Главная / Газета 8 Июля 2004 г. 00:00 / Общество

Владимир Слипченко, военный эксперт

«Хватит грешить на Бен Ладена»

АЛЕКСАНДР ХОХЛОВ

Доктор военных наук, профессор, генерал-майор запаса Владимир Слипченко считает, что российские власти недостаточно серьезно относятся к угрозам лидеров чеченских боевиков совершить новые террористические акты в Москве или других городах страны. По его мнению, крупномасштабная атака может произойти в любой момент.

Июль 2003 года. Тушино. После взрыва.
Июль 2003 года. Тушино. После взрыва.
shadow
– Владимир Иванович, только что Аслан Масхадов в очередной раз пригрозил Кремлю: или переговоры, или кровавое лето. Но пугать терактом не всегда ведь означает его совершить?

– К сожалению, лидеры чеченских сепаратистов свои слова держат. Масхадов пообещал неприятности, и через три дня боевики устроили грамотно организованную резню в Ингушетии. Теракт на Дубровке, помнится, тоже предваряли достаточно громкие заявления Шамиля Басаева. Мне кажется, руководителям «ичкерийского» подполья даже доставляет удовольствие заранее оповещать власти и силовые ведомства России о том, что они собираются устроить очередную бойню: попробуйте-ка предотвратите. Силовики говорят, что это пустые угрозы, а когда теракт все-таки происходит, начинают валить вину друг на друга. То, что сейчас и Масхадов, и Басаев одновременно заявили о готовящейся террористической акции, очень тревожный знак. Нельзя его не замечать, нельзя.

– Можно ли спрогнозировать, где произойдет теракт?

– Увы, где угодно. Думаю, сегодня в какой-то мере в относительной безопасности республики Северного Кавказа. После Назрани и Карабулака там сейчас все антитеррористические силы приведены в состояние полной боевой готовности, и боевики на рожон не полезут. А вот российская глубинка привычно беспечна. Практически в каждом городе несколько десятков вооруженных людей могут захватить любой объект, удерживать десятки или сотни заложников и диктовать условия властям. Но наиболее «привлекательна» для них Москва. Террористический акт в столице государства всегда получается эффектным и эффективным. В Москве много важных объектов, которые охраняются слабо или вообще не охраняются. Особый «интерес» для террористов представляют обособленные здания, в которых они могут захватить политиков, военных, представителей правоохранительных структур, да и просто горожан.

– Что это могут быть за объекты?

– Здание Государственной думы, например. Совет Федерации, Генпрокуратура, Верховный суд, детские дома и лагеря летнего отдыха, больницы. Как не представляет большого труда для террористов занять здание, например, какой-нибудь военной академии в Москве. На входе стеклянную дверь «охраняют» солдат срочной службы, «вооруженный» штык-ножом, и дежурный офицер с пистолетом, но без патронов…

– Владимир Иванович, нас с вами не обвинят в том, что мы даем Басаеву подсказки, куда направить банду террористов?

– Помилуйте, да руководители террористического «генерального штаба» лучше нас с вами знают все «критические точки» в стране.

– Вы уверены, что у них есть даже свой «генштаб»?

– Безусловно. Наивно предполагать, что захваты Буденновска, ДК на Дубровке, Назрани – результаты спонтанных набегов отдельных вооруженных формирований террористов. Нет, все эти неожиданные средства и формы насилия свидетельствуют о тщательной предварительной их разработке, которая под силу только серьезному, весьма квалифицированному штабу. Осмысление данных разведки, координация по времени и месту предполагаемых боевых действий, планирование безопасных путей отхода, даже предполагаемый психологический эффект от теракта – все это заранее просчитано высокоподготовленными специалистами. Главная опасность сейчас в том, что сепаратисты меняют тактику ведения боевых действий: от применения в качестве «боеприпасов» отдельных боевиков-шахидов они переходят к действиям многочисленных боевых групп. Дубровка и Назрань – первые звонки. Мы пока не можем ничего им противопоставить.

shadow – Может быть, стоит присмотреться к зарубежному опыту?

– А его нет. 11 сентября 2001 года нападением на крупнейшие города США началась первая в истории асимметричная война – война международного терроризма против развивающегося глобализма. В ней были впервые применены невоенные формы насилия. Нанесением нескольких сосредоточенных ударов был получен внезапный ошеломляющий результат с неприемлемым для жертвы ущербом. И оказалось, что самому сильному сейчас государству планеты нечем ответить на вызов террористов. Силы и средства, предназначенные для противоборства в контактных и бесконтактных войнах с применением обычного или высокоточного оружия, в этом случае неэффективны или попросту бесполезны. Соединенные Штаты от души отбомбились по афганским горам и пустыням, по штаб-квартирам, пещерам, складам «Талибана». Но лично мне, например, до сих пор так и не ясно, кто же спланировал и организовал удары по Нью-Йорку и Вашингтону с помощью захваченных самолетов гражданской авиации? Уверен, что ответа на этот вопрос нет и у президента США Джорджа Буша-младшего. Он тоже не знает, где и кого искать и уничтожать, чтобы приостановить терроризм.

– Но американцы ведь продолжают ловить на афгано-пакистанской границе Бен Ладена?

– Хватит «грешить» на Бен Ладена и «Аль-Каиду». Сами они ничего особенного не сделали. Они – знамя международного терроризма, его символы. Но, сидя в пещере, невозможно перевернуть весь цивилизованный мир, а мы видим, что волны террора захлестывают все большее количество регионов и государств – Марокко, Узбекистан, Испания…

– Кто тогда «переворачивает» мир?

– Думаю, этого пока никто точно не знает. Хотя угрозы существующему миропорядку возрастают. Организаторы террора научились проектировать, создавать, финансировать и применять конвейер самого страшного оружия – смертников. Шахиды рассматриваются ими как дешевый и легкодоступный вид оружия массового поражения, как абсолютное средство доставки и нанесения стратегических ударов. Самые совершенные крылатые ракеты бесполезны против фанатиков. Есть такое старинное русское выражение: в борьбе с водкой всегда побеждает водка. Так и здесь – инициатива у террористов. Совершенно неэффективен и «крестовый поход» против международного террора, который возглавили США. Американцы решают сиюминутные задачи, борются с врагом примитивными способами, заимствованными из методов ведения предыдущих войн, но сейчас совершенно другая ситуация в мире. Опыта у них не позаимствуешь.

– Хорошо, с палестинскими шахидами давно воюют израильтяне.

– На Ближнем Востоке вообще тупик. Израильтяне утюжат палестинские населенные пункты бронированными бульдозерами, совершенно не понимая, что завтра на руинах разрушенных родных домов вырастут новые сотни террористов-смертников.

– Террор непобедим?

– До «победного конца», очевидно, нет. Он всегда был и всегда будет. Но нанести международному терроризму серьезные ответные удары – возможно вполне.

– Как?

– Сами террористы подсказывают правила «игры» с ними. Если они объединяются в транснациональные, корпоративные, тайные общества, зачастую действующие под видом благотворительных организаций, то и бороться с ними надо аналогичными мерами. Иными словами – не ковровое бомбометание, а профессиональные специальные операции, проводимые также сетевыми методами непосредственно внутри террористических групп. Необходимо внедрение в «ткани» врага, в его «мозги». Американцы, похоже, пока не понимают этого, израильтяне боятся, мы не умеем...

– Агента российских спецслужб, повара, который отравил в Чечне террориста Хаттаба, потом боевики разрезали на куски.

– Мы на войне. Жертвы неизбежны. Я уверен, что среди пророссийски настроенных чеченцев есть такие же смелые люди, готовые пожертвовать собой ради своего народа, как такие есть среди антироссийски настроенных – среди шахидов-смертников, убивающих нас и наших детей. Второй важный пункт: терроризм надо лишить денежной подпитки, перекрыть его финансовые потоки. Никто в мире пока даже не исследовал, как и откуда они идут, какие есть передаточные звенья, кто отправители и получатели.

– Но американцы, кажется, тщательно «прошерстили» и свои банки, и банки во многих странах мира?

– Международные террористы после сентября 2001 года практически не пользуются услугами банковской системы. В исламском мире еще до начала эпохи террора сложилась собственная система передачи денег – хавала. Это обмен на доверии. Допустим, в пакистанском Карачи человек приносит деньги в пункт хавалы и говорит, что их надо передать его другу в Нью-Йорке. «Хавальщик», уж извините меня за этот неблагозвучный термин, берет с суммы «перевода» определенный процент, по мобильному телефону звонит в США. Там в тот же момент эта сумма выдается американскому другу жителя Карачи. А если друг – террорист? Как с этим бороться? Хорошая задача для спецслужб.

– В России хавала тоже действует?

– Не знаю. Как не знаю, знают ли о ней наши силовики. Мы продолжаем бороться и с международным, и с доморощенным терроризмом устаревшими, заскорузлыми методами, а террор постоянно развивается. Можно сколько угодно часто устраивать для милиционеров, военных и сотрудников ФСБ всевозможные «усиления» режима, но это бесполезно и только изматывает людей в погонах. Боюсь, что в ближайшие дни мы увидим, как чеченские боевики вновь сдержат обещание и устроят теракт. Мы до сих пор не научились предотвращать теракты в зародыше. Плохо, что и не хотим учиться.


Опубликовано в номере «НИ» от 8 июля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: