Главная / Газета 5 Апреля 2004 г. 00:00 / Общество

Антипризыв

Избежать армейских тягот – право, дарованное нам Конституцией

АЛЕКСЕЙ ТОРГАШЕВ

В четверг стартовала призывная кампания в ряды Вооруженных сил. Ни один из граждан России не отнесся к этому как к первоапрельской шутке. По словам начальника Главного организационно-мобилизационного управления Генштаба ВС генерал-полковника Василия Смирнова, около двух тысяч «срочников» комиссованы из Российской армии в 2003 г. по состоянию здоровья. Весенний призыв приведет к еще более плачевным результатам.

«Время пошло, молодой человек».
«Время пошло, молодой человек».
shadow
Чаще всего используется самый простой способ – прятаться от призывной комиссии и не расписываться в получении повестки. Такой тактикой, однако, можно добиться того, что рассерженный военком возбудит уголовное дело за уклонение от призыва. Поэтому более надежным считаются юридический и медицинский способы освобождения от почетной обязанности. Желательно без взяток, фальсификации документов и прочего криминала.

Медики и знатоки законов, понимая возросшую в них потребность, идут навстречу призывникам и предлагают свои, совершенно легальные услуги по доступным ценам. В последние дни в вагонах московского метро можно видеть рекламные постеры нескольких фирм, помогающих гражданам получить освобождение или отсрочку «по объективным медицинским основаниям», обещающих юридическую консультацию и индивидуальный подход. Еще больше сведений о таких услугах можно найти в Интернете.

«Новые Известия», готовя эту публикацию, просмотрели информацию на сайтах десятка различных организаций и для подробного ознакомления выбрали две, восхитившие нас категоричностью формулировок. «При различии методик получения освобождения результат у всех был одинаков – никто из наших клиентов-призывников не служил в армии», – сообщила первая из них, уже несколько лет безнаказанно работающая в Санкт-Петербурге, а сейчас открывшая представительство и в Москве.

«Как вам удается год за годом побеждать российскую армию?» – спросил я у Александра Головина, директора московского представительства «антипризывной» юридической фирмы, сидя в его небольшом офисе. Несмотря на то что фирма только начала работать, в дверь периодически заглядывают анемичного вида юноши и их встревоженные родительницы – недостатка в клиентах в ближайшее время не предвидится.

«Ничего особенного мы не делаем, – признался г-н Головин. – Даем консультацию по законодательству, помогаем, если нужно, составлять жалобу. Главным образом для легальной «отмазки» мы используем положение об альтернативной гражданской службе».

Заместитель Головина Сергей Сорокин занимается оказанием неотложной помощи призывникам уже 12 лет. «Вообще-то я кандидат химических наук, юридического образования не имею. Но у меня двое сыновей. А я, надо сказать, идейный противник любой военной организации – что американской, что немецкой, что нашей, особо выдающейся по части глупости. И вот я решил, что дети мои не должны идти в армию. Пришлось полистать законы, и вдруг обнаружилось, что все основания для спасения ребенка от армейской службы содержатся в Конституции...».

Схема, которую разработал Сергей Сорокин, предельно проста и до последнего времени действовала безотказно. Пока не было закона об альтернативной гражданской службе, дело сводилось к следующему. Получив повестку, призывник являлся в призывную комиссию. После обследования, будучи признан годным, заявлял, что хотел бы проходить альтернативную службу на основании Конституции. Вслед за чем начиналась долгая перебранка с военкоматом, которая могла развиваться двумя путями. В первом случае комиссия обращалась в прокуратуру, где ей отвечали, что призывник, собственно, имеет право остаться гражданским человеком. На чем дело и заканчивалось до следующего призыва, поскольку механизма «альтернативки» в русской природе тогда не существовало. Во втором случае комиссия присылала-таки повестку, и тогда приходилось обращаться в суд уже призывнику.

«Но и сейчас дело обстоит точно так же! – утверждает Сорокин. – Я вам гарантирую, что любой человек, использующий эту схему, в ближайший год останется дома. Потому что принятый закон об альтернативной службе противоречит Конституции. Там есть по меньшей мере пять пунктов, подлежащих оспариванию. Первый: подача заявления за полгода. По Конституции альтернативная служба – замена военной. Значит, обращаться к ней можно только тогда, когда уже объявили решение о призыве на военную. Второй пункт: срок службы три с половиной года. А по Конституции положена замена! Какая же это, скажите, замена, если служить нужно дольше? Третий пункт: отправка в военные части на гражданские должности. Если человек не хочет служить в армии по убеждению, значит, он не должен иметь никакого отношения к армейским организациям. Пункт четвертый: зарплата. Зарплата должна позволять человеку себя обеспечить, то есть быть не ниже прожиточного минимума. А в законе записано, что призывник не должен нигде работать, помимо службы! Нам теперь еще легче становится спорить. Ну и пятый пункт, это мелочи вроде обеспечения общежитием... Так что пока все эти вопросы утрясутся, пройдет по меньшей мере год. А в перспективе мы хотим довести дело до Конституционного суда, потому что только он может разрешить противоречия с Основным законом. И, главное, не нужно поддаваться на ту кампанию по дискредитации альтернативной гражданской службы, которую сейчас развернул Генштаб».

Побеседовав с человеком, гарантирующим юридическое обоснование для освобождения от призыва, я отправился в фирму, обещающую найти обоснования медицинские.

Пакет услуг «Призывник-2004» включает первичную консультацию врача за 1350 руб., дополнительное обследование стоимостью от 2 до 15 тыс., консультацию юриста за 900 руб. либо полное юридическое сопровождение, но уже за 2000 условных единиц. Судя по информации на сайте, сотрудники фирмы руководствуются принципом, который вбивают в головы еще студентам медвузов: «Здоровых людей нет, есть недообследованные». Надо сказать, они свою работу знают туго: «Основа эффективности наших услуг – в реально имеющихся и грамотно доказанных основаниях для отсрочки или освобождения от призыва. Помощью в «откосе» от призыва с помощью фальсификаций мы не занимаемся».

В фирме я пообщался с молодым неврологом Кириллом Шляпниковым.

«Эта программа родилась в 97-м году, – рассказал Кирилл, – когда ко мне пришел пациент и сказал, что призывная комиссия признала его годным. А я точно знал, что в армию с такими заболеваниями не берут. Мы ему составили жалобу, в результате чего он остался дома. Тогда мы и решили заниматься подобными делами на законных основаниях. Первичный осмотр призывника занимает около часа, после чего я его посылаю на дополнительные обследования по каким-либо подозрениям в государственные медицинские учреждения. Чаще всего это учреждения Академии наук или серьезные министерские клиники. Финтить здесь и придумывать диагнозы, которых нет, не имеет смысла. Потому что военкомат все равно вскроет махинации. Наша задача – раскопать заболевания, реально имеющиеся у человека. Потом мы составляем письмо в военкомат с просьбой об освидетельствовании по такому-то заболеванию, чтобы комиссия обязательно отправила призывника в больницу. Бывают, конечно, случаи, когда военкомат отказывает. Вот сейчас у нас идет суд по парню с органическим повреждением мозга, которого признали годным. Там все снимки, томограммы приложены, поэтому суд наш клиент наверняка выиграет».

По мнению доктора Шляпникова, нынешнее поколение настолько ослаблено физически, что у двух из трех обследованных ребят обязательно найдутся ограничения, несовместимые с армейской службой. На первом месте идут заболевания опорной системы – искривления позвоночника, остеохондрозы, потом – последствия черепно-мозговых травм, бронхиальная астма, гипертония и кожные болячки. Эти данные, впрочем, хорошо согласуются с результатами диспансеризации подрастающего поколения.

«По этой программе я осматриваю одного-двух человек в день, – говорит врач, – и за последний год всего три раза говорил, что оснований для освобождения нет, и еще несколько раз, что все будет зависеть от состояния здоровья на момент обследования призывной комиссией. Ко мне все же чаще всего приходят люди, подозревающие за собой болезни. Но иногда проскакивают и ребята, которые говорят, что у них все в порядке, просто хотят «откосить». Вот недавно смотрел такого, оказалась у него бронхиальная астма, на коленке разрыв мениска… А он – «да так, кашляю немножко, ну, коленка припухает, ерунда!»

По пути из клиники корреспондент «НИ» заглянул в модный молодежный клуб. Столики были заняты группками красивых мальчиков и девочек, потягивающих пиво и коктейли.

Я подсел к одной из компаний и честно выложил ребятам все, что узнал за день о легальных возможностях не ходить в армию. Мальчики молча переглянулись, а одна из девочек, изящно гоняя соломинкой кубик льда по бокалу с «маргаритой», сказала: «Но кто-то же должен туда идти...»

А действительно. Кто должен? И, главное, зачем? Вот вопрос.


Опубликовано в номере «НИ» от 5 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: