Главная / Газета 24 Мая 2004 г. 00:00 / Общество

Жаркое лето-2004

По прогнозам синоптиков и МЧС, нас ожидают зной и пожары

ГЕРМАН ПЕТЕЛИН, ДМИТРИЙ ХРУПОВ (фото)

В Сибири и на Урале – небывалая жара. В лесах полыхают пожары. По прогнозам МЧС, суховей в ближайшие дни доберется до Москвы. Метеорологи говорят о том, что лето в центре России будет жарким и сухим. Это значит, что может повториться сценарий 2002 года и столицу вновь накроет густой смог горящих торфяников.

Шатурские пожарные готовятся к борьбе с огнем.
Шатурские пожарные готовятся к борьбе с огнем.
shadow
Корреспонденты «Новых Известий» побывали в самом пожароопасном районе Подмосковья – Шатурском. Особый противопожарный режим в Шатурском районе начал действовать сразу же, как сошел снег. Пока на фоне мокрых деревьев запрещающие въезд в лес плакаты выглядят неуместно. Как и рассказы о том, что на полянах неожиданно начинают бить дымные гейзеры. Воздух в Подмосковье чист и свеж. Никакой гари. Впрочем, это спокойствие относительное. В жаркие майские праздники, когда тысячи отдыхающих поспешили в леса, шатурские спасатели работали на пределе сил. Еще жива память о страшных торфяных пожарах лета и осени 2002 года, поэтому, считают шатурские пожарные, лучше перестраховаться, чем вновь бросаться в неравную схватку с огнем.

Пороховая бочка

Торф здесь залегает пластами, в отдельных местах его глубина достигает 10–15 метров.

«Фразочка о том, что негоже курить, сидя на бочке с порохом, для нас – детский лепет, – говорит начальник шатурского управления МЧС полковник Сергей Жукин. – Мы здесь обречены жить на целом эшелоне взрывчатки. Сухой торф – тот же порох. Относительная влажность торфа – 28%, а пороха – 25%. Представляете, чего стоит загасить подземный пожар на глубине десяти метров?» Полковник показывает карту. Общая площадь торфяников на территории Шатурского района составляет более 800 квадратных километров, площадь лесных массивов в полтора раза больше. Все пожароопасные участки отмечены красным. Других цветов на карте практически нет.

Еще не наступило лето, а пожарные в Шатурском районе выезжали по тревоге в окрестные леса 184 раза. И это в то время, когда Подмосковье заливает дождями. Что будет, когда наступит лето?

«Особых страхов нет, – говорит Сергей Жукин. – Даже если начнется жара и заполыхают пожары, мы справимся с огнем. Есть люди, есть техника. Жаль, нет у нас на вооружении какого-нибудь прибора, защищающего от глупости. Дачники, рыболовы, охотники, туристы – все беды от них. Где ни попадя разводят костры, бросают окурки. Потом сами же от пожаров и страдают. Но каждый год происходит одно и то же. Дураков не убавляется».

Тем не менее полковник Сергей Жукин все же еще возлагает надежды на профилактические меры, на то, что людей можно научить правилам поведения в лесу. Однако память о лете 2002 года заставляет его больше всего рассчитывать на помощь лесничих. «До 2002 года, чего греха таить, все было несколько иначе, – признается директор Кривандинского лесхоза Александр Петров. – Мы действовали сами по себе, а пожарные занимались своими территориями». Теперь же, наученные горьким опытом страшнейших пожаров («Как тогда вся Шатура не сгорела?!» – говорят), кривандинские лесники всегда готовы прийти на помощь подчиненным Жукина. Все сведения о возгораниях передаются в оперативный штаб МЧС.

Ленинское наследие

Отсюда, с шатурских болот, начиналась электрификация всей страны. В 1918 году Совнарком признал торф самым эффективным топливом для будущих электростанций. Ленин по этому поводу срочно издал декрет «О разработке торфяного топлива», и уже через год в Шатуру на добычу топлива были направлены сотни женщин. Их называли торфушами. В честь них в райцентре даже установлен памятник – женщина с огромной корзиной на плече. Затем, в 1921 году, в план ГОЭЛРО включили строительство Шатурской ГРЭС. А в 1924 году она уже давала электроэнергию. Программа по осушению болот для добычи торфа раскрутилась на полную катушку. Торф добывали по всей стране, но подмосковные разработки считались самыми производительными в стране. В конце 60-х на ГРЭС провели модернизацию, установили новое оборудование, работающее на мазуте. Спрос на торф упал. Торфопредприятия постепенно стали сворачивать добычу.

Взрывы в лесах

«Торфяные поля так просто не бросали, – рассказывает Сергей Жукин. – Где это было возможно, их подтапливали. В советские времена предприятия по торфодобыче сами следили за пожарной безопасностью. В каждом из них были спецтехника, трактора, существовала мощнейшая гидросистема, с каналами-водозаборами, насосными станциями».

В 80-х годах прошлого века на территории Шатурского района работало восемь торфодобывающих предприятий. 90-е годы круто изменили жизнь района. Разработками торфа теперь занимаются только три организации. А на огнеопасных полях бурно развернулось дачное строительство. Ни о какой противопожарной безопасности речи, естественно, не идет. Оборудование насосных станций давно разграблено. Каналы пересохли и заросли травой.

«Торфяной пожар можно погасить, только залив каждый квадратный сантиметр его площади десятью литрами воды, – говорит полковник Жукин. – А как его гасить, если поблизости нет водоема?»

В марте этого года в Шатурском районе прогремели мощнейшие взрывы. Это пожарные в труднодоступных местах создали 12 новых водоемов, каждый глубиной до 5 метров.

«Для того чтобы сделать один такой водоем, нужно 280 килограмм тротила. Но это только первый шаг к восстановлению существовавшей некогда гидросистемы, – объясняет Сергей Жукин. – Сейчас московский проектный институт «Гипроторф» разрабатывает план обводнения района. А пока остается только один

способ предупреждения пожаров: оповещение населения и совместное патрулирование»

Были в Чечне и Дагестане, теперь – в Шатуре

Ежедневно в Шатурском районе выезжают на патрулирование более 70 человек. В состав патрулей входят милиционеры, пожарные, работники торфодобывающих предприятий и лесничие.

«Участвуют в патрулировании и солдаты-срочники из группировки, которой усилили шатурский пожарный гарнизон», – говорит Сергей Жукин.

«Группировка» размещается в двух палатках. 4 офицера, 30 солдат-срочников и 2 водителя-контрактника. Рядом с жилыми палатками вкопан «грибок», под которым, как и положено, стоит дневальный. Напротив две полевые кухни. Еще одна палатка – столовая. Одним словом, все необходимое для жизни в полевых условиях. Командует капитан Николай Лукин.

«Равняйсь! Смирно! Товарищ полковник, сводный отряд 847-го спасательного центра МЧС построен!» – рапортует Лукин.

847-й спасцентр дислоцируется в Воронеже. За плечами у офицеров не одна командировка. Они возили гуманитарные грузы в Чечню и в Дагестан, спасали Адыгею от наводнения, а Владимирскую область от замерзания. Солдаты тоже успели побывать в командировках. Для Евгения Глухова из Липецка за полтора года службы подмосковная Шатура – третий выезд в проблемный район.

Полковник Жукин ставит бойцам задачу: «Пожар в точке NN». С учебным «возгоранием» солдаты справились быстро. Не дай бог, полыхнут летом шатурские леса – с огнем справятся. Хотя, конечно, куда им, «салажатам» до Деда и Короля.

Король и Дед

Два лучших, самых надежных и сотни раз проверенных огнем «кадра» районной пожарной охраны – Федор Король и Павел Стациенко, он же Дед. Король работает рукавным мастером. Ремонтирует соединения пожарных рукавов. Смотрит, чтобы контргайки плотно друг к другу подходили, чтобы течи не было, если вдруг пожар. Федор Сергеевич на своем веку их столько погасил, что и не сочтешь. А самый первый пожар на всю жизнь запомнил. Легендарный это был пожар. Почти 60 лет прошло, а в Шатурском районе его до сих пор вспоминают.

«В 1946 году сложнейший был пожар, а машин тогда не было, – рассказывает Король. – Узкоколейки проложены были. По ним на дрезинах ездили. Вот вся наша команда гасить его и отправилась. Весь день торф заливали. Возвращаемся назад, а нашей пожарной части нет – сгорела! Тогда-то и выстроили новую кирпичную».

Федору Королю – 82 года. Его коллеге Павлу Стациенко – 77.

«И это ваши лучшие кадры?» – отозвав в сторону спрашиваю Жукина.

«Да, – серьезно отвечает полковник. – Надежней и опытней этих людей нет. В 2002 году на страшнейших летних пожарах они работали без скидок на возраст, по 16 часов в день. Сейчас подрастает и молодежь хорошая. С личным составом проблем нет. Есть проблемы с техникой. Износ машин – 60 процентов. Но сейчас автопарк потихоньку начали обновлять. Недавно четыре новые машины мы получили».

А еще в Шатурском управлении МЧС с прошлого года воздушную разведку стали вести с помощью двух дельтапланов. Жаль, мы их не увидели: пока идут дожди, дельтапланы проходят профилактический ремонт.

«Мы готовы противостоять любым пожарам», – прощаясь, сказал нам Сергей Жукин. В это время солнце продралось сквозь тучи. Полковник посмотрел на небо и сказал: « Но когда дождь льет, все-таки на душе спокойнее».



Прогноз МЧС: где полыхнет сильнее

Центр «Антистихия» МЧС на основе данных Росгидромета и Министерства природных ресурсов разработал долгосрочный прогноз пожарной ситуации на территории РФ. Итак, чего же нам ждать этим летом от природы? Где и когда возможны лесные и торфяные пожары?

В июне пожароопасные ситуации могут возникнуть на территории Приволжского федерального округа – в республиках Татарстан, Мордовии, Марий-Эл, Чувашии, Кировской и Нижегородской областях. Пожары возможны в лесах Московской, Владимирской, Рязанской, Калужской, Псковской, Новгородской, Ленинградской областей.

В июле второе нашествие огненной стихии может произойти в Курганской и Челябинской областях, не исключается возникновение пожароопасных ситуаций в Тюменской, Свердловской областях и Ханты-Мансийском автономном округе. Параметры пожарной опасности будут так же превышаться на большей части Центрального и Северо-Западного федеральных округов.

В августе наиболее вероятно возникновение пожароопасных ситуаций в Сибири и Вологодской области.

В сентябре пожары вероятны на большей части Приволжского федерального округа, а также в Подмосковье, Рязанской, Ивановской, Владимирской, Тамбовской, Ярославской, Костромской и Вологодской областях.

Суммарная площадь, которую, по оценкам экспертов МЧС, «пройдут» пожары в 2004 году, прогнозируется в пределах 1,4–1,5 млн. га. Для сравнения: в 2003 году этот показатель составил 3,3 млн. га, а в 2002 году – 2,09 га. На Дальневосточный и Сибирский федеральные округа суммарно придется более 80% от общей площади пожаров по стране.



Во Владивостоке и Краснодаре ждут не пожаров, а паводка

Приморский краевой штаб ГО и ЧС не исключает в этом году прохождение тайфунов или засухи, сообщает наш собственный корреспондент Дмитрий Климов. Летом в центральных районах Приморья раз в несколько лет случаются подобные катаклизмы. Больше всего от тайфунов страдает Дальнереченский район. Сотни гектаров пахотных земель заливает водой. Как назло, тайфуны приходят в конце августа, когда начинается сбор урожая. Вода с такой силой обрушивается на Владивосток, что по улицам плывут куски асфальта, а канализационные люки напором воды подбрасывает на несколько метров вверх. Два года назад во время тайфуна погибли два горожанина – один провалился в канализационный люк, второго смыло в реку.

В Краснодарском крае, по информации корреспондента «НИ» Сергея Перова, работает около 50 постов наблюдения, следящих за уровнем воды в реках. В позапрошлом году регион пострадал от многочисленных наводнений: десятки погибших, тысячи разрушенных домовладений, миллиарды рублей убытков. Реки бассейна Кубани уже много лет не чищены, их русла заилены на две трети, поэтому в ближайшее время именно проблема выхода рек из берегов стоит наиболее остро. Половодье же здесь начинается в июле и связано с таянием ледников на вершинах Кавказских гор. Кроме того, на территории Краснодарского края возможны извержения грязевых вулканов, оползни в горной местности, морские смерчи и незначительные землетрясения. Специалисты Волгоградского областного управления по делам ГО и ЧС не прогнозируют никаких природных катаклизмов на это лето. Как прокомментировал корреспонденту «Новых Известий» Станиславу Анищенко начальник центра мониторинга прогнозирования обстановки и контроля ГО и ЧС Алексей Власкин, «ничего серьезного в плане природных бедствий не предвидится. Наш главный ежегодный катаклизм – паводок – мы успешно преодолели».

Тем временем, как предостерегают ряд СМИ, в направлении Волгограда движется огромное нефтяное пятно, которое грозит экологической катастрофой. «Нефтяное пятно не представляет никакой опасности для экологии региона, – сообщил «НИ» и.о. начальника управления по делам ГО и ЧС Волгоградской области Александр Шишкин. – Радужная пленка от разлива нефтепродуктов почти разложилась. Пробы воды, взятые сотрудниками СЭС, это подтверждают».


САМЫЕ КРУПНЫЕ ПОЖАРЫ В ПОДМОСКОВЬЕ

Наиболее сильные пожары в лесах и на торфяниках в Подмосковье были летом 1972, 1981 и 2002 годах, когда горели практически все торфоразработки севера и востока области. В самой Москве стояла мгла – «пожарная дымка» и чувствовался запах гари. В 1972 и 1981 годах своими силами пожарные не смогли одолеть огненную стихию, пришлось призывать на помощь солдат Московского военного округа. В 2002 году в течение августа–сентября в столице стоял густой смог, что нередко приводило к нарушениям движения транспорта и крайне негативно отразилось на экологической обстановке в городе. В сентябре концентрация оксида углерода в воздухе столицы превышала предельно допустимую норму в 2,33 раза. В течение лета было зафиксировано 200 очагов возгорания на общей площади около 1 тыс. га. Ущерб от лесных и торфяных пожаров в Подмосковье в 2002 году составил 194 млн. рублей, из них 91,4 млн. – траты на проведение мероприятий по ликвидации возгораний.


КСТАТИ

В конце апреля – начале мая 2004 года лесные пожары на юге Калифорнии охватили территорию в 20 тысяч акров (8 тысяч гектаров). Несколько тысяч человек были эвакуированы. Прошлым летом на юге штата в результате лесных пожаров погибли 22 человека, сгорели 3,6 тыс. домов.

«Поселок сгорел за полчаса»

Опубликовано в номере «НИ» от 24 мая 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: