Главная / Газета 1 Апреля 2004 г. 00:00 / Общество

Сергей Пашин

Старый шут закон

shadow
По случаю празднования 1 апреля Дня дураков, когда наступает раздолье весельчакам и скоморохам, вспоминается невольно заголовок книги американского писателя Ларса Лоуренса «Старый шут Закон». И в самом деле, нелепость некоторых заокеанских правовых норм заставляет смеяться от души. Например, в штате Индиана человек, наевшийся лука, лишается на два часа права пользования общественным транспортом. В штате Кентукки установлено, что лица разного пола, не являющиеся супругами, должны сидеть на скамейках в общественных местах на расстоянии не менее 15 см друг от друга. В федеральном округе Колумбия всадникам воспрещается ловить рыбу удочкой.

По сравнению с приведенными благоглупостями юмор отечественных Петрушек менее безобиден. Накануне Дня дураков официально опубликовано постановление пленума Верховного суда РФ № 1 о применении судами нового УПК. Впрочем, многие положения кодекса и без комментария ставят в тупик. По буквальному его смыслу, преступнику, скончавшемуся во время судебного разбирательства, должен быть вынесен… оправдательный приговор. Зато незаконно осужденный подросток, не достигший возраста уголовной ответственности, лишен права на реабилитацию после отсидки. Взрослому человеку в случае судебной ошибки, правда, полагается компенсация, однако добиваться ее предстоит не в одной, а в нескольких инстанциях. Скажем, стоимость изъятого имущества вернет следователь, извинится перед обиженным прокурор, моральный вред исчислит гражданский суд, а за восстановлением трудовых и жилищных прав пожалуйте к судье по уголовным делам.

Верховный суд, разъясняя всю эту кучу несуразностей, продолжил потеху. Судьи, например, отказались от прежней своей позиции и все-таки дозволили подозреваемому (обвиняемому) и адвокату знакомиться с материалами, представленными следователем судье для решения вопроса о заключении человека под стражу. Годом раньше Судебная коллегия по уголовным делам показывать стороне защиты документы такого рода не велела, о чем и распространила специальный циркуляр. Сальто-мортале завершается тем не менее гримасой мрачного клоуна: читать бумаги, представленные следствием, адвокат и его клиент, конечно, могут, но недолго – максимум на протяжении 8 часов. Если же прокуратура, МВД и ФСБ не назначили подозреваемому (обвиняемому) защитника, то есть нарушили конституционное право человека, наказан должен быть… этот последний: судья просто «выносит постановление о продлении срока задержания» еще на 72 часа. Еще одна «шутка» – при отмене обвинительного приговора в кассационном порядке решение об освобождении узника из-под стражи принимает… суд первой инстанции. Иными словами, пока дело находится в вышестоящем суде, пока оно там «отписывается» и сшивается, а затем тащится на перекладных обратно в канцелярию вынесшего неправосудный приговор суда, обвиняемый продолжает голодать и задыхаться в камере.

Найдется ли, наконец, шутник, который, как в штате Канзас, запретит нам всем носить пчел в шляпах, но зато обяжет хотя бы законодателей и судей иметь там мозги?!

Автор – заслуженный юрист РСФСР, федеральный судья в отставке.


Опубликовано в номере «НИ» от 1 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: