Главная / Газета 21 Мая 2004 г. 00:00 / Общество

Фальшивый люкс

Российские бутики захлестнула волна высококачественных подделок

АЛЕКСАНДР БОГОМОЛОВ, АНДРЕЙ ПАНКОВ, ИРИНА ВЛАСОВА
С первого взгляда и не поймешь, что подлинно, а что – нет...
С первого взгляда и не поймешь, что подлинно, а что – нет...
shadow
На днях столичные милиционеры ликвидировали международную группировку, члены которой контрабандно поставляли из Турции ювелирные украшения низкого качества и продавали их в московских магазинах. Подделка товаров класса «люкс» и их реализация давно стала в России одним из самых доходных видов криминального бизнеса. При этом контрафактные предметы роскоши поступают не на черный рынок, а в супердорогие бутики и торговые центры.Торговля «левыми» швейцарскими часами, немецкими автозапчастями, французскими духами, кубинскими сигарами, дизайнерской одеждой и драгоценностями приносит хозяевам элитных магазинов миллиардные прибыли.

Задержанные сотрудниками Управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Москвы «ювелиры» организовали целую криминальную сеть. Они скупали в Якутии природные необработанные алмазы и переправляли их в Турцию, где камни обрабатывались и становились частью ювелирных украшений. Затем продукция поступала обратно в Россию. В рязанской лаборатории «бизнесмены» лепили на драгоценности пробы и передавали товар на реализацию в ювелирные магазины. На этой неделе сотрудники МВД изъяли в пяти столичных торговых точках 85 кг украшений из «самоварного золота». Кстати, также турецкого производства. Приблизительная стоимость этих драгоценностей составила 2,5 млн. долларов.

Впрочем, вряд ли кто-нибудь из российских бизнесменов удивится этой информации. Отечественный рынок буквально наводнен подделками элитных марок, которые успешно реализуются через роскошные магазины и торговые центры.

Индустрия «фэйка» (от английского fake – подделка) всерьез конкурирует с оборотами легальной продукции. По данным Комитета торгово-промышленной палаты РФ по безопасности и предпринимательской деятельности, доля фальсифицированной продукции в отдельных секторах российского рынка в прошлом году достигала 80%. При этом «поддельщики» развивают свой бизнес параллельно с официальным. Они постоянно улучшают качество товаров, иногда достигая полной идентичности с оригиналом. В МВД РФ очень осторожно оценивают убытки только ведущих отечественных и зарубежных правообладателей на территории России в 1,5 млрд. долларов в год. По данным Высшей школы экономики, потери госбюджета от потока контрафактной продукции составляют около 30 млн. долларов. Убытки компаний – более 18% от оборота. Это довольно внушительная цифра, однако не все бизнесмены заинтересованы в борьбе с производством фальшивых товаров.

«Когда мы готовили исследование, я и мои коллеги обратились в представительства многих российских и зарубежных компаний-производителей, однако сотрудничать с нами согласились всего 15 крупных фирм, – рассказал «Новым Известиям» Вадим Радаев, первый проректор Высшей школы экономики. – Очень многие отказались предоставить нам материалы своих исследований, поскольку уверены, что их продукцию не подделывают. Хотя эта уверенность ошибочна. Качество подделок в последние годы возросло до такой степени, что даже экспертам не удается отличить фальшивку от оригинала».

Имитируют только то, что переоценено

Выгода от торговли подделками сравнима с доходами от продажи наркотиков и оружия. Чистая прибыль может составлять до 1000%. Понятно, что перед таким искушением не могут устоять многие владельцы магазинов. Действительно, продать «паленый» свитер Burberry или джинсы Armani (с себестоимостью до 50 долларов) за 500–600 долларов куда приятнее, чем оригинальную продукцию с магазинной наценкой в 10%. Именно поэтому в большинстве компаний, связанных с люксовыми товарами, отказались разговаривать с журналистами, едва заслышав, о чем идет речь. Во-первых, информация о подделках торговой марки вредит имиджу фирмы. Во-вторых, никто не хочет раскрывать собственную причастность к распространению «фэйка». Хотя, казалось бы, наоборот, добросовестные продавцы должны бороться с контрафактной продукцией. Но у русского бизнеса свои особенности.

«Ошибочно считать, что объектом подделок являются только продукты, простые в производстве, которое к тому же не требует больших затрат, – рассказал «НИ» председатель правления Конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. – Производители контрафактной продукции зарабатывают на использовании, читай – воровстве торговых марок. В изготовлении поддельного алкоголя или поддельных сигар они могут использовать сырье, качество которого ничем не отличается от оригинала, даже упаковка может быть абсолютно идентичной, но затрат на производство этой продукции потребуется куда меньше – не надо вкладывать деньги в рекламу уже и без того раскрученной марки. А ведь именно маркетинговая компания требует денежных вложений, порой гораздо больших, чем само производство. Поэтому подделываются именно те продукты, которые переоценены на рынке. Это в основном «товары для богатых». И выигрывают эти фальшивки не только за счет высокой репутации товарных брендов, но и за счет того, что подделки, рассчитанные на состоятельных покупателей, продаются в респектабельных магазинах. Год-два назад, когда у каждого метро, как грибы, начали расти торговые центры, подделки можно было запросто встретить на каждом шагу, причем продавались они совершенно открыто. Сейчас сложнее – объемы лицензионной торговли растут, и крупным сетевым магазинам просто невыгодно портить репутацию. Хотя лазейки, несомненно, найти можно».

Китайско-швейцарские часы за 20 тыс. долларов

Для любого состоятельного мужчины наручные часы значат очень много. Это и показатель престижа, и вложение денег. Но часто богатый бизнесмен или представительного вида политик даже не подозревает, что купленные им за несколько тысяч долларов в столичном бутике Rolex или Patek Philippe не стоят и 200 долларов. Существуют несколько российских интернет-магазинов, специализирующихся на продаже «высококачественных копий» швейцарских часов за 150–300 долларов. Они производятся в Юго-Восточной Азии и действительно мало чем отличаются от настоящих. Но здесь все честно: продавцы заранее предупреждают, что хронометры поддельные. «Отличие от оригиналов – в отсутствии драгоценных материалов и в месте изготовления», – предупреждают интернет-сайты.

Но существует и узкий сектор ультрадорогих фальшивок. И здесь уже никаких предупреждений нет. В 2002 году сотрудники столичного УБЭПа обнаружили в самом центре Москвы – в ЦУМе – ювелирный магазин, где помимо поддельных украшений продавали и фальшивые часы Rolex и Cartier. Их корпуса были отлиты из чистого золота и украшены бриллиантами. Однако при себестоимости в 2 тыс. долларов их продавали по цене от 20 тыс. до 50 тыс. долларов. Партия изъятых милиционерами часов потянула на 1 млн. долларов. Мошенники закупали их в США и через Израиль привозили в Москву. По заключению экспертизы, в дорогой корпус этих часов был вделан механизм, который применяется для одноразовых часов, выпускаемых для детей и бесплатной раздачи во время рекламных акций. Бриллианты также оказались низкого качества. В России их используют в технических целях.

«Конечно, подобные часы были рассчитаны на дилетантов с шальными деньгами или богачей из северных регионов, – рассказал «НИ» пресс-секретарь московского УБЭПа Филипп Золотницкий. – Обычно продавец им говорил: «Только для вас у нас есть настоящий Rolex.Часы привезли, минуя таможню, и поэтому они стоят дешевле, чем в специализированных бутиках». Пока подобное «произведение часового искусства» не ломалось, их владелец мог вообще не знать о том, что оно фальшивое. К тому же даже в Москве можно по пальцам посчитать часовых экспертов, которые смогут распознать подобную подделку. Что уж говорить о глубинке?»

Расплодившиеся в последнее время часовые бутики редко могут предоставить подлинные документы на продаваемый товар. Впрочем, это не обязательно связано с тем, что часы фальшивые. Часто какой-нибудь Franck Muller или Breguet завозится в Россию без уплаты всяких пошлин, в ручной клади. Сопроводительные документы готовятся уже здесь, в России. Разумеется, в таком случае никто не может дать подлинной гарантии, предоставляемой швейцарскими часовыми мастерами. И узнать, купили вы настоящие Omega или китайскую подделку, будет невероятно сложно.

Поддельных сигар больше, чем настоящих

Представители крупных часовых производителей в России крайне неохотно идут на контакт с прессой. А если и упомянут слово «подделки», то тут же добавят, что «они продаются только в переходах и на вокзалах». Тема продажи фальшивых часов в магазинах – табу. Не в пример часовщикам официальные поставщики кубинских сигар, еще одного предмета роскоши, в последнее время успешно завоевывающего популярность в России, постоянно борются с подпольными конкурентами.

Настоящая кубинская сигара обещает ценителю истинное наслаждение. Плюс все тот же престиж – приятно, сидя в дорогом ресторане, затянуться тридцатидолларовой сигарой, купленной в роскошном магазине, и ловить завистливые взгляды соседей. Однако нередко вместо этого соседи начинают судорожно кашлять, машут руками, отгоняя ядовитый дым, и, наконец, отсаживаются подальше от курильщика. Российский рынок буквально завален поддельными «гаванами», изготовленными, кстати, там же, на родине Фиделя и Че. Правда, с нарушением всех норм и правил.

«В Москве редко встречаются подделки никарагуанских, гондурасских или доминиканских сигар. В основном продают самые популярные – кубинские, – грустно рассказывает генеральный представитель кубинской сигарной корпорации Habanos S.A. в России Вилли Альверо. – При этом я не могу дать гарантию, что даже в самом дорогом столичном сигарном магазине (а их около 30) вам не продадут поддельную кубинскую сигару. Правда, в последнее время там стали опасаться открыто предлагать подделки».

Это связано с повышенным вниманием оперативников к торговле фальшивыми сигарами. В феврале в Москве сотрудники ГУБЭПа провели контрольные закупки в самых известных магазинах: «Гавана», «Дженерал сигар», «Монте-кристо» и других. Милиционеры брали самые известные и дорогие марки: Cohiba, Montecristo, Romeo y Julietta, Partagas. Результаты превзошли все опасения. Во всех торговых точках продавали поддельные сигары. Причем за полную стоимость. Самое страшное, что некоторые из этих сигар оказались в буквальном смысле опасными для здоровья. Уже возбуждено уголовное дело по статье 238 УК РФ («выпуск или продажа товаров, не отвечающих требованиям безопасности»), и следователи надеются довести его до суда. В эти же дни милиционеры прошерстили сигарные лавки в других крупных городах страны. Всюду было одно и то же. В Воронеже сняли с продажи 20 тыс. сигар и сигарилл из проверенной 21 тыс. штук. А в Свердловской области была запрещена продажа 65,2 тыс. табачных изделий.

«Российские милиционеры могут хорошо работать, – комментирует эту операцию Вилли Альверо. – Правда, когда захотят. Мы терпим огромные убытки от деятельности фальсификаторов, 5–6 млн. долларов ежегодно. Но самое страшное, что мы теряем потенциальных клиентов, которые, попробовав поддельную сигару, навсегда отказываются от курения. Но что поделаешь, самая популярная в мире сигара Cohiba Robusto после уплаты всех пошлин и акцизов стоит в России не менее 9 долларов. И это оптовая цена. Поддельная Cohiba здесь тянет лишь на 2 доллара. При этом отличить настоящую сигару от фальшивой очень сложно. Все-таки каждый кубинец хорошо умеет крутить сигары».

Вилли Альверо считается ведущим экспертом в России по кубинским сигарам. Он регулярно сам проводит контрольные закупки в российских магазинах, отслеживая подделки. Но сделать он ничего не может. Вилли раскладывает передо мной стопку фальшивых сигар. Все они куплены в дорогих магазинах и стоят от 15 до 30 долларов. Отличить их от настоящих внешне практически невозможно. Разница скрывается внутри – в листьях табака. Каждая настоящая кубинская сигара – это результат кропотливого труда. Только на ее «начинку» идут три вида табачных листьев. В поддельных – лист только один.

Схема доставки подделок проста. На Кубе рабочие сигарных фабрик в свободное от работы время кустарным способом изготовляют крупные партии поддельных сигар. Их покупателями становятся в основном сотрудники авиакомпаний, которые могут спокойно вывозить из страны тысячи сигар. В Москве на этот товар довольно большой спрос – его мгновенно разбирают и оптовики (для отправки в регионы), и магазины. Продать поддельную сигару клиенту – это тоже искусство. По словам Альверо, продавец сначала должен убедиться, что перед ним не знаток. Поэтому, как и в случае с часами, больше всего фальшивок «впаривают» нуворишам, для которых хорошая сигара – вопрос «понтов», а не хобби. Случаются и настоящие курьезы. В одной из лавок Альверо обнаружил сигары Cohiba Piramyde, выпущенные на Кубе ограниченным тиражом. В Россию эти сигары вообще не поставлялись, их стоимость составляла порядка 900 долларов за коробку. Так вот, в Москве их продавали по 400 долларов за коробку. «Наверное, продавцы не знали о настоящей цене, иначе и за фальшивку выручили бы больше денег».

«Армяне» и «Версаке»

Бутики, торгующие дизайнерской одеждой и дорогой обувью, также не остаются в стороне от этого бизнеса. Одни продают как подлинные костюмы и юбки, так и аналогичные подделки, сшитые в соседнем подвале десятком трудолюбивых вьетнамцев. Другие покупают лицензию на продажу одного вида одежды, скажем, брюк от именитого дома моды, а продают все подряд: куртки, шубы, рубашки и носки с соответствующими «лейблами». Где все это производится на самом деле – неизвестно. Третьи выставляют на продажу откровенный «фэйк», не заботясь о приличиях. Все зависит от наглости продавца и места расположения магазина. Впрочем, наткнуться на фальшивку можно и в любом центральном универмаге или торговом центре Москвы. По расчетам убэповцев, объем подделок в люксовом сегменте рынка одежды и обуви составляет до 60%.

«Прошлым летом сотрудники нашего подразделения закрыли в Подмосковье крупнейший подпольный завод, где шили куртки, дубленки, шубы, обувь под логотипами известных всему модельеров Gucci, GFF, Moschino, Cerruti, – рассказывает Филипп Золотницкий. – Как выяснилось, хозяин производства закупал в Турции качественные поддельные «лейблы» с названиями этих домов моды. После этого по лекалам из специализированных каталогов профессиональные швеи шили одежду. Одна из них, кстати, обладала уникальными способностями. Посмотрев на картинку в журнале, она могла без всяких лекал тут же раскроить нужную модель. Себестоимость курток не превышала 70 долларов, а в торговые точки, среди которых были не только рынки ЦСКА и «Савеловский», но и крупные магазины в центре Москвы, их сдавали уже по цене от 700 долларов. За день в подпольном цехе успевали сшить по пять-шесть вещей. При обыске у мошенников нашли тетрадь с адресами престижных столичных магазинов и даже именитых бутиков. Не исключено, что персонал этих торговых точек не гнушался смешивать оригинальные вещи из коллекций известных домов моды с дешевыми подделками. Кстати, подобная практика очень распространена и среди низшего звена персонала парфюмерных магазинов».

В последнее время, помимо поддельной одежды, очков и часов, в Москве все чаще стала появляться и аналогичного происхождения обувь. Причем довольно дорогая – от 300 долларов за пару. Мошенники обращаются на одну из многочисленных обувных фабрик в Италии, показывают модели из каталогов известных домов мод и просят изготовить точную копию. После чего раскладывают обувь в качественные коробки, клеят поддельные ярлыки и продают через престижные рынки и небольшие магазины. Единственное отличие такой обуви от оригинальной – через несколько месяцев она разваливается.

«Даже высококлассные марки одежды сегодня официально производятся в странах Азии или Ближнего Востока, – рассказывает Олег, владелец московского магазина, торгующего одеждой известных брендов. – Все просто, в этих странах гораздо дешевле рабочая сила и сырье для производства. Поначалу представители дизайнеров стараются контролировать процесс производства. Но со временем, как правило, контроль ослабевает, и ловкие обладатели лицензий начинают выпускать вещи из более дешевых материалов. Соответственно уровень качества понижается. Много поддельной одежды производится в Турции. Там любой желающий может спокойно заказать и фурнитуру (обязательные ярлычки на вещи с логотипом дизайнера, указанием, из каких материалов она состоит, рекомендациями по стирке) известного бренда, которую потом будет лепить на швейные творения мастеров из Иванова или Камышина.

Что делать с подделками?

«Рынок подделок товаров класса «люкс» развивается в России и особенно в столичном регионе благодаря нескольким факторам, – считает Александр, один из сотрудников оперативно-розыскной части Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями (ОРЧ СКМ ГУБЭП) МВД РФ. – В первую очередь по причине низкой покупательной способности населения и культуры потребления. Если в столице у покупателя есть альтернатива подделке, то в регионах подобного выбора нет. К тому же западные компании до сих пор неохотно идут на российский рынок с малопонятными для них правилами ведения бизнеса и с еще не сложившимся средним классом. Естественно, что эту нишу также занимают поставщики фальсификатов».

По мнению Дмитрия Янина, составить список наиболее подделываемых товаров в принципе невозможно. «Есть вещи, которые подделывать невыгодно. Например, сок или газированную воду. Производство очень дорогое. Но такие случаи единичны. В целом подделывают все. Очень часто подделывают мебель известных марок, осветительные приборы. Например, люстры пользуются большой популярностью у производителей контрафакта. Причем продаются такие подделки по фальшивым лицензиям в специализированных магазинах».

Не так давно в Москве сотрудники ГУБЭП МВД РФ изъяли фальсифицированные люстры и светильники, продававшиеся под знаменитой маркой дорогого хрусталя Swarowski. В Солнцеве на каркасы люстр наносили напыление желтого металла, в цехе на улице Кржижановского люстры комплектовались стеклянными и хрустальными подвесками. Небольшая часть продукции действительно комплектовалась изделиями фирмы Swarowski, но ее доля не превышала 1%. На все остальное устанавливались подвески турецких фирм. Люстры продавались под маркой Swarowski в 20 крупных торговых центрах, расположенных на МКАД.

Вспоминается и подделка продукции Борского стекольного завода, который выпускает стекла для иномарок: Mercedes, BMW, Honda и Mitsubishi. В какой-то момент на рынок оказались выброшены стекла под маркой Борского завода, которые могли причинить серьезные травмы находящимся в салоне людям.

Бороться с подделками сейчас очень сложно. Хотя бы потому, что производство поддельной продукции в основном подпадает под статьи Административного кодекса РФ и наказывается штрафами. Есть и уголовная ответственность. Все зависит от размахов производства и размера ущерба, причиненного компании-производителю или правообладателю. Минимальное наказание – это штраф в размере от 15 до 20 МРОТ с конфискацией имущества. Эти меры распространяются на гражданское лицо. Максимальный штраф – 40 МРОТ. Максимально возможное наказание по Уголовному кодексу – до 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества в том случае, если производство контрафакта контролируется организованным сообществом и является экономическим преступлением. Правда, по словам Дмитрия Янина, количество уголовных дел по производству фальшивок ничтожно мало: «Я не помню ни одного случая, когда бы производители фальшивок наказывались лишением свободы. Хотя это не говорит о том, что подобных прецедентов не было. Самое удивительное здесь в том что, пункт «конфискация имущества» не подразумевает под собой изъятия оборудования. Это значит, что, если штраф не очень большой, проще выплатить положенную сумму, на некоторое время уйти в подполье, а потом и дальше делать фальшивки на том же самом оборудовании. Если не ужесточить наказание, то бороться с подделками будет практически невозможно. Пятилетний срок тюремного заключения я считаю вполне разумным. Кроме того, стоит увеличить размеры штрафов, изымать оборудование и доходы с продаж».



КАК КУПИТЬ НАСТОЯЩИЕ ШВЕЙЦАРСКИЕ ЧАСЫ

Эксперты советуют покупать дорогие часы только в серьезных магазинах с громким именем. Не стесняйтесь: попросите продавцов предъявить сертификат понравившихся вам часов и лицензию производителя. Эта просьба не должна вызвать никаких сомнений. Если продавец или менеджер начинают говорить, что лицензии сейчас нет или она находится в офисе, откажитесь от покупки: скорее всего, вас обманывают. Но вообще-то специалисты рекомендуют покупать швейцарские часы в Швейцарии.


КАК КУПИТЬ НАСТОЯЩИЕ КУБИНСКИЕ СИГАРЫ

Даже если вы покупаете сигары поштучно, попросите показать коробку, из которой их достают. На нее должна быть обязательно наклеена акцизная марка «сигары», а не «табачные изделия». Также на коробке наклеена зеленая гарантийная печать Республики Куба. Орел на гербе всегда расположен на сгибе коробки. Посмотрите, аккуратно ли склеена коробка, обратите внимание на петли и замочек. Задавайте продавцам как можно больше вопросов. Поинтересуйтесь, кто поставщик. Узнайте, в каком году произведена сигара. Скорее всего, назойливому клиенту побоятся всучить подделку.


КОММЕНТАРИИ

Борис НОВОДЕРЖКИН, психолог

Среди богачей есть определенная прослойка людей, которые действительно подвержены влиянию потребительского рынка. Покупки для них – это скорее элемент престижа, чем необходимость. Это явление было особенно сильно выражено в начале 90-х – во времена легких денег. В эру малиновых пиджаков люди стремились потратить деньги на все экзотическое, диковинное. И на этих пристрастиях богачей делали деньги народные умельцы. Экономический кризис 1998 года расставил все на свои места, люди научились считать деньги, но феномен этот частично остался в сознании людей. Некоторые весьма состоятельные люди просто вынуждены носить часы за 10 тыс. долларов, ботинки, которые стоят, как хорошая иномарка, потому что это элемент престижа или даже униформа. Отсюда, кстати, возникает привязанность к отдельным товарным маркам, так называемая брендомания.


ВАМ ПОПАДАЛИСЬ ДОРОГИЕ ПОДДЕЛКИ?

Георгий КОБАЛАДЗЕ, бывший разведчик, ценитель виски и сигар:
– Я думаю, что виски – это наименее подделываемый товар, и, честно говоря, никогда не сталкивался с подделками, хотя они, несомненно, существуют. Часто я покупаю виски в дьюти-фри, и всегда он оказывался настоящим. Виски, особенно односолодовый, очень трудно подделать. В огромном количестве сейчас подделывают вина, например грузинские. Но для того чтобы отличить фальшивку от оригинала, достаточно хоть раз взглянуть на заводскую упаковку, дизайн этикетки. Вот сигары подделать проще. Но и их можно отличить по нескольким признакам, даже не снимая упаковки. Настоящие сигары всегда защищены особыми заводскими знаками. Это видно сразу. Настоящие ценители могут распознавать сигары даже по запаху.

Руслан НИГМАТУЛИН, футболист:
– В последнее время я не сталкивался с поддельной продукцией. Я делаю покупки в достаточно дорогих московских магазинах и уверен в высоком качестве товаров. Однажды, очень давно, я купил джинсы Versace, но через две стирки они жутко полиняли, растянулись и стали похожи на половую тряпку. Мне было лень идти ругаться с продавцами, поэтому я их просто выкинул.

Татьяна АРНО, телеведущая:
– Мне не приходилось покупать поддельные вещи, ни случайно, ни сознательно. Я отовариваюсь в фирменных магазинах и думаю, что там подделок быть не может. Я никогда не покупаю подделки сознательно. Например, у меня нет никакой необходимости покупать аналог дорогих наручных часов или духов только затем, чтобы произвести впечатление на других. Мои друзья жаловались, что однажды им подсунули поддельную алкогольную продукцию, правда, это было не в Москве. Если мне продадут фальшивку в очень дорогом магазине, скорее всего, пойду ругаться.

Александр ГУРНОВ, журналист:
– По-моему, как минимум 50% из того, что мы пьем, едим и носим на себе, является подделкой. В любом магазине любой страны можно купить ненастоящую одежду, обувь, драгоценности. В нынешний век глобализации подделки достигли такого размаха, что мне трудно даже говорить, что является подделкой, а что – нет. Например, недавно меня пригласили в один очень уважаемый московский ресторан. Владелец этого ресторана – большой ценитель и коллекционер дорогих вин. Он дал мне попробовать чилийское вино и рассказал, что делается оно на самом деле в Италии, купируется во Франции, после чего его привозят в Чили и разливают по чилийским бочкам, а потом развозят по всему миру как высококлассное чилийское вино. Оно действительно вкусное. И что после этого подделка?

Каждый пятый импортный продукт питания может оказаться подделкой

Опубликовано в номере «НИ» от 21 мая 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: