Главная / Газета 20 Апреля 2004 г. 00:00 / Общество

Путину В.В. от Трепашкина М.И.

shadow
Уважаемый Владимир Владимирович!

Обращаюсь к Вам как к гаранту Конституции России, свобод и прав граждан. Из средств массовой информации я вижу, какие меры предпринимаются по спасению сотрудников спецслужб в Катаре. Я как ветеран органов безопасности прошу Вас спасти меня от правового беспредела в России.

Я уволился из ФСБ РФ в 1997 году. С 2001 года стал работать адвокатом, защищал преимущественно бывших сотрудников правоохранительных органов и членов их семей. Из-за амбиций некоторых должностных лиц Главной военной прокуратуры и ФСБ РФ в отношении меня как адвоката было сфабриковано уголовное дело. Вначале мне в квартиру было подброшено 18 патронов, включая охотничий патрон, а потом признали содержащими государственную тайну ксерокопии обнаруженных у меня образцов уголовно-процессуальных документов Следотдела КГБ СССР, датированные 1984–1989 гг., без грифов секретности, которые даже эксперты из ФСБ РФ не признали гостайной. Следует обратить внимание, что сроки по тем делам уже давно истекли и запрещено по таким эпизодам даже возбуждать уголовные дела. Однако амбиции зам. главного военного прокурора Пономаренко А.Г. возобладали над законом, и по его указанию незаконно было возбуждено уголовное дело.

Кроме того, в августе 2002 года я предупредил органы ФСБ РФ о появлении в г. Москве радуевского полевого командира Абдула и о готовящейся террористической акции. А в ноябре 2002 года, после событий в «Норд-Осте», я сообщил в ФСБ РФ через полковника Шебалина В.В. о возможной причастности к событиям в «Норд-Осте» ряда лиц и указал дело, хранящееся в УСБ ФСБ РФ, в котором имелись подробные данные на этих лиц. Я искренне хотел помочь в выявлении всех причастных лиц как бывший сотрудник органов безопасности, а в ответ на это мне вменили еще один эпизод разглашения сведений, якобы составляющих государственную тайну! Когда я проявил недоумение и обратился в СМИ по данному факту, то мне в автомашину открыто был подброшен пистолет, и меня заключили под стражу без какого-либо расследования.

Я не сделал ничего страшного по отношению к государству и людям, чтобы меня, ветерана органов безопасности, полковника запаса, пенсионера, многодетного отца, награжденного боевыми правительственными наградами, адвоката, почти всю жизнь посвятившего служению Отечеству (с 1995 года), по сфабрикованным уголовным делам держали под стражей на протяжении столь длительного времени, не пытаясь установить истину.

Три года я служил на атомных подводных лодках в Заполярье, пребывая под водой до 180 суток в год. Награжден нагрудным знаком «За дальний поход», так как в дальних походах бывал неоднократно, выполняя задания Родины, действуя на уровне мастера военного дела, о чем свидетельствуют данные моего личного дела в ФСБ РФ. Я полковник запаса, ветеран органов безопасности, более 10 лет проработал следователем в Следотделе КГБ СССР, расследовал более 300 уголовных дел.

Я неоднократно выезжал в т.н. «горячие точки» со специальными заданиями. В 1989–1990 гг. я был в Армении. Кроме того, выезжал в Азербайджан и Приднестровье. Работая в 1993–1996 гг. в отделе физической защиты УСБ ФСБ РФ, я занимался не только непосредственно защитой сотрудников ФСБ РФ, членов их семей и конфиденциальных источников. В указанное время я многократно выявлял и изымал из незаконного обращения оружие и боеприпасы, причем не единицами, а целыми складами. А мне сейчас подбросили патроны и пистолет и стараются показать, что я, полковник запаса, всю свою сознательную жизнь ходивший со служебным оружием (до увольнения в запас), вдруг стал до того опасен, что меня прокуратура заперла в камеру.

Я свое здоровье отдал службе государству. Сейчас у меня ряд заболеваний, в том числе тяжкое – бронхиальная астма средне-тяжелой формы с инфекционно-аллергическим компонентом. Под стражей здоровье быстро ухудшается, садится зрение. На иждивении у меня 5 несовершеннолетних детей, в том числе дочь Ангелина, которой после моего ареста исполнилось 7 лет, а также дочь Лилия, которой чуть более 1 года. Меня не только разлучили с детьми, но и оставили их без средств к существованию, так как жена Татьяна в связи с уходом за маленькой дочкой не может работать. Сейчас они живут на пособие в размере 140 рублей в месяц.

Я никогда не делал ничего во вред Родине. Но меня некоторые амбициозные чиновники из Главной военной прокуратуры и ФСБ РФ стремятся толкнуть в лагерь антигосударственной деятельности, не учитывая мой опыт и специальные чекистско-оперативные познания. Хотелось бы также обратить внимание на то, что в ходе судебного процесса в отношении меня разглашаются сведения, составляющие государственную тайну, которыми я никогда ранее не обладал. Об этом я неоднократно писал директору ФСБ РФ Патрушеву Н.П., однако ответа на свои обращения и заявления не получил. В прилагаемом заявлении в суд я указал, какие именно сведения незаконно и необоснованно разглашаются.

С учетом всего выше изложенного я прошу Вашего реагирования на мое обращение и защиты от правового беспредела со стороны некоторых амбициозных военных чиновников.

С уважением, М.И. Трепашкин

Опубликовано в номере «НИ» от 20 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: