Главная / Газета 19 Августа 2004 г. 00:00 / Общество

Свержение царь-рыбы

Браконьерский промысел на Енисее приобретает промышленные масштабы

ЕВГЕНИЙ ЛАТЫШЕВ, Красноярск

Пятьсот тысяч мальков осетра, каждый весом чуть больше одного грамма, были выпущены на днях в Енисей в районе старинного села Есаулово. Икру собрали в Туруханском районе, а вырастили в питомнике Красноярского института экологии рыбохозяйственных водоемов. Однако все усилия ученых оказываются бесполезными перед хорошо отлаженной индустрией браконьерского вылова рыбы ценных пород.

Браконьера поймать можно. Но осетра уже не вернуть.
Браконьера поймать можно. Но осетра уже не вернуть.
shadow
В Красноярске еще помнят времена, когда на песчаных косах в черте города можно было на обычную удочку надергать стерлядки, а при большом везении добыть и осетра. Но это было давно, до того, как гигантская плотина Красноярской ГЭС перегородила Енисей. Теперь с рекой происходят неприятные метаморфозы: изменился температурный баланс, уровень воды стал колебаться по нескольку раз на день, песчаные косы и галечные перекаты зарастают травой и тиной.

Свою лепту в отравление реки вносят и многие городские предприятия, которые сбрасывают в нее отходы мимо очистных сооружений, и речные суда, беззастенчиво сливающие в воду мазут и другие нефтепродукты. Короче, осетр, как и рыба других ценных пород – та же стерлядка, нельма, муксун, сиг, – давно покинул пределы Красноярска и мигрировал на север, на свою «историческую родину». Но и здесь, в низовьях Енисея, нет рыбе покоя. Оказывается, загрязнение реки – не единственная причина исчезновения осетровых и другой деликатесной рыбы.

«Многие считают, что рыбы стало мало только из-за проблем с экологией, но это не так, – рассказал «НИ» старший инспектор рыбоохраны управления «Енисейрыбвод» Валерий Бутов. – Река пока еще обладает колоссальной способностью к самоочищению и воспроизводству. В черте Красноярска в Енисей действительно годами льют всякую гадость, но уже в трехстах километрах ниже по течению он чистый. Именно здесь много столетий подряд гуляли стерляди и осетры, рыбы было столько, что казалось – она никогда не кончится. А сегодня местные жители разводят руками: куда все делось?»

На Енисее свирепствуют браконьеры. И большую часть могучей браконьерской армии как раз и составляют местные жители. За каждого пойманного осетра, независимо от его размеров, государство предъявляет браконьеру иск в 8350 рублей. Но даже этот существенный штраф никого не останавливает, что позволяет предположить: тем, кто разбойничает на реке, владеет вовсе не рыбачий азарт, а стремление заработать.

Лов осетровых на Енисее и других реках края вообще запрещен, но почти в любом из красноярских ресторанов можно заказать блюдо из свежей осетрины. Непохоже, чтобы ее привозили в Сибирь откуда-нибудь с Волги или с каспийских берегов. На прилавках городских рынков царь-рыба присутствует всегда и в любом виде: малосольном, соленом, копченом, свежемороженом. Свежего осетра от греха подальше извлекают из-под прилавка. Но сразу видно, что продавцы не очень и побаиваются: окажись ты хоть ревизором, хоть инспектором рыбоохраны, хоть самим министром рыболовства – ни за что не докажешь, что рыба поймана на территории края.

Спрос на ценную рыбу есть всегда. Браконьерский промысел на енисейском севере уже приобрел промышленные масштабы. Если вы отправитесь в путешествие по Енисею на туристическом теплоходе, готовьтесь, что где-нибудь в районе Туруханска, Ярцева или Ворогова ваш теплоход будет взят на абордаж армадами моторок, в которых под мокрым брезентом ждет своего покупателя ценный груз. Купить рыбину или бидон черной икры можно не только за деньги – бартерные сделки допускают обмен на водку, спирт, пиво, картошку или свежие овощи.

Однако туристы не главные покупатели. Сегодня по Енисею бегает много частных судов – сухогрузов, катеров, самоходных барж. Некоторые из них целенаправленно отправляются за рыбой. Капитаны этих посудин действуют в лучших традициях контрабандистов прошлых веков – под покровом ночи пристают в укромных местах и встают под погрузку. Загружают осетров, скорее всего тех самых, которые завтра-послезавтра окажутся под прилавками рыбных рядов.

Питомник института, построенный на территории красноярской ТЭЦ-2, единственное в крае предприятие по разведению осетровых. Но уже нынешней осенью оно может закрыться. Ежемесячные затраты на содержание питомника составляют 140 тыс. рублей, в год требуется 2,5 млн. В нынешнем году от местных властей не получено ни копейки. Программа по сохранению ценных промысловых рыб оказалась под угрозой срыва. Если деньги из бюджета не поступят, партия молоди, выпущенная на днях в Енисей, окажется последней, а маточное стадо – 2,5 тыс. самок осетров и стерляди – придется пустить под нож. Окончательную расправу над ценной рыбой довершат браконьеры…




Стерлядь по-рузски

Опубликовано в номере «НИ» от 19 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: