Главная / Газета 31 Января 2005 г. 00:00 / Общество

«Я знаю, его где-то прячут»

В Беслане по-прежнему ждут возвращения «пропавших» детей

АННА ГОРБОВА, Беслан

В конце минувшей недели в Беслане прошло неофициальное собрание участников недавней акции протеста на федеральной трассе «Кавказ». Они обсуждали грядущую встречу с полпредом президента в ЮФО Дмитрием Козаком. Однако не все родственники погибших принимают активное участие в переговорах и выдвигают политические требования. Еще остаются люди, которые до сих пор не верят в смерть своих детей и внуков во время штурма захваченной террористами школы. И хотя судмедэксперты однозначно утверждают, что опознаны все тела погибших, кое-кто по-прежнему ждет возвращения «пропавших» родственников.

Эксперты не могут убедить Владимира Кисиева в том, что его внук Аслан погиб.
Эксперты не могут убедить Владимира Кисиева в том, что его внук Аслан погиб.
shadow
В ближайшее время в Беслане на месте захоронения жертв сентябрьской трагедии должна появиться одна свежая могила. В ней будет похоронен мальчик 8 лет. Но имя этого ребенка назвать страшно. Страшно ошибиться и острием слова очередной раз полоснуть по измученным сердцам тех, кто до сих пор ничего не знает о судьбе своих пропавших без вести детей. Зифа Агаева твердо убеждена, что ее сын Жорик жив. Владимир Кисиев утверждает, что его внук найдется – живым или мертвым. И не поверить невозможно: в их голосе звучит уверенность, а в глазах еще гостит надежда, и нет даже искорки оправданного горем безумия.



Жорик

На недавний митинг, в организации которого местные власти обвиняют родителей, не нашедших своих детей, Зифа Агаева не ходила.

«Как я могу уйти из дома? – спрашивает Зифа. – Вдруг Жорик вернется, а меня нет. Да и зачем мне этот митинг: еще раз послушать бред? Нет, мы никуда не выходим, да, Викуся?».

Маленькой Вике, годовалой дочери Зифы, многие заложники захваченной школы обязаны жизнью. Именно она невольно спасала от жажды и голода тех, кто сидел рядом с ее матерью в спортзале. Зифа кормила и детей, и взрослых грудным молоком. Сначала давала грудь маленьким детям, потом из украденной из столовой ложки по капельке поила взрослых.

«Вика осталась дома. А я повела сыновей – Сашу и Жорика – в школу. Мы сидели рядом. И я, чем могла, пыталась поддержать окружавших меня людей. Молоком, так молоком. Но один боевик увидел это и подошел ко мне, – вспоминает Зифа Агаева. – Долго и пристально смотрел на меня. Я на него. Он не выдержал, отвернулся и ушел. И я продолжала. Знаете, все, кого я кормила там, выжили. Все, кроме соседки».

Зифа рассказывает, что Жорик все время ждал прихода Дзасохова: «Заладил одно и то же: «Мам, когда придет Дзасохов, ну когда?» Издергал меня всю».

А потом произошел взрыв. Зифа вскочила и стала отчаянно звать Жорика.

«Я почему-то была спокойна за Сашу, – говорит она. – Только и кричала: «Жорик! Жорик!». Что было дальше, она не помнит. Прямо ей в рот влетел осколок. Разворотил небо, гортань. Затем ударился о металлический штифт зуба и, пропоров левую щеку, вылетел насквозь.

После череды операций Зифа пыталась искать своего сына и не нашла. Теперь говорит, что ей нужно только время, и ее Жорка вернется.

Многие жители Беслана считают Зифу сумасшедшей. И тихо между собой снова обсуждают очередное перезахоронение или полученный семьей Агаевых результат экспертизы. Но при встрече с улыбающейся и неунывающей матерью Жорика виновато отводят глаза. Они знают, Зифа права в том, что ждет своего ребенка. И никто ей не может в этом отказать.

Зифа Агаева верит, что ее Жорик жив.
shadow «Мне должны сделать еще три операции, – трет рукой затянувшуюся рану Зифа и улыбается. – А то сын вернется, скажет: «Мама, что ты такая некрасивая». Но я пока не могу. Мне его дождаться надо. Я точно знаю, что его где-то прячут. Потому что Жорик мне снится, и вижу я его только со спины. Лицо он мне не показывает».



Аслан

Бесланская трагедия нанесла тройной удар по семье Владимира Кисиева. В захваченной школе погиб его сын, житель Хумалага, Артур. Внука, 8-летнего Аслана не могут найти. Не выдержав потери близких, 29 сентября скончался отец Владимира, Ираклий Иванович.

«Они же голодные уехали, – сквозь слезы рассказывает о сыне и внуке Нона Кисиева. – Артур все торопился и Асика подгонял. Господи, сыночек, лучше бы ты опоздал».

Артура, как и почти всех молодых мужчин, расстреляли в первый же день после захвата. Но прежде заставили развешивать бомбы. Кисиев отказался: «Над своими детьми?!» Перед тем как мужчин вывели из спортзала, Артур успел поручить Аслана учительнице сына Раисе Касбулатовне Дзарагасовой-Кибизовой. Все, что происходило в захваченной школе с мальчиком, его родственники узнали от педагога.

«Он все время пролежал в ногах у учительницы, – рассказывает Владимир Кисиев. – Она заботилась о нем, делала все, чтобы накормить внука, давала брошенные террористом кусочки шоколадки».

За несколько минут до штурма учительнице осетинского, сидящей рядом с Раисой Касбулатовной, стало плохо. Чтобы помочь коллеге, та поползла к полуобморочной женщине.

«Она хотела подтащить больную к стенке, чтобы ее не затоптали, – пересказывает услышанное Нона Кисиева. – А тут взрыв, и наш Асик потерялся. Теперь в нашем доме кроме слез ничего нет. Уже пять месяцев. Какое сердце выдержит?»

Все эти дни Кисиевы искали мальчика. Они одними из первых сдали кровь на генетическую экспертизу. Когда же пришел ответ, выяснилось, что их Асика похоронила другая семья – Чеджемовы – вместо своего Зелима.

«Мы ходили к ним, просили отдать, – говорит Владимир Кисиев. – Но они твердили: «Это наш труп. На ноге шрам, как у Зелима, и волосики лежат так, как у него». Я ходил на наше телевидение – «Алания», чтобы показать фотографию Асика по телевизору. Но у меня отказались там ее взять. Сказали, что им запретили, так как все тела уже опознаны. Но потом выяснилось, что труп Чеджемовых все-таки лежит в морге. Они повторили экспертизу, и выяснилось, что Зелима похоронил, как своего сына, вместе с погибшей женой другой человек».

Три дня назад Зелима перезахоронили. А тело, которое выкопали из его могилы, как говорит Владимир Кисиев, отправили на повторную экспертизу.

«Мы ездили во Владикавказ еще раз посмотреть на этот труп – брали с собой обувь Асика, примеряли… Но по обуви как определишь? Скоро придут результаты экспертизы, и тогда мы будем точно знать, наш это мальчик или нет».

Стыдясь и вытирая слезы, дед робко и неуверенно принимается рассуждать о том, что вполне возможно, Асика украли бандиты. Ведь рассказывала же соседская девчонка, что видела Аслана убегающим из школы. Марина Кисиева, мама Асика, во время нашего разговора молча плакала. И заговорила лишь однажды. На мой вопрос, верит ли она, что мальчик жив, она твердо ответила: «нет».



Эксперты

Даже со стороны – трезвой, неподверженной скорби и мучительному ожиданию – не получается рассудить эти две семьи. Они верят, каждая в свою правоту, и этой силой наделяют любого, приходящего в их затаившиеся от горя дома. Но, к сожалению, правда за пределами этих двух домов еще более тяжкая, чем ожидание.

«Аслана Кисиева уже давно нашли и похоронили, – пояснила «НИ» сотрудница Североосетиниского республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы. – Мы дважды проводили экспертизу. И у ближайших родственников никаких сомнений нет в том, что это Аслан. А вот дедушка, Владимир Кисиев, мутит воду. Вы приведите их всех сюда и спросите, где и когда похоронен мальчик. У нас в морге сейчас находится только один труп. Это Георгий Агаев (Жорик. – «НИ»). Но его родственники отказываются это признавать. Наша наука точна: Агаевы уже также дважды проводили генетическую экспертизу, и оба раза анализ подтвердил, что это их сын. Однако они упорно ссылаются на то, что какая-то ясновидящая в Индии сказала, мальчик жив и его удерживают. И мы их прекрасно понимаем. Ведь механизм депрессии уже запущен, и им легче верить, что ребенок жив. Сколько у нас таких случаев было: приходили мамы на опознание и не находили тела ребенка. А после проведенной экспертизы причитали: «Как же я не узнала ее волосики, как не разглядела ее зубки…». Понимаете, они хватаются за последнюю соломинку надежды. Но у нас нет больше сил спорить с родственниками. Как скажут, так и будет. Агаевы сейчас как раз здесь. Снова смотрят. Но опознать тело достаточно тяжело: оно подвергалось воздействию пламени и лицо практически снесено осколком».




Попав в информационный вакуум, жители Беслана сами назначили врагов – уцелевших учителей Первой школы

Опубликовано в номере «НИ» от 31 января 2005 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: