Главная / Газета 7 Апреля 2004 г. 00:00 / Общество

Любо, братки, любо

К могиле казачьего сотника-бандита не зарастает тропа поклонников

СЕРГЕЙ ПЕРОВ, Краснодарский край

Большой, в два человеческих роста железный крест, вокруг – сотни две казаков, кубанские сине-малиновые знамена, венки. Священник служит панихиду. Семь лет назад на этом месте был убит Сергей Доманин, командир лучшей дружины Кубанского казачьего войска. Он же – главарь бандгруппы, на счету которой больше пятидесяти убийств.

«Спи спокойно, дорогой Серега, твое дело в надежных руках».
«Спи спокойно, дорогой Серега, твое дело в надежных руках».
shadow
Начинал свою бурную деятельность старший лейтенант морской пехоты Сергей Доманин с того, что вернулся в родной Тимашевск после досрочного увольнения в запас. Вступил в казачье общество, возглавил дружину по поддержанию общественного порядка. Но вместо неспешных прогулок по вечерним улицам, с последующим задержанием орущего песни алкаша, доманинцы взялись за местных предпринимателей – дагестанская, армянская и цыганская группировки были обложены доманинцами вдвое большей данью, чем с них взимали прежде.

Атаман Кубанского казачьего войска Владимир Громов вручил за выдающиеся заслуги Сергею Доманину именной кинжал, официально объявив, что его дружина – лучшая на Кубани.

С этого момента начинается самая странная часть истории. С одной стороны – молодые спортивные ребята, наводящие порядок в родном районе, с другой – банда, промышляющая вымогательством и убийствами. Более того, сам Доманин всегда подчеркивал, что нынешнее время тяжелое, но впереди предстоит настоящая вооруженная борьба за создание на Юге России ни много, ни мало казачьей республики. Сохранилась видеозапись, где Сергей Доманин проводит с бойцами нечто вроде политзанятия. Объясняя необходимость создания для казаков своего государства, он объясняет это тем, что «спасти всю Россию казаки не в состоянии, надо при дальнейшем ее развале попытаться сохранить хотя бы те области, где править будет железная рука». Доманин вообще любил железо. Когда обещал что-то сделать, восклицал: «Железно!»

Сейчас подобного рода мечты о независимой стране Казакии кажутся бредом, но тогда, в начале второго срока президентства Ельцина казалось: в стране возможно все. Тем более на Кубани, под боком у Чечни. Вспоминая о Доманине, люди вспоминают такую его фразу. «Армии в случае чего бояться не надо. Неужели вы думаете, что после Чечни солдаты будут подниматься в атаку с криком «За Родину! За Ельцина!»?»

Кстати, национальный вопрос в будущем государстве должен был решиться раз и навсегда изгнанием всех неказаков. Много говорил Доманин и о некой «особливой казачьей вере», отдавшись которой полностью можно стать непобедимым бойцом – «характерником».

Железного характера мало – нужны были деньги. И доманинцы бросились «на заработки», похищая с целью последующего выкупа бизнесменов. На одном из таких дел и погорел Доманин. Преследуемый милицией, он скрывался на заброшенной ферме неподалеку от Анапы. Во время задержания отстреливался до конца, а когда был трижды ранен, кинул в милиционеров, умирая, «лимонку».

Потом были роскошные похороны, за гробом вели коня, накрытого буркой, над могилой клялись отомстить. На следующий день были арестованы все бойцы казачьей дружины. Сначала представители следствия говорили о более чем пятидесяти убийствах, совершенных группой Доманина. Речь шла и об убийстве депутата Госдумы Юрия Полякова. По показаниям дружинников, людей после пыток убивали на заброшенных фермах, а трупы, в том числе и Полякова, увозил сам Доманин. Где он их прятал, так и осталось тайной – водолазы облазили все водоемы в округе, но, увы, никакой зацепки. На суде доказать смогли лишь факты вымогательства, похищения людей. По приговору суда казачьи дружинники получили сроки до 20 лет.

На месте гибели сотника вырос железный крест. Каждый год в день его смерти сюда съезжаются сотни людей. Поминают Сергея Доманина без речей и маршей. Тем не менее все казачьи командиры открыто отрицают его криминальное прошлое, а атаман Таманского отдела Иван Безуглый, известный своими выступлениями против турок-месхетинцев, называет Доманина «национальным героем Кубани»…

Закончилась панихида, казаки потянулись в рощицу неподалеку выпить поминальную чарку. Быстро закусили и без разговоров пошли к машинам.

В округе уже говорят о чудесных явлениях, творящихся по ночам возле Железного креста. Если это и выдумки – все равно странная вся эта история. Беззастенчиво, по-наглому творится культ человека, загубившего десятки жизней, посеявшего в людях страх и ненависть, погибшего в схватке с милицией. «Никто не забыт, и ничто не забыто»? За исключением без вести пропавших и тех же милиционеров, чьи могилы поросли бурьяном…




Букварь для кубаноида
Кубанские казаки берут Сухуми

Опубликовано в номере «НИ» от 7 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: