олимпиаде и лишением спортсменки золотой олимпийской медали.

17 января 2005 года министр спорта Бельгии Клод Эрдекенс обвинил теннисистку Светлану Кузнецову в применении допинга. Допинг-тест Кузнецовой, взятый 19 декабря 2004 года во время показательного турнира в Шарлеруа, выявил следы эфедрина. Женская теннисная ассоциация (WTA) встала на сторону Кузнецовой, заявив, что тест проводился не по правилам WTA и во внесоревновательный период, когда употребление эфедрина не запрещено. Тем не менее Кузнецова отказалась участвовать в одном из турниров, проходивших в феврале текущего года в бельгийском Антверпене.

Опубликовано в номере «НИ» от 16 февраля 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: