Главная / Газета 21 Апреля 2004 г. 00:00 / Общество

Родина слышит, но лишь вполуха

Россиянам, попавшим за границей в тюрьму, помощь оказывают их товарищи по несчастью

АННА АРСЕНЬЕВА

«Пять лет на звездно-полосатых нарах» – подзаголовок книги Дмитрия СТАРОСТИНА «Американский ГУЛАГ», вышедшей в издательстве «Ультра. Культура». Отсидев шесть с половиной лет в одной из тюрем США, автор сегодня входит в число учредителей фонда «Родина помнит», цель которого – помочь соотечественникам, попавшим в заключение за рубежом. О своем плачевном опыте и о работе фонда Дмитрий рассказал «Новым Известиям».

Интрига: добропорядочный двадцатилетний эмигрант, студент престижного Колумбийского университета, затевает драку в ночном клубе со зловещим названием «KGB». Причина – балерина-итальянка, результат – обвинение по статье «нанесение тяжких телесных повреждений» и заключение в Фишкиллской тюрьме. Начало новой жизни после выхода на свободу с чистой совестью и возвращение на родину Дмитрий ознаменовал написанием книги очерков нравов «звездно-полосатых» зеков. Как говорится, «почувствуйте разницу»...

– Неоспоримым достоинством американской системы, – говорит Дмитрий Старостин, – является то, что заключенных там прилично кормят, они не страдают от холода и болезней. Но их система более механистична и ни на уровне следствия, ни позже не принимает в расчет человеческий фактор. Это машина, вот и все. Я познакомился на нарах с воришкой, осужденным на 25 лет за кражу батареек для плеера. Другой мой сокамерник получил пожизненный срок за подростковую разборку в негритянском квартале. Он уже отсидел 26 лет, но комиссия каждый год отказывает ему в пересмотре дела.

Конечно, в наших тюрьмах и лагерях ужасают бытовые условия, скудная еда, жестокие внутренние законы. Судебная система коррумпированна. Известна шутка: в нашем Уголовном кодексе надо читать «тысяч условных единиц» вместо «лет лишения свободы». Пословица «От тюрьмы и от сумы не зарекайся» могла родиться только в России. Наше общество более нестабильно, и все же отсидевший человек не подвергается остракизму. Главное в лишении свободы – после ее возвращения человеку надо дать шанс. В США освободившегося ни на сутки не выпускают из-под контроля: регулярные анализы на спиртное и наркотики, комендантский час, из-за которого люди вынуждены отказываться от поздней работы. Есть запреты на профессию: нельзя, например, быть охранником, заниматься финансовыми операциями, даже если ты сел не за кражу. Свою роль играет и пресловутая политкорректность. Нашумел такой случай: главного судью штата Нью-Йорк осудили за преследование женщины, в которую он был влюблен. После освобождения Нью-Йоркская школа права предложила ему читать лекции. Интерес студентов был огромный. Но кто-то «настучал» в вышестоящие организации, и его уволили.

На зеков из других стран распространяются общие требования. Каких-то серьезных разборок по расистским поводам я не наблюдал. Во-первых, у них отсутствуют криминальные авторитеты в нашем значении. Заключенные в Штатах – не единый коллектив, а полиэтнический, с особым порядком внутри каждой группы. И второе: там больший контроль со стороны охраны. Российский надзиратель после отбоя часто не заходит в барак, а в США надзиратели работают постоянно, и заключенные всегда на виду...

Мой случай отсидки на «звездно-полосатых» нарах назвать уникальным, увы, нельзя. В последние годы наши соотечественники все чаще попадают за рубежом в трудные ситуации. В Европе 4500 эмигрантов из России состоят на консульском учете, наши сидят в тюрьмах США, Канады, Израиля, Китая. Наша программа-минимум – оказывать им посильную помощь, пересылая книги, газеты. Программа-максимум – наем адвокатов, переводчиков, юридически грамотное составление прошений и апелляций, связь с консульством. Намечен ряд двусторонних проектов, первый –с Арабскими Эмиратами – уже осуществляется. Эмираты – одна из немногих стран, где сохранилась долговая тюрьма. Наши мелкие бизнесмены порой не могут вовремя вернуть кредит или поставить товар, и мы, узнав об этом, оказываем им помощь. Получается, что больше, кроме нас, некому. Репутация каждого государства в мире связана с его способностью защитить своих граждан. Американцы делают это безупречно. Мы с ними и в этом не можем тягаться.

Приведу недавний пример. На Кипре отдыхала женщина-туристка и просрочила визу. В КПЗ она отсидела месяц, и за все время российский консул ни разу к ней не пришел. Сокамерники ей повторяли: «Ты из России, помощи не жди». Хотя по Консульскому уставу первая обязанность полномочного представителя страны – помогать согражданам в трудную минуту.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: