Главная / Газета 29 Октября 2004 г. 00:00 / Общество

Автомафия бессмертна

«Новые Известия» выяснили, кто наживается на эвакуации машин

ОКСАНА СЕМЕНОВА

В последние дни многие москвичи обратили внимание на странную активность эвакуаторов. Спецавтомобили, которые по идее столичных властей должны очищать улицы от кое-как брошенных машин, занимаются совсем не этим. На крупнейших площадях, у вокзалов и крупных торговых центров появились целые бригады из эвакуаторщиков, гаишников, парковщиков и таксистов, которые откровенно вымогают деньги у автолюбителей. «Новые Известия» решили выяснить, что же в действительности происходит на московских улицах.

Незаконный бизнес одним приносит бешеные доходы, а другим – сплошные убытки.
Незаконный бизнес одним приносит бешеные доходы, а другим – сплошные убытки.
shadow
Они, как неуловимые мстители, появляются в жизни автомобилиста неожиданно и столь же внезапно исчезают. Они, как призраки, любят ночь и пустынные улицы, когда нет пробок, хотя призваны освобождать улицы города от заторов. Они, как Ленин, живее всех живых, несмотря на то что их критикуют и объявляют вне закона.

Площадь трех эвакуаторов

Мы давно привыкли, что за все в этой жизни нужно платить. А уж если купил автомобиль, то точно: считай – попал крепко. Деньги на бесчисленных бедах сидящих за рулем делают все – от сотрудников ГИБДД до людей, выдающих справки шоферских медкомиссий. Даже за право поставить авто на парковку приходится «отстегивать» людям в камуфляже или в ярких желтых муниципальных «слюнявчиках». Обычная такса по Москве: до часа – 50 рублей, до трех часов – 100 рублей, до пяти часов – 150 рублей. Дальше – по возрастающей. А сегодня в связи с возвращением на улицы города эвакуаторов у парковщиков появилась новая статья доходов – они берут с автомобилистов деньги за «консультацию».

– Вы здесь машину не ставьте! Скоро должен подъехать эвакуатор! – подлетел ко мне «желтый человечек», когда я пыталась поставить машину у универмага «Московский» на площади Трех вокзалов.

– Но я только на минутку!

– Они нагрянут с минуты на минуту! – парковщик отрицательно замотал головой, но потом неожиданно смягчился и заговорщицки зашептал. – Ладно, идите! Двадцать рублей – и я послежу за вашей машиной.

На площади Трех вокзалов для эвакуаторов работы – непаханое поле. В дневные часы машины припаркованы здесь в несколько рядов. Однако в часы пик эвакуаторами здесь почему-то и не пахнет.

«Не-е! Днем здесь этих кранов не бывает, – махнул рукой таксист Иван Гарушкин. – Они приезжают вечером, часиков в семь-восемь. Вы думаете, это им надо – через пробки переться? То ли дело вечером, когда дорога свободна. Забирай не хочу любую машину».

Таксист оказался прав. Лихая троица эвакуаторов подъехали только в 19.30 и заняли выжидательно-наблюдающую позицию посреди площади. Как я поняла, следя их за действиями, увозить все неправильно припаркованные машины и очищать площадь они и не собирались. Приехали совсем не за этим.

Если парковщики зарабатывают деньги, пугая автомобилистов эвакуаторами, то сами эвакуаторщики обогащаются, пугая водителей штрафстоянками. На том и стоят. Понаблюдав за работой «санитаров улиц» часок-другой, я выяснила любопытный факт. Чтобы легко и непринужденно обирать нашего брата-водителя, бизнесмены на кране придумали нехитрую схему. Инспектор ДПС и водитель эвакуатора работают по принципу доброго и злого следователя. Эвакуаторщик – это неприступный истукан, а гаишник – свой в доску парень. Один непреклонен: штрафстоянка – и баста. Другой готов идти «на уступки».

Вот подъезжает «Волга» и не знает, где встать. Водитель тихо едет вдоль рядов таксистов и интересуется, где билетные кассы. Ага, значит, ненадолго – смекают эвакуаторщики. Перекурив, подождав минут пятнадцать, пока мужчина найдет место, где бросить машину, и уйдет по своим делам, они медленно подъезжают к «Волге» и начинают цеплять к ее колесам цепи. Действуют подчеркнуто неторопливо, с чувством, с толком, с расстановкой. И тут появляется хозяин. Он в шоке: через три часа поезд, надо еще успеть домой за вещами, а машину везут на штрафстоянку. В таком состоянии он готов на все. И вот результат: тысяча рублей оседает в кармане эвакуаторщиков.

Скоро в такой же ситуации оказывается владелец «Шкоды».

«Мир не без добрых людей! – Сергей, хозяин «Шкоды», сияет от счастья, что легко отделался. – Один из них – прямо зверь. Думал уж, никак не откручусь. А другой – душа-мужик, хоть и мент. Отпустили за 800 рублей, больше не было!».

Обычно эвакуаторщики предпочитают действовать с гаишниками в паре.
shadow Парк воровского периода

В 1992 году, когда в Кодекс об административных правонарушениях РСФСР внедрилась статья 245, разрешившая выбрасывать водилу из-за баранки по причине его нетрезвого состояния, отсутствия документов или номеров, к числу кровососов прибавились и коммерсанты со штрафных стоянок. Сегодня, когда на штрафстоянку могут отправить практически за все, даже за неправильно припаркованный автомобиль, эти места приобрели особый статус. Здесь за версту пахнет деньгами.

Столичные штрафстоянки, которые есть в каждом округе, спроектированы так, чтобы не привлекать внимания. Это хорошо охраняемые укрепленные объекты, за толстыми бетонными стенами которых хорошо проворачивать всевозможные аферы.

Муниципальная штрафстоянка на Таганке – одна из старейших в Москве. Глухой забор, железные ворота, предупреждение: вход только владельцам машин без сопровождающих лиц. Сквозь решетку проглядываются силуэты стареньких иномарок и крепких отечественных авто. Ни дорогих лимузинов, ни стареньких «жигулей» не увидишь. Машин здесь, несмотря на гигантскую территорию «заказника» для железных коней, кот наплакал. Странно, ведь, согласно статистике департамента транспорта и связи города Москвы, жизнь здесь должна бить ключом. Вот цифры, которые мелькали в отчетах за сентябрь 2004 года: ежедневно по ЦАО количество вывозимых автомобилей колеблется от 90 до 120 штук. Да и до любимых хлебных мест эвакуаторщиков – Смоленской площади, торгового центра «Атриум» на Курской и площади Трех вокзалов – подать рукой.

За весь день сюда, на Среднюю Калитниковскую, 26, не привезли ни одного «виноватого» автомобиля. Зато успели побывать все патрульно-постовые службы Таганского района. Они подъезжали по одному, группами, на милицейских «уазиках» и своих фирменных «фордах». Ненадолго скрывались за глухим забором, а потом уезжали. К вечеру ситуация изменилась – стали появляться граждане в штатском.

«Машины на продажу есть?» – в закрытые ворота названивает молодой человек, который выпрыгнул из старенького «Опеля».

«Не, сегодня нет, – лениво донесется из-за забора. – Не привозили».

Опять затишье. Минут через двадцать ситуация повторяется.

«Коробку передач для «жигулей» не продадите?» – на звонок давит мужчина кавказской внешности.

«Не, сегодня пусто», – отвечает тот же ленивый голос.

Мужчину с Кавказа звали Эдиком, он приехал в столицу из Армении на заработки – поработать водилой. И знает, что лучшего места для покупки дешевых запчастей, чем штрафстоянки, не найти. Здесь можно приобрести хоть целый автомобиль.

«У меня приятель на штрафстоянке в Химках себе тачку брал, – рассказал Эдик. – Двухлетнюю «семерку» всего за штуку! – Вот теперь ездит, «бомбит». Доволен очень».

Нужны бюджету штрафы – се ля ви

А нарушители ему нужны тем паче… Как бы ни били себя в грудь столичные чиновники и не вещали о том, что цель всей этой эвакуаторно-парковочной затеи – благая. Борьба с пробками, нарушениями ПДД и прочими высшими целями. Но суть затеи становится ясна, если присмотреться к этому делу повнимательнее. Поездить, как корреспондент «НИ», по городу и подежурить часок-другой у какой-нибудь штрафстоянки. А потом на досуге можно произвести нехитрые подсчеты. Чтобы оценить масштабы финансовых потоков, вспомним таблицу умножения. Каждые сутки в Москве эвакуируется около 250 автомобилей. Это только официально. В среднем каждый автовладелец за вызволение машины из плена платит около 100 долл., а это значит, что 25 тыс. «зеленых» каждые сутки оседают где-то «в закромах Родины». В месяц это уже 750 тыс. баксов, а в год – 9 млн. Но ведь до составления протоколов и штрафов дело часто не доходит. Парковщики признаются сами, что, имея официальный оклад в 3000 руб., легко зарабатывают до 700 у.е. в месяц. А эвакуаторщики с гаишниками, обычно берущие с водителя от 500 до 1500 руб., в день на карман могут заработать от 100 до 300 у.е. на пару.

Особая статья доходов штрафстоянок – машины брошенные. Опыт еще той, прежней жизни штрафстоянок показал: периодически там скапливаются десятки невостребованных хозяевами «запорожцев», «москвичей» и древних «жигулей». Их владельцы – инвалиды и пенсионеры, у которых нет средств, чтобы выкупить свой автомобиль. Потерпев присутствие на своей территории этих колымаг, владельцы штрафстоянок получают возможность получить выгоду и с них. Если хозяин не забирает свое транспортное средство, то по истечении определенного периода прокуратура подает на него иск о взыскании долга, суд решает вопрос в пользу стоянки, машина «уходит с молотка», а выручка идет на покрытие ущерба владельца штрафстоянки. Ну не иезуитство ли? Больше того, с 2007 года владельцы штрафстоянок получат уже официальную возможность извлекать выгоду из старых автомобилей. Они смогут пускать машины на… металлолом. Предполагается, что до 2007 года в Московской области будут построены четыре крупных завода по утилизации машин. Новые заводы смогут «пережевать» все – от чугуна до краски. Причем поставка машин на эти заводы будет хорошо оплачиваться.

Право рубля

Борьба автомобилистов с эвакуаторами и штрафстоянками ведется уже не один год. Первая попытка введения в Москве штрафстоянок, предпринятая в 1997 году столичными властями, закончилась в Верховном суде. Служители Фемиды напомнили тогда чиновникам, что по Конституции лишать гражданина собственности можно только по решению суда, навязывание же гражданам услуг по транспортировке и хранению транспортных средств является нарушением прав потребителей. В порыве дешевого популизма депутаты Госдумы запретили эвакуировать автомобили за нарушение правил остановки и стоянки, записав это прямо в Административном кодексе и пригрозив нарушителю конфискацией эвакуатора. Мэрия Москвы на время смирилась, но не оставила надежды добиться изменения федерального законодательства. Ждать пришлось недолго. И вот снова эвакуаторы напали на наш город. Почему? Ответ лежит на поверхности: эвакуаторно-штрафстояночный бизнес во времена своего расцвета приносил огромную прибыль как дельцам – владельцам эвакуаторов и штрафстоянок, так и властям, а посему отказываться от столь сочного куска не выгодно ни тем, ни другим.



«Кормушка»

Как и любая организованная незаконная структура, эвакуаторная мафия уже успела обрасти в столице настоящей сетью информаторов, которым за наводку на неправильно припаркованную машину неплохо платят. Основные помощники – это, разумеется, гаишники, парковщики и таксисты-«бомбилы». Причем последние извлекают из владельцев увезенных машин и дополнительную прибыль.

Вот что рассказал «НИ» наш читатель, доктор технических наук, профессор института «Мосинжпроект» Игорь Дорман: «В воскресенье, 24 октября, мы с женой решили проехаться по магазинам. Остановились в 100 метрах от торгового центра «Атриум» у дома № 39 по улице Чкалова. Перед ним на парковке уйма свободного места, только таксистов почему-то много. Мы поставили автомобиль и вошли в магазин. Через пятнадцать минут вернулись – машины нет. Даже не знали, что подумать. Я направился к гаишникам, автобус которых стоял в пятидесяти метрах от парковки. Они сказали, что мой автомобиль эвакуировали, потому я поставил его «под неправильным углом к проезжей части». Возмущаться не имело смысла. Мне надо было только узнать, на какую штрафстоянку отправили мою Kia Rio, и получить бумагу, подтверждающую факт эвакуации. Гаишник отказался выдать мне этот документ – сказал, что у него нет печати. А моей жене, пытавшейся выведать, куда делась машина у водителей припаркованных рядом автомобилей, любезно предложили за 1000 руб. отвезти на штрафстоянку. Пришлось ехать в ДПС на Плющихе, 11. Там я долго ждал, когда мне выдадут бумагу, потом отправился на штрафстоянку, отстоял очередь в жуткой грязи, заплатил, забрал машину. Выходной был испорчен. Тогда я на своей же машине вернулся обратно на Чкалова, припарковался на противоположной стороне улицы и стал наблюдать. У «Атриума» стояли все те же таксисты и все те же гаишники. Схема оказалась проста. Таксисты просто выслеживают жертву. Когда водитель заходит в магазин, они по телефону вызывают эвакуатор. Если человек успевает выйти на улицу в тот момент, когда его машину закрепляют на тросы, то гаишники соглашаются опустить ее на асфальт за некоторую мзду. Такса – 1000 руб. В зависимости от марки автомобиля и, соответственно, благополучия клиента сумма возрастает. Впрочем, как я успел заметить, совсем дорогие машины не трогают – боятся. Тех, чьи авто уже отбыли на штрафстоянку, «окучивают» таксисты. За информацию о том, куда увезли автомобиль, они тоже просят определенное вознаграждение. А за традиционные одну-две тысячи могут даже доставить на место. Гаишники же стоят неподалеку для того, чтобы подтверждать законность эвакуации и чтобы по вызову автомобилистов не приехал кто-то «из чужих». Мол, спокойно, милиция уже здесь. За «кормушкой» я наблюдал около часа. За это время шайка вымогателей заработала, по моим подсчетам, около 10 тысяч рублей.

Ирина ВЛАСОВА

«Мы не эвакуаторщики»

«Называйте наши машины не эвакуаторами, а специальными автомобилями для перевозки транспортных средств, – попросил «НИ» Алексей Гаврилов, директор ГУП «Мострансконтроль», под знаменами которого и забирают автомобили на штрафстоянки грозные эвакуаторы. – Слово «эвакуатор» звучит слишком устрашающе, как монстр какой-то из фильма ужасов. А мы призваны не для того, чтобы народ пугать, а чтобы навести на улицах города порядок!»

Опубликовано в номере «НИ» от 29 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: