Главная / Газета 22 Ноября 2004 г. 00:00 / Общество

Зато мы – сильные духом

По данным ООН, Россия остается страной, непригодной для проживания

ЕЛЕНА ЖУРАВЛЕВА

В минувший четверг в МГУ состоялась презентация 9-го национального доклада о развитии человеческого потенциала в РФ, созданного ведущими отечественными учеными под эгидой Программы развития ООН (ПРООН). В этом докладе эксперты ООН фактически оценили общее положение дел в экономике и социальной сфере России. Выводы, к которым они пришли, неутешительные.

У ООН остается все меньше надежд на процветание России.
У ООН остается все меньше надежд на процветание России.
shadow
«За последние 10 лет Россия окончательно превратилась в сырьевой придаток развитых стран, – заявил на презентации доклада постоянный представитель ПРООН в РФ Стефан Василев. – Доля сырьевого сектора в экономике, по самым скромным подсчетам, составляет 70–80%. Пресловутый рост ВВП осуществляется исключительно за счет высоких цен на нефть». Однако долго так продолжаться не может. Даже если цены на энергоресурсы сохранятся на нынешнем, совершенно фантастическом уровне, через 7–11 лет сами ресурсы все равно кончатся, о чем уже предупредило Минпромэнерго. Экономику страны постигнет коллапс. Единственный способ его избежать – уже сейчас начать строить когнитивную экономику (экономику, основанную на знаниях), благо все необходимое для этого у России есть.



Наука – двигатель прогресса

Наша страна все еще обладает значительным научно-техническим потенциалом. «Вопреки заявлениям министра образования г-на Фурсенко, результативность российской науки чрезвычайно высока, если, конечно, оценивать ее не по количеству патентов на душу населения, а по соотношению затрат и отдачи. Одно то, что российская наука сумела просуществовать десять лет в условиях хронического недофинансирования, а наши ученые до сих пор являются лидерами в целом ряде областей, говорит о многом, – считает заведующий лабораторией Центрального экономико-математического института РАН, доктор экономических наук, профессор Александр Варшавский. – Однако долго так продолжаться не может. Через пару лет люди старшего поколения уйдут, и на российской науке можно будет ставить крест, ведь молодежи в ней практически нет».

Исправить ситуацию можно, незамедлительно увеличив расходы на науку, благо средства для этого, в виде стабилизационного фонда, у государства есть. «Однако правительственные чиновники предпочитают складывать деньги в кубышку, вместо того чтобы инвестировать их в будущее страны», – отмечает профессор Варшавский. Впрочем, Стефан Василев полагает, что уповать на государство бессмысленно, и призывает российское научное сообщество обратить внимание на частный капитал, который во всем мире с большим удовольствием вкладывает деньги в науку. Большинство ученых его энтузиазм не разделяет. «К великому моему сожалению среди российских олигархов нет ни одного Билла Гейтса или Джорджа Сороса, которые бы заработали свой первый миллион собственным трудом и мозгами. Это люди, на которых богатство упало внезапно, с неба. Они умеют только прожигать жизнь. Им проще выстроиться в очередь на «Бентли», чем профинансировать какую-нибудь научную программу», – подвел итог дискуссии Александр Варшавский.

Еще более серьезная проблема – неспособность российской экономики переварить открытия ученых. Как метко заметил Стефан Василев: «Чип для мобильного телефона был изобретен в России, но сотовую связь в ней так и не создали». Между тем когнитивная экономика невозможна без национальной инновационной системы (НИС), воплощающей последние достижения науки и техники в реальную жизнь. Будущее России, по мнению первого заместителя директора Института мировой экономики и международных отношений, член-корреспондента РАН, доктора экономических наук, профессора Александра Дынкина, за «увеличением производства и экспорта наукоемкой продукции с высокой добавленной стоимостью». Несмотря на все сложности, подобные, инновационные предприятия в России уже есть. Однако для их дальнейшего развития государство должно разработать «новую налоговую политику в отношении высокотехнологичных отраслей и видов деятельности, которая создаст условия для накопления капитала, обновления инфраструктуры, а также меры по стимулированию внутреннего спроса». Правительственные чиновники необходимость этого вроде бы понимают, но дальше громких заявлений дело не идет.



Чему же учит школа?

Не все благополучно и в сфере образования, другом краеугольном камне когнитивной экономики. Основу современного экономического развития, базирующегося на знаниях, составляет третичное образование, включающее в себя среднее и высшее профессиональное образование, а также послевузовское образование (аспирантура и докторантура). С 1992 года спрос на этот вид образования в стране быстро увеличивался. В результате к настоящему времени россияне являются самым образованным народом мира, обогнав по этому показателю таких общепризнанных лидеров, как США, Норвегия и Нидерланды. При этом по уровню жизни, по данным американского журнала The Economist, Россия занимает 105-е место из 111 возможных, опередив только Зимбабве и еще несколько стран третьего мира («НИ» писали об этом). Этот феномен заставил ученых задуматься: «Все ли в порядке в российском образовательном королевстве?»

Главная беда, по мнению экспертов, в том, что россияне ценят формальную образованность, а не знания. «Диплом является необходимым условием повышения социального статуса, карьеры и роста материального благосостояния. В то же время престиж знания, как такового, и тех профессиональных групп, которые заняты его производством – ученых, преподавателей, учителей, чрезвычайно низок», – рассказывает старший преподаватель социологического факультета МГУ, кандидат социологических наук Владимир Николаев. В результате выпускников вузов у нас в стране много, вот только их дипломы на мировом рынке труда не котируются. Ситуация осложняется также тем, что Россия так и не привела свою систему образования в соответствие с Болонским протоколом. На внутреннем рынке труда девальвация образования проявляется в уменьшении спроса на высококвалифицированную рабочую силу и уменьшении дифференциации оплаты труда, то есть размера доплаты «за образованность».

На качестве подготовки специалистов сказывается и тот печальный факт, что хорошее образование основной массе населения просто недоступно. «Надо расстаться с иллюзиями о том, что в нашей стране все еще существует бесплатное образование, – без обиняков заявила на презентации доклада ПРООН директор Независимого института социальной политики, кандидат экономических наук Татьяна Малева. – Платить приходится абсолютно за все. Разница только в том, что за обучение в коммерческих вузах население платит «по белому», а за обучение на бюджетных местах «по черному». Но страшно даже не это, а то, что в стране происходит резкая региональная дифференциация. «Ребенок даже из очень обеспеченной семьи, проживающий в регионе со слабыми учебными заведениями, не может получить хорошее образование», – считает профессор Малева. А вот, по мнению заведующего сектором Института мировой экономики и международных отношений РАН, доктора экономических наук, профессора Андрея Полетаева, угрозу национальной безопасности страны представляет отсутствие системы поиска талантов. До недавнего времени пропуском в вуз для талантливой молодежи являлись медали, однако в последние годы их количество в некоторых регионах превысило все разумные пределы. Дошло до того, что на каждое место в вузе претендуют несколько медалистов. Сейчас надежды возлагаются на предметные олимпиады, но смогут ли они эффективно выявлять потенциальных Эйнштейнов, покажет время.



Утечка «мозгов» продолжается

И все-таки главная составляющая когнитивной экономики – человеческий потенциал, развитие которого оценивается по продолжительности жизни, грамотности взрослого населения и количеству поступивших в начальные, средние и высшие учебные заведения, а также уровню жизни населения, оцениваемого по ВВП на душу населения при паритетной покупательной способности (ППС) доллара США. Здесь-то и зарыта собака!

«На момент распада СССР Россия имела развитый человеческий потенциал, однако в последующие годы он постоянно ухудшался, – считает Стефан Василев. – Утечка «мозгов» приобретает угрожающие масштабы. Ученые не могут найти приложения своим талантам внутри России и вынуждены либо уезжать за рубеж, либо работать на иностранные фирмы по грантам внутри России, либо просто оставлять науку. Продолжительность жизни населения России сокращается с каждым днем. Громадное число людей инфицированы ВИЧ, через пару лет СПИД начнет собирать свою кровавую жертву. Основа основ – семья разрушена. На сегодняшний день в России 500 тыс. беспризорных детей, которыми не интересуются ни родители, ни общество, ни государство. Еще десять лет назад среднее образование было обязательным, а теперь во многих регионах России из-за проблем с финансированием в массовом порядке закрываются школы. Растет количество платных образовательных услуг, которые не по карману большинству населения. Если так пойдет и дальше, через пару лет подавляющая масса россиян вообще не будет иметь доступа к образованию».

Что касается уровня жизни, то 2003-й стал первым годом, когда доходы россиян реально увеличились. Произошло заметное сокращение доли населения с доходами ниже прожиточного минимума. Беда только, что доходы богатых также выросли, а в результате индикаторы доходного неравенства приблизились к уровню самых неблагополучных 1997–1999 годов. Если расслоение общества по имущественному признаку продолжится, социального взрыва не миновать, предупреждают ученые. Настораживает и тот факт, что подавляющее большинство населения (бюджетники, студенты, пенсионеры, многодетные семьи, инвалиды и т.д.) по-прежнему выключены из реальной экономики. «Население России вообще считает, что сейчас идет какой-то странный экономический и социальный эксперимент, в который лучше не ввязываться, с тоской вспоминает времена СССР и жаждет возвращения в социализм, – предупреждает преподаватель экономического факультета МГУ, доктор экономических наук, профессор Александр Саградов. – Если в ближайшее время нам не удастся реанимировать социальную сферу, об экономике, основанной на знаниях, можно забыть».


Опубликовано в номере «НИ» от 22 ноября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: