Главная / Газета 29 Марта 2004 г. 00:00 / Общество

Маугли с пропиской

Число российских беспризорников растет за счет коренных москвичей

МАРИНА БАЗЫЛЮК, МАРИНА ОГОРОДНИКОВА

За последние два года в столице более чем вдвое увеличилось количество бездомных детей. При этом четвертая часть беспризорников, подобранных на улицах столицы в прошлом году, – коренные москвичи. Большая часть из них – 85 % – «социальные сироты», то есть их родители живы и здоровы. Главная причина лавинообразного роста детской беспризорности – рост цен на столичную недвижимость. В погоне за деньгами пьющие родители продают квартиры и обрекают детей на голод и скитания.

Скучно жить на этом свете, господа взрослые!
Скучно жить на этом свете, господа взрослые!
shadow
Москва удерживает за собой титул столицы европейской беспризорщины. В «лучший город земли» приезжают ежегодно со всей страны 30 тыс. детей, половина которых никогда не возвращаются домой, а оседают на вокзалах и свалках, ночуют на чердаках и в подвалах. Еще несколько лет назад среди столичных бродяжек москвичей было совсем немного: 2–3%. Цифры начали расти с 1999 года, когда правоохранительные органы стали фиксировать рост малолетних бомжей, помнящих о том, что они родились в Москве, в своей квартире. Тот год дал уже 7% «маугли с пропиской». А дальше кривая статистики резко взметнулась вверх. Одновременно начался бурный рост цен на рынке столичной недвижимости.

Власти стыдливо замалчивают тот факт, что самой распространенной причиной пополнения армии беспризорных является потеря крыши над головой по вине пьющих родителей. По закону продажа квартиры, где прописаны дети, – процесс весьма хлопотный. Родители обязаны представить в органы социальной защиты справку о покупке жилья в другом месте. Парадокс, но получить в Москве разрешение на продажу квартиры труднее благополучным семьям. Эти проблемы возникают, даже когда родители пытаются получить от продажи квартиры средства для вложения их в новостройку.

«Мы продавали квартиру в Новосибирске, чтобы купить жилье в Москве, – рассказала «Новым Известиям» Татьяна Павловна Е. – Родилась и выросла я в Москве, в Сибирь уехала за мужем, вернуться к маме решила после развода. В Новосибирске с меня потребовали справку, в которой была бы указана площадь приобретаемого в столице жилья. Маме в Перове, где она живет, разумеется, такую справку никто не дал: квартиру надо сначала купить, а потом уже приходить за справкой. Мне пришлось занять денег, поехать в Москву, внести залог за квартиру, и лишь когда все документы были оформлены, мне выдали злосчастную справку... При этом в соседнем с мамой подъезде жила семья – родители-алкоголики и четверо детей. Так эти пьянчужки без хлопот продали квартиру и уехали. Через некоторое время старший мальчик вернулся и рассказал, что мать с отцом привезли их в какой-то запущенный дом, километрах в двухстах от Москвы... Но знаете, что самое интересное? В том же доме расположен опорный пункт милиции!..».

В Семейном кодексе есть статья, обязывающая органы опеки и попечительства защищать интересы детей в том случае, если они расходятся с интересами родителей. То, что в семьях, где мама и папа пьют, родительские и детские интересы не совпадают, доказывать не надо. Почему же, когда такие родители обращаются за разрешением на продажу квартиры, никто не встает на защиту детей? Вопрос риторический...

Зачастую, продав жилье, родители никуда не уезжают, а поселяются у собутыльников. Когда деньги заканчиваются, семейство оказывается на улице, и дальше родители идут своей дорогой, дети – своей.

«Довести до конца дело по незаконной продаже квартиры, где были прописаны несовершеннолетние дети, очень трудно, – поделился с «НИ» народный заседатель Юрий Иванович Л., не раз участвовавший в рассмотрении подобных дел. – Покупает жилье у алкашей, как правило, подставное лицо. Квартира тут же несколько раз перепродается. И если все-таки дело доходит до суда, перед нами выступают 5–10 ответчиков, причем последние (самые добросовестные и законопослушные) оказываются пострадавшими».

Чтобы упростить себе жизнь, прокуратура взяла за правило отказывать в исках о признании сделки по продаже квартиры недействительной, мотивируя отказ тем, что на момент сделки родители не были лишены родительских прав, являлись законными представителями ребенка и, следовательно, могли поступать с его жильем по своему усмотрению.

Но к бродяжничеству детей подталкивают не только неблагополучные семьи. Сбегают и от вполне достойных родителей (или опекунов), не найдя с ними в какой-то момент общего языка.

В муниципальные органы одного из округов столицы недавно поступило заявление от пожилого гражданина с жалобами на родную внучку. Ветеран войны требовал отправки девочки, находившейся на его попечении в связи со смертью матери, в детдом. Набор претензий к подростку «классический»: грубит, поздно возвращается домой, плохо учится. Несколько раз после стычек с дедом девочка не приходила домой ночевать. После вмешательства социальных работников конфликт был исчерпан. Только надолго ли?..

«В последнее время семей, которые не справляются со своими детьми, становится все больше, – поделилась с «Новыми Известиями» заместитель руководителя столичного муниципального района «Крюково» Елена Катериночкина, в чьи обязанности входит работа с безнадзорными и беспризорными детьми. – Чаще всего это происходит в неполных семьях или в том случае, когда детей воспитывают опекуны».

Руководитель зеленоградского отделения московского центра «Дети улиц» Андрей Морозов уверен: социальные корни беспризорности в том, что многие семейные люди в возрасте 35–45 лет, имеющие детей-подростков, «не приняли новые экономические условия и не нашли в них себя». Кроме того, считает он, инстанций, которые могли бы выявить «проблемные» семьи как можно раньше, немало (педиатры, школа, милиция), но «машина пробуксовывает»...

Как видим, в России более чем достаточно структур, обязанных защищать права детей. Но, видя, как органы опеки и попечительства, Министерство образования, милиция, прокуратура и суды не могут или не желают переломить ситуацию с ростом числа беспризорных, поневоле вспоминаешь пресловутых семь нянек.

Одной рукой выкидывают детей на улицу, а другую держат у козырька, рапортуя об успехах в борьбе с беспризорностью.


Почему дети бегут из «хороших» семей?

Психолог Ольга ЧЕКУН:
– Только 27 % российских школьников, убегающих из дома, растут в малообеспеченных и неблагополучных семьях. Остальные бегут не от плохой жизни. Причина – отсутствие у родителей навыков «эффективной коммуникации», попросту неумение разговаривать с детьми. Внешне семья может быть благополучной, материально обеспеченной, но в ней присутствуют внутренние конфликты: родители или недопонимают своего ребенка, или не находят с ним общего языка. Существуют два способа справиться с ситуацией: борьба и бегство. Если ребенок активен, умеет за себя постоять, то в случае конфликта с родителями он будет огрызаться, но не станет уходить из дома. Если ребенок слаб, ему трудно, он с чем-то не справляется или не знает, как с этим справиться, он уходит от проблемы. В прямом смысле. Туда, где его поймут, или куда глаза глядят, лишь бы не быть там, где трудная ситуация. Зачастую родители сами провоцируют уходы детей из дома, к примеру, такими словами: «Не придешь домой до десяти вечера – не являйся вообще». Подростки по-разному могут отреагировать на эту фразу, кто-то может и не вернуться...

Справка «НИ»

В 1914 г. в России на 170 млн. человек населения приходилось 2,5 млн. сирот и беспризорных детей. После гражданской войны – 450 тыс., в 1925 г. – 300 тыс. человек (в одной только Москве 15 тыс.). К концу 20-х годов, с официальной точки зрения, проблема бездомных детей была полностью решена. Статистика по беспризорникам появилась только в годы Великой Отечественной войны: к ее концу, по официальным данным, таких детей было около 670 тыс. Сегодня, по разным оценкам, количество безнадзорных детей колеблется в пределах 500 тыс. – 1,5 млн. Экс-министр образования Владимир Филиппов в 2002 г. утверждал, что по разным причинам в школе не учатся 1,5 – 2 млн. детей. По данным ЮНИСЕФ (комитета ООН по проблемам детства), в России около 700 тыс. детей, оставшихся без попечения родителей, состоят на учете в милиции, каждый год без вести пропадают 20 тыс. несовершеннолетних. По данным МВД, в 2003 г. в органы внутренних дел были доставлены 619 тыс. несовершеннолетних беспризорников (в 2002 г. – 681 тыс.). 494 тысячи из них были переданы родителям, 32 тыс. нашли приют в социальных организациях, 24,5 тыс. помещены в детские дома, 17 тыс. – в социально-реабилитационные центры. Всего в мире сегодня около 100 млн. бездомных детей. Больше всего их в странах третьего мира. В Монголии насчитывается около 4 тыс. детей-бомжей в возрасте от 5 до 18 лет. Есть беспризорники и в развитых странах. В США из более чем трехмиллионной армии бездомных примерно четверть – дети и подростки. Во Франции, согласно данным Национального института статистики и экономических исследований, 16 тыс. бездомных детей, в Германии – от 2 до 7 тыс. Их число из года в год продолжает расти, около 40 тыс. несовершеннолетних, бежавших из семей и приютов, ежегодно объявляются в розыск.

Приковать прогульщика к парте

Опубликовано в номере «НИ» от 29 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: