Главная / Газета 19 Июля 2004 г. 00:00 / Общество

Бойкот

Уральская пенсионерка 17 лет отказывается от помощи государства

ОКСАНА СЕМЕНОВА

Всенародный стон по поводу замены льгот денежными выплатами не вызвал никаких эмоций у жительницы города Краснотурьинска Зинаиды Германенко. Эта энергичная пенсионерка давно сделала свой выбор, напрочь разорвав все отношения с государством. За долги в ее квартире отключены свет, газ и горячая вода. «Диссидентка» живет на средства от продажи семечек на городском рынке и даже умудряется копить деньги на «черный день». От любой материальной помощи со стороны властей она категорически отказывается.

Зинаида Васильевна не смотрит телевизор с прошлого века. И не жалеет.
Зинаида Васильевна не смотрит телевизор с прошлого века. И не жалеет.
shadow
Пенсионерка Зинаида Васильевна Германенко в городе Краснотурьинске Свердловской области – личность легендарная. «Германенко, которая денег не получает? Конечно, знаем! По улице Металлургов крайний дом!» – Первые прохожие сразу же объяснили, где искать знаменитую бабулю. Только вот популярность эта у бабушки здесь со знаком «минус». Принципиальную пенсионерку многие считают сумасшедшей.

«У нас старики с хлеба на воду перебиваются, а она от денег отказывается, – возмущается начальник пенсионного фонда города Александр Родин. – С 1987 года на ее счет ежемесячно поступают деньги. Уже накопилась приличная сумма. Сколько раз мы проводили с ней беседы, призывали отказаться от бойкота, но она ни в какую! У бабушки явно с головой не все в порядке!»

«У этой дурочки ничего за душой нет, а она от последнего отказывается! – Старушки у подъезда обветшалой «хрущевки», где живет Зинаида Васильевна, тоже считают, что у их соседки просто-напросто «поехала крыша». – А вы к ней? Ну, смотрите, аккуратнее, а то ведь черт его знает, что от этих ненормальных ждать!»

Чтобы встретиться с этой маргинальной особой, я поднялась по лестнице на второй этаж и первым делом услышала звуки баяна. Они раздавались как раз за той дверью, которая и была мне нужна. Открыла симпатичная опрятная бабушка в цветастом платье и уютных домашних тапочках. Идеально чистая квартира с полинявшими застиранными половичками, бесполезным, давно размороженным холодильником и красивой антикварной люстрой, которая тоже давно не светит, а служит украшением интерьера.

За долги в квартире Зинаиды Васильевны коммунальщики отключили свет, газ и горячую воду. «Холодную отрубить не смогли, пришлось бы отключать весь дом, – смеется Зинаида Васильевна. – Зато отрезали канализационную трубу».

«Как же вы в таких условиях 17 лет-то живете?» – спрашиваю у бабушки.

«Мы с мамой и братом во время войны в погребе на сырой земле жили, от немцев прятались, и ничего, не умерли! – говорит Зинаида Васильевна. – Чего же в доме-то с крышей мне не прожить?!»

Такой самостоятельной Зинаида Германенко была всегда. Когда во время войны помогала матери прятать партизан. Когда их дом с роскошной пасекой и огромным садом в деревне Яблонька Смоленской области на их глазах сожгли немцы. Когда начался страшный голод и мать не могла подняться с кровати.

«Чтобы помочь маме, я набрала в лесу черники, и прямо как была, босиком поехала продавать ягоды в Москву, – вспоминает Зинаида Васильевна. – Думала, что Москва – это большая деревня неподалеку. Села «зайцем» в проезжающий поезд и добралась до столицы. Без обувки меня не хотели впускать в метро, но потом сжалились. Я доехала до Тишинского рынка, продала ягоды и так же «зайцем» вернулась домой».

В 14 лет она накинула себе пару годков, чтобы получить паспорт и устроиться на работу на торфоразработки. Сюда же на Северный Урал она тоже приехала на заработки. Устроилась работать на Богословскую теплоэлектроцентраль и выбрала себе мужскую профессию: машинист портального крана. Вышла замуж, родила сына. И все бы было прекрасно, если бы не конфликт с руководством. Да в общем-то и конфликта можно было избежать, если бы не ее принципиальность.

«Она стала свидетельницей домогательств своего начальника цеха Анатолия Овчинникова к молодой девушке, с которой они вместе работали, – рассказывает пенсионерка Зинаида Иосифовна Соловьева, которая тоже работала на ТЭЦ. – И он ей этого не простил, стал «гнобить» всячески, делать все, чтобы она ушла с предприятия. Ей бы плюнуть и уйти. Но она не хотела сдаваться».

«Начальник цеха незаконно отстранял меня от работы, оскорблял, а я, в свою очередь, писала жалобы руководству ТЭЦ и в «Свердловэнерго», – говорит Зинаида Васильевна. – Ему объявляли выговор, меня восстанавливали, но потом все повторялось снова. Меня даже пытались упечь в «психушку», говорили, как и сейчас, что я сумасшедшая. Но ничего у них не получилось!»

«Зинаиду Германенко действительно несколько раз привозили к нам в диспансер на обследование, – вспоминает пенсионер, в прошлом главврач Краснотурьинского психоневрологического диспансера Александр Череп. – Но она была и остается совершенно здоровой».

За правдой Зинаида Германенко даже ездила в Москву, была на приеме в ЦК партии. Но все ее усилия справиться с бюрократической системой оказались тщетны. Ее увольняли – она писала в высшие инстанции, ее восстанавливали. Потом придумывали очередной повод и устраивали показательный «товарищеский суд по делу Германенко», объявляли ее персоной нон грата. Самое страшное, что в школе и во дворе дети стали издеваться над ее сыном. Жестокие сверстники частенько избивали сына «дурочки» и не хотели с ним дружить.

«По ночам я рыдала в подушку, а днем пыталась доказать свою правоту. Но в нашем государстве все чиновники между собой связаны, у них прямо масонская ложа какая-то, – вздыхает баба Зина. – Простому человеку против них тягаться невозможно. Даже если за тобой правда».

Эта была первая обида Зинаиды Васильевны Германенко на власть, на государство. Может быть, в пылу сражений за восстановление справедливости и доработала бы Зинаида Васильевна до пенсии, но произошел несчастный случай, который усугубил непростую обстановку на производстве. 4 мая 1980 года во время рабочей смены она поскользнулась на мокрой от дождя лестнице и упала с портального крана. Правая нога была сломана в пяти местах. Специалисты Свердловского НИИ травматологии и ортопедии выдали рекомендацию: больной определить инвалидность и трудоустроить на должность без физического труда на ногах и без охлаждений. Но начальству ТЭЦ производственная травма испортила бы показатели социалистического соревнования. Случай «замяли». Поэтому инвалидность Зинаиде Васильевне так никто и не оформил.

Беда не приходит одна – вскоре после несчастного случая на операционный стол попал ее сына. Диагноз: почечная недостаточность. «Из больницы я позвонила на работу и попросила отгул, сказала, что нахожусь рядом с больным ребенком. А придя на работу, узнала, что уволена за прогул», – вспоминает Германенко.

Наступил самый черный период в ее жизни. Она сидела без работы и пыталась выходить смертельно больного сына. Потом устроилась на подработку – красить подъезды…

Сын умер в 22 года, а вместе с ним умерла ее вера в справедливость. Тогда и решила Зинаида Васильевна все отношения с государством прекратить.

«Этой пенсией мне мою исковерканную жизнь не исправишь, – плачет Зинаида Васильевна. – Да и эти мизерные деньги – еще одно унижение. У меня весь смысл жизни был в работе, а теперь мне за все заслуги предлагают жалкие гроши».

Сегодня Зинаида Васильевна живет тем, что продает на базаре семечки. Закупает их оптом, сушит, жарит, сортирует по пакетикам и идет на рынок. В день зарабатывает около 100 рублей. Конечно, не пошикуешь на эти деньги. Но на еду хватает.

«Я еще подрабатываю дворником. Когда нога не сильно болит, – говорит старуха. – На памятник сыну и матери заработала. Да и на «черный» день коплю. Ведь помру, кто меня похоронит? Неужели государство?»

В свободное от продажи семечек время Зинаида Васильевна играет на баяне. Развлекает сама себя, ведь телевизор и радио без электричества не посмотришь. Любит песни военных лет. Но самая любимая: «И вновь продолжается бой!». Это о том, что «сердцу тревожно в груди».

А что не работает телевизор – не беда. Сейчас он все равно одни сказки рассказывает. Зинаида Васильевна и без того в курсе всех новостей в мире и в стране, достаточно только выйти во двор, там обо всем расскажут болтливые соседки.

Еще Зинаида Васильевна на досуге пишет письма президентам. Раньше Горбачеву и Ельцину, а теперь – Путину. Помощи она не просит. Она просит, чтобы проследил Владимир Владимирович, чтобы везде у нас в стране соблюдался закон.

«Мне деньги не нужны и льготы, о которых сейчас все судачат, не нужны, – говорит гордая пенсионерка. – Хочу, чтобы все было по справедливости!»

Ответов из Кремля Зинаида Германенко не получила ни разу.



Краснотурьинск – Москва


Справка «НИ»

В современной России совсем немного примеров, когда люди добровольно отказывались от благ и почестей, предлагаемых государством. Можно вспомнить Александра Солженицына, который в 1998 году отказался от ордена «Андрея Первозванного» и не стал принимать его из рук Бориса Ельцина. Мотив – «бедственное положение России». Генерал Лев Рохлин в середине 90-х годов отказался от звезды Героя России, сказав, что не примет награду за участие в «гражданской войне». Последней массовой акцией протеста стали события зимы-весны 2003 года. Пенсионеры стали тогда отправлять на имя Владимира Путина 30-рублевую прибавку к пенсии, посчитав ее оскорбительной.

Опубликовано в номере «НИ» от 19 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: