Главная / Газета 27 Октября 2004 г. 00:00 / Общество

Ученым – совет

Президент поддержал министров и продвигаемую ими реформу науки

ЕЛЕНА ЖУРАВЛЕВА

Страсти вокруг предстоящей реформы науки и образования в обществе достигли такой точки кипения, что на «концепции раздора» (о них неоднократно писали «НИ») обратили внимание и за Кремлевской стеной. Вчера состоялось заседание Совета при президенте по науке, технологиям и образованию. На повестке дня фактически стоял один вопрос – как нам реформировать научно-образовательный комплекс?

Владимир Путин объяснил научным кругам, что Андрей Фурсенко – хороший.
Владимир Путин объяснил научным кругам, что Андрей Фурсенко – хороший.
shadow
Для журналистов, освещавших встречу президента с учеными, утро началось, как обычно, с «маринования». На Совет, назначенный на 12.00, представителей СМИ попросили приходить «заблаговременно, часиков в одиннадцать максимум. Чтобы не опоздать». И действительно, дел впереди была масса. Сначала проверка документов и багажа у ворот Спасской башни, потом получасовой моцион на продуваемом всеми ветрами дворе под бдительным оком охранника, затем еще одна проверка документов и помещение сумок, мобильников и прочего «багажа» в сейф. Ожидание в крохотной комнатушке на первом этаже, путешествие по кремлевским коридорам, еще более долгое ожидание в совсем уж микроскопическом предбаннике… В полдень в Екатерининский зал 1-го корпуса Кремля репортеры попали уже совсем измочаленными. Зато приобретенный опыт помог без проблем разместиться на 10 кв.м, выделенных для СМИ. Журналисты встали тесной толпой, плечом к плечу, вытолкнув вперед операторов с телекамерами и, стоя на одной ноге, приготовились фиксировать происходящее.

Заседание между тем откладывалось. Приглашенные на него академики РАН и ректоры крупнейших российских вузов ждали президента – тихонько переглядывались, шуршали заранее припасенными документами. Оживленно беседовали только министры, вызвавшие гнев научного сообщества, – Андрей Фурсенко и Герман Греф. В 12.27 по московскому времени двери внезапно отворились, и в зал вступил Владимир Путин. Кивнул собравшимся и не спеша двинулся вдоль большого круглого стола, пожимая руки участникам Совета. В 12.37 заседание все-таки началось.

Сразу стало понятно, что в битве за свою концепцию реформирования науки и образования младореформаторы из Минэкономразвития и Минобрнауки решили задействовать тяжелую артиллерию в лице президента. Суть его программной речи свелась к тому, что министр образования и науки – хороший, затевая реформу, он хотел только добра, и не надо ему мешать.

«Ни у кого нет желания разрушать Российскую академию наук, – заявил президент, – но надо понимать, что она создавалась в другом государстве, при другой экономике. Наша задача сохранить ее как систему, приспособить к сегодняшней жизни, чтобы не растворилась в водовороте последующих событий».

Тут всем стало понятно, что реформирования науки и связанного с ней образования не избежать. «В современном мире интеллектуальный капитал ценится гораздо больше сырья, которым мы торгуем сейчас. Однако, несмотря на то, что в научно-технической сфере РФ задействовано 6 академий, 3 тыс. НИИ, 7 млн. преподавателей и студентов, удельный вес инновационной продукции всего 6%», – подчеркнул президент. По его мнению, причина не в недостаточных ассигнованиях, а в нерациональной организации научной сферы, как таковой. Да и с подготовкой кадров на территории Российской Федерации не все гладко – образование мы даем хорошее, но вот молодые специалисты упорно уезжают за рубеж. «В настоящее время Министерству образования и науки приходится решать самые острые вопросы, прошу оказывать ему всяческую помощь, совместно и конструктивно работать», – попросил президент.

Возражений со стороны ученых не последовало. «Я полностью согласен с президентом, что мы должны строить экономику, основанную на знаниях. Основным преимуществом России всегда был высокий образовательный уровень населения, развитая сеть НИИ, научно-технические заделы в отраслях, определяющих развитие мировой экономики. Все эти годы РАН пыталась осуществлять инновационную деятельность», – заявил вице-президент РАН Валерий Козлов и вспомнил, в качестве примера, перспективные разработки по обнаружению взрывчатых веществ и определению потенциально опасных инженерных сооружений с точки зрения угрозы терактов. А вот коллеги из вузов, по мнению академика, еще не прониклись важностью момента.

Высших учебных заведений, по его словам, у нас в стране вообще неоправданно много. «В последние годы любой институт старался заполучить статус университета и готовить высококвалифицированные кадры. А в результате у нас в 3,2 раза выросла численность аспирантов (сейчас их в России 120 тыс.), с 18 до 25 тыс. увеличилось количество защищаемых кандидатских диссертаций. И это при том, что в академических НИИ рост всего 25%», – возмутился Валерий Козлов и предложил в качестве альтернативы создавать научно-образовательные комплексы на базе РАН, привлекать представителей академии для экспертной оценки деятельности вузов. Коллегу поддержал и директор Центрального экономико-математического института РАН, академик Валерий Макаров.

Представители вузовской науки от комментариев воздерживались. Получивший слово ректор Томского государственного университета Георгий Майер сосредоточился на проблемах вузовских НИИ. Выступавший вслед за ним директор Центрального НИИ им. А.Н.Крылова Валентин Пашин рассказывал о бедственном положении отраслевых НИИ.

На этом месте журналистов из зала «попросили», но можно было предположить, что подача челобитных с просьбой помочь той или иной отрасли науки и образования продолжилась. Что же решил Совет?

Ответственные лица, принимавшие участие в его работе, в разговоре с представителями информагентств, уполномоченных дождаться конца заседания, комментировали результаты своей деятельности весьма скупо. «Вопрос, как встроить академию в современную экономическую среду, трудный. Программа встраивания академии в рынок существует, мы ею занимаемся, и этот вопрос широко дискутируется в научной общественности. На Совет при президенте по науке, технологиям и образованию, к примеру, возложена функция комиссии по присуждению Государственных премий в области науки и образования. В будущем году их будет вручено три», – сообщил президент РАН Юрий Осипов. «По-моему, их могло бы быть пять–шесть, но не больше», – заметил министр образования и науки Андрей Фурсенко и добавил, что «альтернативы изменениям и реформированию всего научно-технического сектора нет, но реформа науки и образования, представляющих огромный национальный ресурс, будет проводиться бережно». «Главная цель – сделать экономику более эффективной. Наша наука должна занимать лидирующие позиции в мире. Президент России в широком ключе формулировал задачи и соглашался с теми предложениями, которые мы делали. Мы сверили свои часы и договорились, как вместе идти дальше», – поделился своими впечатлениями от заседания Совета ректор МГУ Виктор Садовничий. «Несмотря на трудные условия, наука развивается, и интеграция науки и образования происходит», – резюмировал нобелевский лауреат, академик Жорес Алферов.




Приватизация ученых

Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: