Главная / Газета 18 Июня 2004 г. 00:00 / Общество

Шелковый путь под венец

Свадебную моду в России давно диктует Украина

МАРИЯ СЕЛЕЗНЕВА, Санкт-Петербург

По статистике, на летние месяцы приходится больше всего свадеб. Марш Мендельсона, ленты и белые платья – непременные атрибуты торжественной церемонии. Кажется, они существуют столько же, сколько само понятие «семья». Но, оказывается, им не больше 200 лет. Обо всех нюансах матримониальных тонкостей лучше всех в России знает Ольга Морозова – дизайнер, предприниматель, основатель и директор Музея свадьбы в Санкт-Петербурге, в котором собрана уникальная коллекция старинной одежды.

Коллекционер Ольга Морозова с туфелькой золушки 19 века
Коллекционер Ольга Морозова с туфелькой золушки 19 века
shadow
Ольга увлеклась историей свадьбы несколько лет назад, когда ее попросили сделать костюмы для исторической фотографии. Тут-то и выяснилось, что в белое невесты стали одеваться только в середине XIX века. Англичане утверждают, что первой была королева Виктория. «В 1840 году она выходила замуж за принца Альберта Саксен-Кобург-Готского в платье из белого атласа, украшенного флёрдоранжем (цветками померанцевого дерева) и кружевом, которое команда кружевниц ткала целый год», – рассказала «Новым Известиям» Ольга Морозова.

Спустя 10–15 лет привычный нам свадебный наряд появился и в России. До этого под венец шли в новом красивом платье, чаще всего красном. В белое сначала облачились петербургские модницы. Правда, они выбрали не английские, а французские – более утонченные и изящные фасоны с огромным количеством кружев, на кринолинах, с расшитыми золотом, серебром и жемчугами корсетами. Россиянкам так полюбилась новая свадебная мода, что уже через несколько лет по пышности платья и длине шлейфа можно было судить о состоянии невесты и сословии, к которому она принадлежала. Богатые семьи покупали два наряда: один, более строгий, для церемонии венчания – с закрытыми шеей и руками, второй для светского торжества – с глубокими декольте и оголенными плечами. Для тех, кто не мог позволить себе такую роскошь, портнихи изобретали модели, способные видоизменяться, что называется, «легким движением руки». Очевидно, тогда в дизайне и появилось понятие трансформера.

«В те времена к одежде относились очень бережно, она хранилась десятилетиями, поэтому мне удалось получить в коллекцию одно из первых платьев», – говорит основательница свадебного музея. Первый ее экспонат датирован 1880-м годом. Это французское платье в стиле модерн с длинными рукавами и высоким воротником-стойкой. Сзади турнюр. Белый шелк покрыт тончайшими кружевами. В руках у манекена-невесты маленький букетик из флёрдоранжа. На ногах туфельки, снаружи отделанные дорогим по тем временам атласом, а внутри – дешевой лайкой, на голове фата – символ скромности и стыдливости. Фата вообще долго оставалась обязательным атрибутом церемонии. «По христианскому поверью через волосы в женщину мог вселиться злой дух, поэтому ее голова должна была быть закрыта. Бывало, невесту закутывали так, что и лица не видно. От этого во время праздника девушки задыхались, падали в обморок. Но гостей это не особенно беспокоило. Молодую приводили в чувство и снова сажали за стол», – сочувственно заключает Морозова.

Интересно, что 100 лет назад фигуры у женщин были несколько иными. Узкая талия, большая грудь, выгнутая назад спина – дама походила на утку. Сегодня манекены под такие фигуры делают только в Японии. Модельеру удалось максимально передать колорит XIX века. Помимо самих нарядов, питерская предпринимательница достала свадебные аксессуары – старинные сумочки, туфельки, шкатулки из-под фаты, венки из флёрдоранжа, фотографии, перчатки, жемчужные украшения. Часть экспонатов Ольга Морозова приобретала на российских аукционах, за некоторыми ездила в Европу, кое-что реставрировала. Одно платье ей пришлось восстановить лишь по одной нижней юбке.

Все модели выполнены из тончайших тканей – шелк, атлас. До них страшно дотрагиваться. Современная девушка и десяти минут бы не сумела продержаться, не повредив такой наряд. А для невест позапрошлого века это не составляло никакого труда. «Добропорядочная девица все делала плавно: ходила, двигала руками, говорила, поэтому платье сохранялось долгие годы и передавалось по наследству», – объяснила Ольга Морозова.

Женихи тоже наряжались в лучшие костюмы. Однако молодожена от рядового гостя на свадьбе можно было отличить только по букетику в петлице фрака да по старым ботинкам – примета. Представленные в музее Морозовой варианты мужского свадебного костюма времен царя Николая II практически не отличаются от современных тейл-коутов. Только сшиты они 100 с лишним лет назад, отреставрированы антикварными нитками и на пуговицах большинства звезда Давида. Евреи в начале века были лучшими портными в России.

Революция нанесла удар по всей нашей жизни, в том числе и по свадьбам. Торжественная церемония сменилась гражданской «красной свадьбой», роль священников стали играть председатели партийных ячеек, появились загсы. Невесты изменились до неузнаваемости, если не сказать до безобразия. Красующийся в одной из музейных витрин наряд 1927 года поражает своей простотой. У этого штапелевого чуда советской швейной промышленности прямой крой, короткие рукава, маленький воротник. Оно едва прикрывает колени. Ни намека на женственность. От свадебного в нем только цвет – белый. Следуя новой идеологии – «в платье и в пир, и в мир», – конструкторы одежды (модельеров не было) сумели добиться того, что женщина выходила замуж в том же, в чем спустя неделю ходила на партсобрания. Лишь некоторые модницы позволяли себе светлый наряд. Так продолжалось до 60-х годов ХХ века, пока швейная индустрия не совершила невиданный скачок и не изобрела синтетику. Самой модной стала ткань «космос» – плотная, негибкая, недышащая, похожая на вафлю. «В таком Валентина Терешкова выходила замуж», – говорит Ольга, показывая бело-серое платье, собранное под грудью на плоский бант, с расклешенной юбкой средней длины и короткими рукавами. Скромность украшает женщину. И, выбирая себе наряды, советские женщины неукоснительно следовали этому правилу. На свадебной фотографии начала 70-х невесту можно идентифицировать только по занимаемому ей центральному месту.

«Экспозицию завершает модель середины 80-х годов. Это уже вполне достойное платье – последнее детище советско-российской свадебной моды. После рынок наводнили сначала новинки из Сирии, а потом и из других стран – производителей дешевого ширпотреба. Культура создания свадебных нарядов в России не возродилась до сих пор. Подавляющее большинство продаваемых у нас моделей произведено на Украине», – говорит историк свадебного обряда. Этим объясняется и их относительная дешевизна. Если же невеста хочет приобрести качественное одеяние, то должна быть готова отдать за него до 2,5 тыс. евро. Это уровень прет-а-порте. От-кутюр, понятно, стоит в десятки раз дороже. В моде прямые длинные, слегка расклешенные книзу модели без разрезов. Нужно забыть о бантах, рюшах и перчатках – единственное, что допускают дизайнеры, это французское кружево «шантели». Из тканей предпочтительны натуральные, в особенности шелк. Причем он должен быть обработан таким образом, чтобы создавался эффект помятости или жатости. На узком корсете это выглядит очень изящно. Из цветов на первое место вышли кремовые и карамельно-шоколадные оттенки.




По Волгограду пущен свадебный трамвай

Опубликовано в номере «НИ» от 18 июня 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: