Главная / Газета 1 Апреля 2004 г. 00:00 / Общество

Мать-родина с мужским лицом

Психологи из Калифорнии и Москвы спорят о русском феминизме

Москву посетил Даниэль РАНКУР-ЛАФЕРЬЕР – профессор Калифорнийского университета (США), автор исследования «Рабская душа России». По его мнению, нашим женщинам – любимым, супругам и матерям – нет равных в мире. Наряду с этим в новом составе правительства –

В стране практически не осталось профессий, не доступных женщинам.
В стране практически не осталось профессий, не доступных женщинам.
shadow
Даниэль Ранкур-Лаферьер: – Иногда я завидую русским мужчинам – какие женщины им достались! Но, если серьезно, сам не хотел бы жениться на русской. Я был потрясен, когда во время своего первого визита в Ленинград, 30 лет назад, стал свидетелем того, как молодой человек заехал кулаком в лицо своей подруге, и никто не пикнул. Да и у нее это не вызвало возмущения. Вся русская классика, весь фольклор и, увы, современные социологические исследования указывают на печальную зависимость русской женщины. Как писала еще в 80-х социолог Лариса Кузнецова, «привычка гнуть спину обросла в веках своеобразной психологией».

Ольга Маховская: – Вы говорите о старой традиции, а вот ваша соотечественница социолог Ада Баскина считает, что эмансипированности советских женщин могли позавидовать американки. Мы и сегодня легко прожили бы без борьбы за свои права, но проблемы, вставшие перед женщинами в постперестроечное время, сыграли с нами злую шутку. Видя, какую тяжелую жизнь прожили их матери, наши девочки стали искать счастья в замужестве за богатыми русскими, а еще лучше за иностранцами, независимо от их достатка, по принципу «хуже не будет». Скрытая конкурентность между женщиной и мужчиной в СССР после распада страны и в результате приватизации окончательно разрешилась в пользу мужчин. Это, может быть, главное социальное последствие всех экономических реформ. Женщины оказались практически отстранены от собственности и стали брать лишь тем, чем их одарила природа.

Д. Р.-Л.: – Все же нам не уйти от национальных традиций. Американка была бы оскорблена откровенно сексистской поговоркой «волос долог – ум короток», не только указывающей на пренебрежение к взрослой женщине, но и знаменующей собой фазу так называемого пре-Эдипова комплекса, когда отношения человека с миром строятся исключительно в ключе «мать–ребенок». Если отец психологически или физически отсутствует, результатом чрезмерной любви матери может стать сын-женоненавистник. Мы следим за таким феноменом в наших черных гетто. Традиционную Россию описывают как патриархат, но это лишь полправды. Обратная сторона – матриархат в семье. Доминирование мужчин в общественно-политической жизни России подстрекается растущим влиянием женщин в семьях.

О. М.: – Насчет черных гетто – это вы слишком... Несмотря на то что 90–96% наших мужчин после развода не участвуют в воспитании детей, как и афроамериканцы, драматургия отношений мужчин и женщин в России исторически другая. В результате частых войн мы постоянно теряем мужчин физически. Но – парадокс – в полную силу эхо войны до нас докатывается через поколение, когда жить становится легче. Инфантильные мужчины, подкаблучники стремительно множатся наряду с мужьями-деспотами. Выбор у успешной россиянки сегодня, я бы сказала, трагический: или откатываться к идеалам терпения и покорности, или пугать своей независимостью мужчин.

Д. Р.-Л.: – Причины несчастья русской женщины гораздо глубже. Задумайтесь: на протяжении всей истории в России, стране православной, процветал не столько культ Иисуса Христа, сколько почитание Богородицы. Святой Георгий, хоть и красуется на вашем гербе, не защищает русских, а Богородица хранит. В точности так двухлетние дети воспринимают свою мать.

О. М.: – Вы критикуете наши идеалы с точки зрения протестантской этики, западного представления о равенстве полов. Традиционная русская семья, как показал психолог Владимир Дружинин, во все века представляла собой психологическую схватку мужчины и женщины. Мужу принадлежит власть, жене делегируется вся ответственность. Женщины обладают сегодня колоссальным неформальным авторитетом, не только в семье, но и в коллективах, являясь «серыми кардинальшами». Есть известная правда в тайном желании россиянки «спрятаться за крепкой спиной». Но в этом нет никакого мазохизма. Россиянка никогда не знала нормы в своей социальной жизни, поэтому сегодня пытается жить в условиях воображаемой нормы, примеряя на себя то образ богемной красавицы, то матери, то феминистки.

Д. Р.-Л.: – Не думаю, что феминизм в России – всего лишь форма психологической защиты. Это чуткая реакция умных женщин в России на подавляющих, оттесняющих их на обочину мужчин. Однако в массе своей им очень легко скатиться в старые привычки и снова считать: «Бьет – значит любит!» Каждый год я провожу у вас по нескольку недель. И замечаю очень мало изменений в поведении русских женщин. Конечно, они выглядят гораздо привлекательнее тех, кого можно было встретить в 70–80-х. Но нарочитое подчеркивание ими в одежде своей сексуальности говорит как раз о рабской зависимости от мужских оценок. То, что нормально для девочки, в зрелой женщине признак инфантилизма. В этом ваши женщины мужчинам не уступают. Иногда мне кажется, что Россия заселена подростками.

О. М.: – Мы ищем. Мы хотим быть полноценными. Требование быть внешне привлекательной является старой нормой и зафиксировано в генах. В СССР наряду с женщинами-героинями, женщинами-труженицами происходила романтизация образа женщины-ученого, беззаветно преданной науке, не имевшей детей и чаще всего несчастливой в любви. Но этих умниц играли самые сексапильные актрисы. Вот и сегодня наши кинозвезды не только сексуальны, но и умны.

Д. Р.-Л.: – Однако, согласитесь, критерием женского успеха в России до сих пор служит факт замужества. Быть одинокой у вас до сих пор, я бы сказал, позорнее, чем быть малограмотной или дурнушкой. «Не родись красивой, а родись счастливой» – пожелание, сохранившее в России актуальность.У русской женщины много путей к счастью. В каких-то случаях помог бы и психоанализ, которым я занимаюсь и который так и не обрел у вас широкого признания. Почему? Вы удивитесь, но перспектива счастья россиянок зависит от квартирного вопроса, а не от количества психоаналитических служб. Молодые вынуждены жить с родителями, братьями и сестрами. Нет возможности побыть наедине. И женщине ничего другого не остается, как посвятить себя ребенку под надзором родни, совсем как в романах XIX века.Психолог из Санкт-Петербурга сказала мне, что американские феминистки и феминисты, подобные мне, отказывают русским женщинам в их очаровании, стремятся выхолостить их эмоциональность. Но внешность не является единственным основанием для поддержания чувства собственного достоинства женщины. А у вас она остается таковым.

О. М.: – Даниэль, я думаю, идеальная россиянка весьма критически будет читать эти наши рассуждения. Самостоятельные люди не склонны во всем полагаться на мнения других, даже если это психологи. Жизнь женщины в России – по-прежнему не мармелад, она куда более напряженна, чем ей внушают глянцевые журналы. Русская женщина обладает уникальным, богатейшим опытом развития. Она чрезвычайно инициативна и изобретательна. Поэтому, практически не присутствуя на общественно-политической сцене, в реальной жизни она играет главную и все более ощутимую роль.


Опубликовано в номере «НИ» от 1 апреля 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: