Главная / Газета 15 Сентября 2004 г. 00:00 / Общество

Загадка деревни Коркино

Второе поколение жителей сибирской глубинки живет в зоне экологического бедствия

ЕВГЕНИЙ ЛАТЫШЕВ, Красноярск

Жители красноярской деревни Коркино – более 600 человек – намерены перебраться на городские квартиры. Сибиряки обвиняют расположенный недалеко алюминиевый завод, из-за которого местные жители почти все как один болеют раком легких, астмой, сахарным диабетом. Все до единого подвержены общей патологии: их кости настолько хрупки, что ломаются при любом падении. По этой причине парней из деревни Коркино даже не берут в армию.

До флагмана отечественной цветной металлургии – в буквальном смысле рукой подать.
До флагмана отечественной цветной металлургии – в буквальном смысле рукой подать.
shadow
Многое про Коркино рассказывают. Что родился как-то здесь теленок с двумя головами, что картофельная ботва тут вымахивает вверх на полтора метра, а клубни при этом не больше мячика от пинг-понга. Страна чудес в общем. Но городские жители стараются отдыхать подальше от этих мест.

Коркино – ближайшая деревня к Красноярску. Стоит выйти на высокий левый берег Енисея, и километрах в трех к востоку можно разглядеть пять десятков дворов. А можно и не разглядеть. Потому что коркинские дворы, дома, коровы, собаки, а также люди укрыты либо дымовой завесой, либо полупрозрачной пленкой газовых выбросов. И деревенский погост удивляет не столько числом свежих могил, сколько датами на табличках: большинство новопреставленных не смогли пережить тридцатилетний возраст.

Смычка города Красноярска и деревни Коркино произошла как раз 30 лет назад, когда за околицей начал выдавать на-гора продукцию флагман советской цветной металлургии – Красноярский алюминиевый завод. С тех пор руководители края постоянно рапортуют об успехах, достигнутых на поприще охраны окружающей среды. На бумаге – выдающихся, а фактически – нулевых. Вопрос о переселении жителей Коркино в Красноярск обсуждался на всех уровнях, и всякая власть обещала эвакуировать жителей деревни в более безопасные места. КрАЗ год от года увеличивал производство «крылатого металла» и продавал его за рубеж, обогащая то государственную казну, то отдельно взятых акционеров. А жители Коркино в ожидании обещанного не три, а целых тридцать лет поглядывали на кладбище, подобравшееся под самые стены завода.

Наконец крестьянское долготерпение, обманутое в очередной раз, лопнуло, и прошлым летом в Москву, в Кремль, ушла челобитная от коркинцев. О чем же поведали они президенту Путину? О том, что в десятки раз чаще других сибиряков болеют раком легких, астмой, сахарным диабетом. А тех, кто не болен «официально», тоже нельзя назвать здоровыми. Все до единого подвержены общей патологии: их кости настолько хрупки, что ломаются при любом падении. Парни из этой деревни в армию не попадают, их на медкомиссии даже не осматривают – достаточно сказать, что приехал из Коркино.

Похоже, письмо дошло. Иначе чем объяснить бурную активность, которую развернули как на самом КрАЗе, так и вокруг него чиновники? Содержание письма загадкой для них не стало, поскольку копии были направлены и на имя губернатора Александра Хлопонина, и руководству алюминиевого завода. И – началось. Черные машины, белые каски, красные ленты, сверкающие ножницы. И мэр Красноярска Петр Пимашков, цитирующий (навскидку, как будто еще вчера вечером перечитывал) братьев Стругацких: «Будущее – тщательно обезвреженное настоящее». Так на промышленной площадке КрАЗа при большом скоплении начальников, под прицелом телекамер проходило действо под названием «пуск второй очереди газоочистных сооружений нового «сухого» типа».

От самой деревни участников торжества отделяло всего ничего. Можно было всей компанией, не переодеваясь, в тех самых касках, которые так идут к дорогим костюмам и галстукам, пройтись до Коркино, полчаса пешком. Посмотреть, чем дышат три сотни их избирателей. Но городские начальники разъехались по своим кабинетам, уверенные в том, что выполнили поставленную задачу. Ведь теперь, как уверили их специалисты КрАЗа, выброс пыли в атмосферу Красноярского края снизится аж в четыре раза, а выброс фтористых соединений – в два.

Почему же тогда уже после пуска новой установки красноярский природоохранный прокурор Василий Денисенко по-прежнему называет КрАЗ «главным нашим загрязнителем»? И говорит, что хоть в последнее время процент выбросов действительно уменьшился, «но к этому предприятию у нас все равно очень много вопросов». Во время очередной проверки вновь были установлены превышения предельно допустимых выбросов. К примеру, выяснилось, что цех электролиза выбрасывает в атмосферу города пыли в 30 раз больше нормы, а цех анодной массы превышает норму выброса окиси азота аж в 93 (!) раза.

Справедливости ради, завод еще в 70-е годы, на заре своей юности, каждый год выбрасывал на Красноярск и его окрестности 400 тыс. тонн вредных отходов. Это в два раза больше, чем сегодня дают все, вместе взятые, промышленные предприятия Красноярска. Внедрение безопасных современных технологий уменьшило цифру в семь раз. Но коркинцам от этого дышать стало не намного легче.

Больше всех удивился, ознакомившись с жалобой жителей Коркино президенту, тогдашний управляющий директор КрАЗа Данкан Хеддич: «Завод вложил в это дело достаточно средств – 40 млн. рублей. Просто куда они пошли – неизвестно». Стали выяснять. Действительно, КрАЗ несколько лет назад целенаправленно выделил миллионы на строительство двух многоквартирных домов для жителей злополучной деревни. Деньги ушли на счета краевого фонда жилищного строительства, после чего началось возведение объектов. Прошлой весной, когда уже были построены коробки домов, деньги вдруг кончились. Так заявили в фонде. На заводе настаивали на своем – мы выделили деньги в полном объеме.

Вице-губернатор Сергей Сокол отстранил от должности генерального директора фонда Владимира Безносова – «за неоперативность в работе». Ему пригрозили уголовным делом, после чего Безносов проявил незаурядную оперативность: он просто исчез, унеся с собою в неизвестность всю документацию фонда вместе с трудовыми книжками сотрудников. Деятельностью фонда заинтересовались краевая счетная палата и прокуратура. Правда, до сих пор неизвестно: то ли 40 млн. действительно быстро закончились, то ли были потрачены не по назначению.

После жалобы коркинцев президенту краевые власти и руководство КрАЗа «скинулись» по 100 млн. рублей. Сейчас оба дома, все 265 квартир, почти готовы к заселению, остались незначительные «косметические» работы.



САМЫЕ ГРЯЗНЫЕ МЕСТА РОССИИ

По данным экологического агентства «Биодат», Красноярский край лидирует среди самых экологически неблагополучных регионов нашей страны. Далее следуют: Ханты-Мансийский АО, Челябинская область, Самарская область, Пермская область, Свердловская область, Ростовская область, Башкирия, Краснодарский край и Татарстан.

Главными загрязнителями окружающей среды в России являются «Норильский никель» (г. Норильск Красноярского края), РАО «ЕЭС России» (ТЭЦ и ГРЭС), «Алмазы России – Саха» (г. Мирный в Якутии), «Кузбассразрезуголь» (Кемеровская область), «Роснефть», «Северсталь» (г. Череповец Вологодской области), «Сургутнефтегаз», «ЛУКойл», ЮКОС и «Сиданко».

Самыми вредоносными отраслями промышленности по степени ущерба, наносимого ими окружающей среде, считаются электроэнергетика, цветная металлургия и газовая промышленность.

Опубликовано в номере «НИ» от 15 сентября 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: