Главная / Газета 28 Июня 2004 г. 00:00 / Общество

Антонио Мария Коста, исполнительный директор Управления ООН по наркотикам и преступности

«В России два миллиона наркоманов»

ЕЛЕНА ОГНЕВА

На прошлой неделе для представления Всемирного доклада о наркотиках в Москву прибыл исполнительный директор Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности Антонио Мария КОСТА. Накануне презентации доклада он дал интервью «Новым Известиям»:

shadow
– Г-н Коста, как вы оцениваете деятельность российских властей по борьбе с наркоманией, в частности, созданной не так давно службы Госнаркоконтроля?

– Я положительно отношусь к созданию в России этой службы и высоко оцениваю ее работу.

До нее в РФ действовала Координационная комиссия, которая координировала борьбу с наркотиками всех государственных органов, но эта система была неэффективной.

Что касается службы Госнаркоконтроля, то она была основана на тех же принципах, на которых мы создавали аналогичные службы в Средней Азии – замечу, что на тех же принципах в свое время было основано Управление по борьбе с наркотиками в США. Тем не менее есть ряд моментов, которые меня всерьез беспокоят. Необходимо осознать, что борьба с наркотиками не может сводиться только к правоохранительной деятельности. Конечно, она имеет фундаментальное значение, но мы не можем ограничиваться только ею. Необходимо активно работать над снижением спроса на наркотики. Для этого мы призываем российские власти больше сотрудничать с обществом именно в этом направлении.

shadow – Госнаркоконтроль РФ энергично включился в борьбу с ветеринарами по поводу кетамина, препарата, который широко применяется при обезболивании в ветеринарии. Отмечались ли в других странах риски распространения наркотиков подобным путем?

– Использование наркоманами лекарственных средств – очень распространенная проблема, хотя именно кетамин используется крайне редко. Здесь трудно бороться, ведь подобные наркотические средства можно на законном основании приобретать в аптеках. В этой связи необходимо вести пропаганду среди населения, разъясняя им, чем может обернуться неправильное использование лекарственных препаратов.

– Проблема Афганистана, как главного мирового центра производства наркотиков, для нас крайне важна. Дальнейший путь наркотиков на Запад идет в том числе и через Россию. Как бы вы сформулировали основные риски для транзитной страны?

– 80% наркотиков, которые идут из Афганистана, – это героин. Он идет тремя транзитными путями. Западный путь – через Иран экспортируется 50% афганского героина. Южный путь – через Пакистан. Наконец, северный – через Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан. Именно из этих стран героин попадает в Россию, и поскольку часть его оседает в стране, а часть идет в Прибалтику и далее в Европу, действительно можно утверждать, что Россия является транзитной страной. Однако такое соседство делает Россию не только транзитом, но и активным потребителем афганского героина. Российский наркотический рынок достаточно объемный. По нашим данным, в России сейчас около 2 млн. наркоманов.

– Как вы боретесь с распространением афганского героина в мире? Реально ли установить с местными властями сотрудничество того типа, которое позволило, как следует из вашего доклада, снизить производство наркотиков в некоторых странах Юго-Восточной Азии и Латинской Америки?

– В Афганистане правительство не предпринимает масштабных мер по искоренению этого зла, так как в большинстве провинций его влияние очень слабо. Это первая причина, по которой здесь не удается достичь положительных результатов. Во-вторых, нет средств, чтобы помочь крестьянам переключиться на альтернативные сельскохозяйственные культуры. В-третьих, в Афганистане крайне небезопасно. Именно из этих соображений я не могу направить туда своих сотрудников работать на местах.

– Г-н Коста, как вы смотрите на то, что в нескольких европейских странах были легализованы некоторые виды наркотиков?

– Термин «легализованы» здесь не совсем верен. Хранение, транспортировка и злоупотребление наркотиками продолжает быть преступлением. Речь идет о принятии законодательства, согласно которому наркомана не сажают в тюрьму и заставляют платить административный штраф от 10 до 20 долларов. Это более современный подход в борьбе с наркоманией, принцип которого –считать наркомана не преступником, а больным человеком, нуждающимся в лечении. К примеру, в Англии такое законодательство было принято, но одновременно с этим в стране развернули широкую разъяснительную кампанию, которая обошлась в 25 млн. долларов.

– Курение табака, как сказано в вашем докладе, уносит в пять раз больше жизней, чем наркотики. Проблема с алкоголем не менее серьезна, особенно для России. Отслеживаете ли вы мировую картину в области алкогольной и никотиновой зависимости?

– Любое злоупотребление какими бы то ни было веществами, как наркотиками, так и алкоголем и табаком, разрушает организм. Нас эта проблема заботит. Сейчас все больше усилий предпринимается для того, чтобы не запретить табак, но, скажем, максимально затруднить его покупку и потребление. Курить не запрещено законом, но делать этого в самолетах, театрах, кинотеатрах, других общественных местах вы не сможете. В результате найти место для курения становится очень трудно.

– А вы сами не курите?

– Нет, никогда!

Опубликовано в номере «НИ» от 28 июня 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: