Главная / Газета 27 Апреля 2004 г. 00:00 / Общество

Китай-город

Жители Поднебесной медленно, но верно завоевывают Москву

АЛЕКСЕЙ ТЕРЕХОВ

В конце прошлой недели в Москве прошел конкурс на лучшее знание китайского языка, в котором приняли участие более 100 россиян. Не исключено, что в ближайшие годы количество конкурсантов вырастет в несколько раз: экономическое влияние могущественной китайской общины в столице постоянно растет. Пока китайцы стараются не привлекать особого внимания, медленно завоевывая место под солнцем. Но они уже вслух говорят о том, что готовятся к тем временам, когда в центре России появится «чайна-таун».

Многоукладная китайская экономика в российской столице.
Многоукладная китайская экономика в российской столице.
shadow
Сколько именно китайцев сегодня живут в Москве, не знает, пожалуй, никто. Официальную процедуру регистрации в столице прошли около 15 тыс. граждан Поднебесной. В основном это студенты, представители крупных торговых компаний и дипломатические работники. Однако подавляющая масса китайцев находятся в столице на птичьих правах. У них либо просрочена туристическая виза, либо они приехали по фиктивным приглашениям несуществующих работодателей, либо вообще незаконно пересекли границу. Так, по данным МВД и ФСБ, в Москве живут и работаут от 50 тыс. до 250 тыс. китайцев, нарушающих российское миграционное законодательство. Сами китайцы утверждают, что всего, легально и нелегально, интернациональным гостеприимством столицы пользуются от 30 тыс. до 45 тыс. их соотечественников.

Линия дружбы

Китайская община в Москве выросла в начале девяностых годов прошлого века вокруг крупных оптовых рынков. Самой надежной цитаделью для нее стал Измайловский рынок. На «линии дружбы», так местные продавцы нарекли бесконечный ряд контейнеров, которые арендуют китайцы, практически полностью воссоздана атмосфера шанхайских рынков. Вдоль прилавков постоянно снуют рикши. Правда, извозчиками работают таджики, а на повозках громоздятся перемотанные скотчем непомерные тюки с товаром. Почти на каждом контейнере висят огромные куски картона, исписанные иероглифами. Здесь же переводы на ломаном русском: «сниму квартир», «сдайу кантенэр», «ишу прадавец». Торгуют преимущественно сами китайцы, хотя по-русски они говорят очень плохо. Здесь создан свой торговый язык, наполненный числительными, приправленный обязательным междометием «очень хорошо» и сдобренный уникальным набором жестов.

Ассортиментный перечень китайских товаров, представленных на рынке, бесконечно велик. В Россию челноки везут все: от простых заколок и дорогих кожаных курток до ядреных специй и столового фарфора. «Понимаете, главное угадать с товаром, – делится своим опытом китаянка Жао. – Мы все привозим большими партиями. И тут важны даже не веяния моды, а сезонная температура. Один мой товарищ привез перед летом много футболок, а лето было холодное – вот и прогорел. А другой закупил толстовки и в результате оказался в большом наваре».

Жао, вот уже пять лет торгующая в Москве свитерами и джемперами, загадочно улыбнулась и развела руками, когда я спросил, сколько она зарабатывает.

«Немного, фиксированного дохода нет, – смущенно залепетала она. – Всегда по-разному, один раз за три месяца удалось заработать больше 10 тыс. долларов». Вдруг Жао увидела покупателя у своего лотка и спешно посеменила маленькими шажками к нему, убеждать, что у нее все «очень хорошо».

Китайских товаров в России нет

В 2003 году из Китая в Россию было ввезено потребительских товаров на сумму 3,4 млрд. долларов, в то время как китайские таможенные органы оформили вывоз товаров на этом же направлении на 6 млрд. долларов. Сколько товара прошло «мимо» моргнувшего в этот момент ока таможни, остается только догадываться.

Российские власти пеняют, что у основной массы бизнесменов из Поднебесной вообще нет никаких документов на товар. Китайские предприниматели, в свою очередь, утверждают, что они готовы оформлять все по закону и платить налоги и пошлины, но этому препятствует мохнатая лапа взяточничества. «Мы ничего не можем с этим поделать. Мы просто вынуждены нелегально ввозить товар в Россию, – рассказал Чен, или Юра (у многих «русских» китайцев появились здесь вторые имена), бизнесмен, сумевший продержаться на российском рынке больше десяти лет. – Простой пример. Я гоню фуру со шмотками из Китая и готов заплатить все пошлины и оформить товар по закону, ведь это же мне гораздо выгоднее. Но на таможне мне заявляют, что я должен заплатить 10 тысяч долларов – взятку таможеннику. При этом никаких документов вообще не дают. Если взятку платить откажусь, то товар через границу не пропустят. Еще повезет, если по дороге на мой контейнер не набредет еще какая-то инспекция. Уже в Москве, чтобы хоть как-то легализовать свой товар, я «покупаю» его у своих русских друзей. Так поступает большинство китайских бизнесменов. В результате практически весь товар с маркировкой «сделано в Китае», который продается на российских рынках и в магазинах, ввезен нелегально. Юридически в России почти нет китайских товаров. А все деньги, которые мы готовы отдать на уплату пошлин, идут на взятки».

Чен утверждает, что ему и его соотечественникам не разрешают выкупить магазин или хотя бы несколько мест на рынке. Только аренда. А ведь снять на месяц контейнер, например на Черкизовском рынке, обходится дороже, чем место в ГУМе или ЦУМе. «Правда, правда, – кивает головой Чен-Юра в ответ на мой недоуменный взгляд. – Очень тяжело работать. Но все равно мы вынуждены приезжать сюда на заработки. У вас за год китайский торговец зарабатывает столько же, сколько за три года каторжной работы у себя на родине». Непатриотический монолог перебил звонок мобильного телефона. Чен поговорил минуты три, попрощался с собеседником, окинул меня изучающим взором и вдруг выпалил, сложив руки на груди: «Мы нужны русским людям. В вашей стране не такие уж большие зарплаты, чтобы покупать дорогие европейские вещи, а мы предоставляем дешевые и качественные товары. У нас приемлемые цены». Чен еще раз оглядел меня, видимо ждал, что я начну с ним спорить. Но пришлось с ним только согласиться.

Чайна-хауз

Кроме проблем, с которыми в нашей стране сталкиваются абсолютно все предприниматели независимо от национальности и гражданства, Чен посетовал и на то, что московские власти не позволяют построить в столице Китайский квартал. «Мы очень часто ходили на переговоры с московским правительством. Даже предлагали построить на свои деньги в районе ВДНХ несколько домов, где компактно жили бы одни китайцы. Но столичные власти что-то не устроило, – рассказал Чен. – Создается впечатление, что руководству города выгодно оставить все, как есть. А ведь в Москве проживает достаточно китайцев, чтобы организовать свой «чайна-таун», такой же, как в Лондоне или Нью-Йорке. От этого всем стало бы только легче. А сейчас мы просто вынуждены основывать стихийные поселения в общежитиях, гостиницах и отдельных домах».

Под «отдельными домами» бизнесмен имел в виду обычные московские многоэтажки, в которых живут исключительно его земляки. Простому смертному вход сюда заказан. Подобных «точечных поселений» в Москве порядка десяти. Как и на рынке, в них очень дорогая аренда: за обычную однокомнатную квартиру требуют минимум тысячу долларов в месяц. Но счастливые жильцы уверяют, что высокая цена оправданна: в этих маленьких гетто китайцы обретают гарантию неприкосновенности. В подъезде сидит бдительный консьерж, который записывает имена всех, кто входит и выходит. В некоторых домах введена даже пропускная система. Сюда не наведываются никакие инспекции, не устраивают плановых и сверхурочных рейдов милиционеры. Даже если арендную плату повысят в два раза, эти дома пустовать не будут. Чен показал мне одно из таких зданий неподалеку от ВВЦ. Однако в жилые помещения он меня так и не провел: «Лучше не смотреть».

На первом этаже расположен китайский ресторан. Вход оформлен в традиционном стиле: бамбуковый навес, красная вывеска, на ветру качаются бумажные фонарики. В заведении очень жесткий фейс-контроль. Пускают только китайцев или же их знакомых русских. Другие сюда не попадут ни при каких условиях. Каждый вечер этот ресторанчик забит до отказа. Внутри один большой зал с караоке и несколько комнат на десять персон. Стоит жуткий гвалт, кажется, что посетители орут друг на друга. Но оказалось, что громкие посиделки не вызывают никакого беспокойства у персонала. «Понимаете, китайцы вынуждены громко разговаривать. У нас тоновый язык, и если мы будем говорить тихо, то нас никто не поймет». – Чен расставил все точки над «i».

Загадочные триады

Темная сторона жизни китайской общины – триада – китайская мафия, наводящая трепет исключительно на своих соотечественников. Ее деятельность в Москве – тайна, покрытая тотальным молчанием. Если на глазах у китайского торговца схлестнутся насмерть несколько сотен его сородичей, а потом его вызовут в милицию для опроса, то ответ будет один: «Ничего не видел, ничего не знаю, отпустите, пожалуйста». Так поступают абсолютно все.

На Измайловском рынке я наблюдал такую картину: бесконечный гул торговых рядов неожиданно стих, а продавцы смущенно склонили головы. По «линии дружбы» вальяжной походкой прошел невысокий упитанный китаец в дорогой куртке. Его свита насчитывала с десяток крепко сложенных ребят славянской внешности. «Это представитель всех китайцев на рынке, – рассказал мне уже потом Жао. – Он очень влиятельный человек. У меня могут быть огромные проблемы, если он вообще узнает, что я общалась с журналистом». Как удалось выяснить, основная обязанность «представителя» – разрешение различных конфликтов. Если кто-то отказывается платить арендную плату, если возник спор между торговцами или же со стороны администрации рынка появились какие-то претензии – всегда зовут его. Кстати, никто никогда не выбирал этого представителя. В один прекрасный день он появился со своей свитой на рынке и объявил, что будет работать здесь. Возражений не было. Теперь и с милицией, которая регулярно наведывается на торговые ряды, общается именно он.

Чен утверждает, что об организованной китайской мафии, которую так любят показывать в азиатских боевиках, он ничего не слышал. «Но между китайцами все же происходят криминальные разборки. Недавно одну китаянку из южных кланов выбросили с балкона. Она была на третьем месяце беременности, – сказал Чен. – Точно не знаю, что они там не поделили, но, по-моему, спор вышел из-за аренды. А ведь китайцы очень мстительны», – добавил предприниматель и хитро улыбнулся.

Китайская слобода

Около входа на «линию дружбы» расположились лотки с китайскими морепродуктами. Во льду лежат огромные креветки, осьминоги и карпы. Характерный рыбный запах распространяется по всему вещевому рынку. На вид товар совершенно невзрачный, но китайцы, покупающие морские деликатесы, говорят, что из них можно приготовить удивительно вкусные блюда и в московских магазинах таких креветок не бывает. Рядом с рыбными лотками – вход в китайский «мини-маркет» (контейнер с прилавками, забитыми едой исключительно китайского производства). Здесь продаются и соевые рулеты, и корешки женьшеня, и китайские сладости из яблок.

Китайцам не нужно покидать рынок, чтобы постричься, побриться или сделать завивку. Прямо здесь функционирует «китайская» парикмахерская. Есть и ресторан с неоригинальным названием «Утка по-пекински». Нет только «специализированной» прачечной, но торговцы предсказывают, что в скором времени и она обязательно появится. Раньше в Москве работала даже специальная пейджинговая компания, передававшая сообщения на китайском языке. Но с распространением сотовой связи она прекратила свое существование.

По «линии дружбы» всегда ходят несколько молодых женщин, которые продают газеты для китайцев. Русские буквы в этой прессе встречаются только в коротенькой информации о регистрации в Минпечати, да еще в рекламных объявлениях – адреса. Эти издания – аналог газеты бесплатных объявлений. Но печатают в них и новости, и аналитические статьи из китайской прессы. Средний объем – 76 полос. В Москве порядка десяти таких газет: «Лу центс», «Дракон», «Москэ Вэньбао» и другие. Рекламу размещают преимущественно китайцы.

Российские поставщики рекламы – казино и игровые дома. Ведь все китайцы – невероятно азартные люди, а у них на родине игорный бизнес вообще запрещен. Поэтому они частые гости в казино на Новом Арбате. А в гостинице «Космос» они и вовсе сняли несколько этажей только потому, что на первом этаже можно поиграть в рулетку или любимый азиатами покер.

Вообще китайцы постарались сделать так, чтобы ностальгия их не мучила. В Москве можно купить и китайские фильмы на DVD, и диски для караоке. Кстати, караоке – вторая всекитайская страсть после азартных игр. Практически в каждом китайском ресторане в столице есть отдельная комната, оборудованная DVD-караоке. Вечерами китайцы собираются большими компаниями, выпивают и соревнуются в пении.

Русские и китайцы

«Китайцы, они очень хорошие, – рассказывает москвич Александр Попов, с которым мы познакомились на Измайловском рынке. – Когда в институте учился, мой однокурсник Пэн Тао сказал мне, что изучать китайский – очень перспективно. Он объяснял это так: «Китай – страна будущего». И вот я до сих пор учу китайский язык, потому что знать его в совершенстве практически невозможно». Точное число китайских иероглифов не знает почти никто. Известно лишь, что их больше 40 тысяч. Для повседневного общения достаточно знать 2 тысячи, чтобы читать газеты, 3–4 тысячи, а для штудирования спецлитературы и 5 тысяч может быть мало».

Попов уже несколько лет работает в китайской туристической компании. «Самое сложное – это было привыкнуть к общению с руководством. Сразу смущает то, что начальник никогда не пожимает руки своим подчиненным. Кроме того, они еще не совсем адаптировались к российской действительности, поэтому они постоянно дергают по мелочам. Очень нервничают и переживают без повода, а так, в повседневном общении, это милейшие и приятнейшие люди».

С еще одним влюбленным в Китай человеком я встретился в китайском ресторанчике в центре Москвы. Игорь Копосов несколько лет назад создал свой сайт «КитайРу». Как он сам говорит, «все о Китае на русском и все о России на китайском». «Я люблю Китай, потому что судьба такая, – рассказывает Игорь. – С семи лет мама меня отдала в специализированную школу с углубленным изучением китайского языка. А потом как-то само пошло. Увлекся их искусством, сама страна очень интересная, ну и пошло-поехало. Сейчас вот пытаюсь повернуть общение между нашими народами в цивилизованное русло».

Игорь очень гордится своим клубом знакомств. «Там очень много людей могут найти друг друга, познакомиться. Китайцы очень хотят общаться с русскими, но очень боятся, – говорит Игорь. – К тому же они довольно замкнутые люди. Например, на днях закончилась неделя китайского кино. Странно, но широкой огласки эта интереснейшая акция не получила. Информация была распространена только на специализированных сайтах. Я сам случайно попал туда, спросил у организаторов, почему не было рекламы, а они только плечами пожимают».

«Хочу домой»

За последнее время немногие китайцы все же выучили русский, устроились на работу в российские компании и нашли себе здесь жен. Зарегистрированный брак позволяет получить российский паспорт и, как следствие, облегчить пребывание в России. Но таких – единицы. Абсолютное большинство все же возвращаются.

Жао говорит, что за последние десять лет на ее родине произошло «много хороших перемен». «А в вашей стране ничего не изменилось, – грустно вздыхает она. – Мне страшно выходить на улицу. Каждый раз, когда я вижу милиционера, у меня дрожит сердце. Ведь если он меня остановит, то независимо, есть у меня документы или нет, заставит отдать 300 рублей. А однажды меня затащили в отделение, приставили пистолет к боку и вытащили из сумочки несколько тысяч рублей». Кроме милиционеров, китайцы очень боятся скинхедов, выходцев с Кавказа и... собак.

«Ваше общество настроено против нас, – жалуется Жао. – Я очень хочу обратно. Когда я вернусь домой, то уже ничем не буду заниматься. Я буду отдыхать». Так думают практически все китайцы, работающие на российских рынках. Они не стремятся обрасти здесь корнями, у них нет единой общины или землячества. В России практически не проводится массовых мероприятий, на которых китайцы могли бы пообщаться. Посольство Китайской Народной Республики собирает исключительно студентов, да и то раз в год – на Новый год по лунному календарю. Иногда в гостинице «Измайлово» проходят стихийные выступления китайских музыкантов. И все.

В столице также обучаются несколько тысяч студентов из Китая, которые могли бы стать костяком общины. Но большинство из них после получения диплома возвращаются на родину. Ведь полученное за границей образование очень высоко ценится в Китае, такие специалисты сразу же находят хорошую работу. К тому же студент, обучавшийся за границей и вернувшийся, получает право родить двоих детей совершенно бесплатно. (В Китае за рождение второго ребенка в семье приходится платить очень большой налог.)

Нельзя сказать, что китайское правительство не пыталось организовать жизнь своих граждан в России. Но запущенные несколько лет назад пилотные имиджевые проекты провалились. Так, торговый центр у метро «Новослободская» был приобретен китайским госпредприятием «Центр развития торговли и управления инвестициями в Европу». Предполагалось, что там будут реализовываться товары крупных китайских предприятий. Однако сейчас одним из крупнейших арендаторов торгового дома является «Макдональдс». Что поделаешь – законы глобализации.



КАК КИТАЙЦЫ ПОПАДАЮТ В РОССИЮ

В Россию в основном едут те китайцы, которые не смогли прилично устроиться у себя на родине. У челноков (правда, китайцы, осознавшие негативный смысл этого слова, предпочитают величать себя «бизнесменами»), уже давно отлажена схема въезда в страну. Российские фирмы оформляют китайским предпринимателям специальные приглашения. В Китае, имея на руках такое приглашение, человек отправляется в российское посольство за визой, потом, уже в России, он отмечается в приглашающей фирме. Так он «легализуется». Первоначальные расходы на «легализацию», включая перелет, составляют от 5 до 10 тыс. долларов. Очень многие, естественно, разоряются, но те, кто смог устроиться в России, зарабатывают в среднем от 20 тыс. до 100 тыс. долларов в год.


КИТАЙСКАЯ ДИАСПОРА В МИРЕ

Все специалисты сходятся в одном мнении, что по численности китайская диаспора является крупнейшей в мире – от 35 до 80 млн. человек проживают за пределами КНР более чем в 140 странах. По примерным подсчетам, суммарный годовой доход китайской диаспоры превышает 1 трлн. долларов. Экономисты отмечают, что «китайское экономическое чудо» стало возможным во многом благодаря эмигрантам. Власти КНР всячески поощряют расселение китайцев. Сохраняя жесткие лимиты на переводы денежных средств за рубеж, правительство КНР сняло любые ограничения на перевод денег из-за рубежа в Китай. «Чайна-тауны», китайские кварталы, в США и Англии имеют 200-летнюю историю. Кстати, местные власти только поощряют такие массовые заселения. У крупнейших «чайна-таунов» Нью-Йорка, Сан-Франциско, Хьюстона и Лондона есть свои интернет-сайты, а посещение этих кварталов входит в обязательную экскурсионную программу. Китайские кварталы считаются относительно спокойными, особенно по сравнению с латиноамериканскими и негритянскими. 1,5 млн. китайцев в США имеют самый высокий средний доход по сравнению с любой другой этнической группой. Роман ПАНОВ

Опубликовано в номере «НИ» от 27 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: