Главная / Газета 23 Марта 2004 г. 00:00 / Общество

Пьяный бизнес

Сотрудники российских вытрезвителей опустошают карманы граждан

Вчера Таганская межрайонная прокуратура столицы отправила в суд уголовное дело, возбужденное против семи сотрудников московского медвытрезвителя №4, которых обвиняют в превышении полномочий и многочисленных кражах денег у «клиентов». Случай не уникальный – такая картина характерна для большинства российских городов. Медвытрезвители до сих пор работают по инструкциям 1985 года и остаются ярким атавизмом советской эпохи.

Подогрели, обобрали...
Подогрели, обобрали...
shadow
Сколько сегодня в России вытрезвителей, не знает точно никто. Большинство из них находятся под опекой местных органов власти, многие работают на условиях самофинансирования и хозрасчета. В ряде регионов эти заведения закрываются, поскольку приносят казне сплошные убытки. По сложившимся правилам оплачивать пребывание граждан в этом сомнительном медицинском учреждении должны они сами. Однако от 40% до 60% «клиентов» вытрезвителей отказываются или просто не могут расплатиться за оказанные им «услуги». В этих условиях «приюты для алкоголиков» нередко превращаются в место, где просто обирают прохожих. Такая практика становится постоянным источником дохода для милиционеров и фельдшеров.



Убыточное отрезвление на Курском вокзале

«Вытрезвители №2 и №4, находящиеся на подведомственной нам территории, являются нашей бедой и постоянной головной болью, – говорит прокурор Таганской межрайонной прокуратуры Москвы Виктор Наседкин. – Сколько они существуют, столько «клиенты» жалуются на пропажу личных вещей и денег».

В заявлениях граждан, которые приходили в Таганскую прокуратуру и службу собственной безопасности (ССБ) Центрального округа Москвы, описывалась одна и та же ситуация. К нетрезвому пассажиру, который ждал своего поезда на Курском вокзале, подходили сотрудники милиции, проверяли документы, после чего забирали в вытрезвитель №4. Ни доводы о том, что человек торопится на поезд, ни демонстрация билета на стражей порядка не действовали. Наоборот, приоритет милиционеры отдавали именно гостям столицы. Другой «точкой», откуда нетрезвые граждане попадали в этот вытрезвитель, был район станции метро «Площадь Ильича». Вечером милиционеры обходили многочисленные питейные заведения и наметанным глазом вычисляли потенциальных клиентов.

Заполнив «Газель» нетрезвыми согражданами, милиционеры объявляли, что сейчас их отвезут на курс «оздоровления». Отправив партию бедолаг в вытрезвитель, милиционеры ехали за новой. Дежурный регистрировал прибывших, делал опись их наличности и вещей и отправлял отсыпаться в палату. Причем опись имущества проходила без необходимых в таких случаях понятых. Утром, когда клиент получал свои вещи, он недосчитывался от 100 до 3000 личных рублей. Клиент поднимал скандал и пытался доказать, что накануне у него было значительно больше денег. Милиционеры терпеливо объясняли ему, что он был сильно пьян и, скорее всего, забыл, где потратил деньги. Если гражданин не унимался, тогда сотрудники медвытрезвителя добродушно интересовались: «Обратно захотел?».

Некоторые все же писали жалобы в прокуратуру, но большинство фактов остались для следствия неизвестными. Среди потерпевших было много тех, кто не смог или не захотел предать огласке свое попадание в вытрезвитель. Психологию своего контингента милиционеры изучили прекрасно, поэтому всегда соблюдали неписаное правило – никогда не забирать все деньги. Кроме того, к ограблению каждого клиента сотрудники вытрезвителя подходили дифференцированно: чем меньше он имел при себе денег, тем меньше они забирали, и наоборот.

Весной 2003 года, когда количество жалоб на сотрудников вытрезвителя №4 достигло критической отметки, Таганская прокуратура и ССБ ЦАО разработали и провели целую спецоперацию. Одного из оперативников одели в неприметную одежду, вручили ему чемодан, билет на поезд и меченые купюры, напоили водкой и в таком виде выставили на площади перед Курским вокзалом. Ждать пришлось недолго. Через несколько минут милиционеры из вытрезвителя №4 уже вели его в свою «Газель».

Оперативник прошел необходимую процедуру оздоровления, получил утром свои вещи и недосчитался 1100 рублей. В этот момент в вытрезвитель вошли следователи и сотрудники ССБ и задержали весь коллектив. При обыске у семерых сотрудников учреждения – от фельдшера до начальника – были найдены меченые купюры. Объяснить их происхождение они не смогли. Между тем на кадрах съемки скрытой камерой хорошо видно, как утром к начальнику вытрезвителя входит дежурный по смене и передает ему деньги. Не исключено, что это была каждодневная процедура. Таганская прокуратура возбудила уголовное дело по статьям 286 («превышение должностных полномочий») и 158 («кража организованной группой») УК РФ. Для четверых сотрудников вытрезвителя, в том числе и начальника, мерой пресечения был избран арест.

Трое задержанных с первого дня активно помогали следствию и были отпущены до суда под подписку о невыезде. Следователи прокуратуры подняли регистрационные записи, нашли и допросили большинство клиентов вытрезвителя №4. Они получили протоколы допроса пострадавших даже из других регионов России. В результате удалось доказать 27 фактов кражи денег. «Хочу обратиться ко всем, кто пострадал в столичных вытрезвителях, с просьбой заявлять о каждом таком факте в прокуратуру, – заявила «НИ» пресс-секретарь прокуратуры Москвы Светлана Петренко.– По каждому случаю будет проведена тщательная проверка».



От Москвы до самых до окраин...

Подобные истории характерны для многих регионов страны. 4 февраля этого года в Первореченском вытрезвителе Владивостока прошла проверка соблюдения «санитарами в фуражках» законодательства и инструкций. Поводом стали многочисленные жалобы пациентов. Итоги оказались настолько неожиданными, что уже на следующий день районная прокуратура возбудила уголовное дело по статье 286 УК РФ («превышение должностных полномочий»). Как сообщил тогда «НИ» первый зампрокурора Первореченского района Станислав Буркун, были выявлены нарушения сотрудниками вытрезвителя положений законов «О милиции» и «О бухгалтерском учете». В частности, в медвытрезвителе незаконно взимались штрафы не уполномоченными на это лицами. То есть плату за услуги вытрезвителя брали на месте, у еще не протрезвевшего клиента. Согласно инструкциям, полученные в виде штрафов деньги должны перечисляться в местный бюджет, но начальство вытрезвителя распоряжалось ими по своему усмотрению, наличные не оприходовались.

Между тем правозащитников возмущают не столько грабежи в вытрезвителях, сколько сам факт существования этих учреждений в России. «Содержание граждан в медвытрезвителе зачастую является нарушением прав человека, - рассказал «НИ» эксперт института прав человека Лев Левинсон. – Парадокс уже в том, что они называются медицинскими, а находятся в подчинении МВД. В вытрезвителях даже врачей нет. Есть только фельдшеры, которые проводят осмотр и ставят подпись под протоколом. В 90-х годах, когда шефство над вытрезвителями пытались передать Минздраву, чиновники министерства грядущей реформе активно сопротивлялись, поскольку не хотели брать на себя новую головную боль. А милиция, естественно, не хотела отдавать выгодные ей объекты... Вопрос о передаче вытрезвителей в ведомство Минздрава так и не поднимался с 90-х годов. Думаю, сейчас это один из пунктов повестки дня для уполномоченного по правам человека Лукина. Я читал приказы МВД, на основании которых осуществляется деятельность вытрезвителей. В них нет указаний, в каких ситуациях можно забирать человека в вытрезвитель. Соответственно эти учреждения существуют вне правового поля».



«Приюты для алкоголиков»

В начале февраля в Саратове – первом российском городе, где в 1998 году были полностью упразднены все вытрезвители, – об этих славных учреждениях вспомнили вновь. Случилось это после того, как областная Дума утвердила на должности уполномоченного по правам человека не первого саратовского омбудсмена Александра Ландо, ярого противники насильственного отрезвления, а прокурорского работника Нину Лукашову. Уже 1 марта она собрала «круглый стол», на котором присутствовали милицейские чины, медицинские работники и представители общества трезвости. Нина Лукашова заявила, что закрытие саратовских вытрезвителей было правильной мерой, поскольку «они превратились в рассадник нарушений прав человека». Однако число пьяных в области с тех пор только увеличилось, поэтому назрела необходимость вернуть вытрезвители, не нарушая при этом ни законов, ни прав человека.

Радикальное предложение высказала председатель местного общества трезвости Наталья Королькова: «У нас много производителей и продавцов алкоголя, и, на мой взгляд, они должны содержать такие учреждения». Г-жа Королькова предложила также назвать вытрезвители «приютами для алкоголиков», поскольку новые заведения должны радикально отличаться от старых даже по названию. Возрождение медвытрезвителей в Саратове не будет проходить при органах внутренних дел – это главное требование, на котором настаивает уполномоченный по правам человека Нина Лукашова. Участие милиции будет заключаться лишь в охране порядка в новых медучреждениях.

А вот в Воронеже, где также закрыли все вытрезвители, к ним возвращаться не собираются. В январе 2003 года губернатор области Владимир Кулаков подписал распоряжение о ликвидации этих спецучреждений. Войну приютам алкоголиков первыми объявили депутаты городской Думы. В июне 2001 года они предложили прекратить финансирование медвытрезвителей из муниципального бюджета. При этом инициаторы упразднения ссылались на необходимость экономии и на то, что вытрезвители превратились в «рассадник нарушения прав человека». Народные избранники предложили перебравших помещать в больницы. Однако возмутились врачи: «Нельзя нарушать права тех людей, которым придется лежать в палатах рядом с алкоголиками». Руководство ГУВД поддержало позицию думцев: нет денег на содержание подобных объектов. Поэтому с начала прошлого года столица Черноземья – город, где пьяницы живут вольготно и весело. Задерживают их только в том случае, если грубо нарушается правопорядок. Самых буйных заставляют ночевать в дежурной части милиции и платить за бесчинство около 500 рублей штрафа. Сотрудники УВД теперь стараются не связываться с любителями спиртного. Так что с прошлой зимы к валяющимся на улице алкашам не приближаются ни работники органов внутренних дел, ни врачи «Скорой помощи». Последние, к слову, жаловались «НИ» на усложнившуюся после закрытия медвытрезвителей жизнь: «Особенно плохо зимой – резко увеличилось количество обмороженных».



VIP-вытрезвитель

Единственный в Краснодаре вытрезвитель с начала марта вновь открылся после ремонта. Расположенный на берегу городского озера Карасун (что, по версии краеведов, означает «гнилая вода»), вытрезвитель гостеприимно распахнул свои двери. Завсегдатаи этого учреждения были приятно удивлены: вместо унылых стен грязно-бутылочного цвета глаз радует строгая геометрия евроремонта, появилась новая мебель, а в уютных камерах, которые здесь принято называть палатами, посетителей ожидают кровати с белоснежным бельем.

Но более всего удивляет, что при улучшении обслуживания цена за пребывание в этом домике с обвитым плющом стенами снизилась на 80 рублей. Теперь ночь в теплом и сухом помещении вкупе с обслуживанием и медицинской помощью обходится в 440 рублей. Однако подмечено, что среди попадающих сюда, как правило, нет ни бомжей, ни даже бедно одетых людей.

В Волгограде «отрезвляющее» дело также развито по нынешним временам неплохо. Что при социализме, что при капитализме пьют в городе на Волге одинаково много. На миллионный город, как и во времена Советского Союза, приходится 8 вытрезвителей, по одному на каждый район. Средняя пропускная способность заведений – 10–15 человек в день. Вернее, в ночь. В выходные дни количество «клиентов» возрастает до 30–40 человек. Доставка и отдых в вытрезвителе обходится загулявшим товарищам недешево. Штраф составляет от 100 до 500 рублей, в зависимости от частоты посещений «трезвяка». Здесь скидки работают в обратном порядке – чем чаще пьяница ночует в вытрезвителе, тем дороже ему обходится следующий визит сюда. Оплата производится после отрезвления клиента, разумеется, при наличии у последнего денег. В противном случае штраф вычитается из зарплаты.



Андрей ПАНКОВ, Ирина ВЛАСОВА, Анастасия АНДРЕЕВА, Сергей ПЕРОВ, Краснодар, Константин ФОМИЧЕВ, Саратов, Дмитрий КЛИМОВ, Владивосток, Станислав АНИЩЕНКО, Волгоград



ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ВАС ЗАБРАЛИ В ВЫТРЕЗВИТЕЛЬ

Если вы попали в вытрезвитель и считаете, что действия, применяемые к вам, противоправны, требуйте ваш законный телефонный звонок, советует правозащитник Лев Левинсон. Такая «киношная мера», как вызов адвоката, конечно, не практична в нашей стране. Звоните своим домашним. Просите приехать родственников с тем, чтобы засвидетельствовать процедуру обыска, изъятия личных вещей, осмотра фельдшера. Один ваш звонок вполне способен отрезвить тех, кто, по вашему мнению, собирается вас ограбить. Обжаловать можно любые действия должностных лиц. Если вас действительно ограбили, то можно подать заявление о возбуждении уголовного дела. Но нужны доказательства. Но, к сожалению, никаких объективных данных, кроме свидетельских показаний, предоставить невозможно. Поэтому ищите свидетелей.

ВЫТРЕЗВИТЕЛИ ЗА ГРАНИЦЕЙ

В прошлом году Токийское полицейское управление объявило о закрытии одного из двух оставшихся вытрезвителей в столице Японии. Одно время в Токио насчитывалось четыре подобных заведения, где клиентам предоставлялась возможность провести ночь. Однако за последнюю четверть века число пьяных дебоширов в городе заметно пошло на убыль. А вот венгерские медвытрезвители с 2003 года стали бесплатными, поскольку «клиенты» и так не платили за оказанные услуги. В Англии и США пьяного человека могут доставить в вытрезвитель, который находится в компетенции органов здравоохранения, только в крайнем случае. Например, если он находится в бессознательном состоянии. Во Франции вытрезвителей нет, а пьяных содержат в полицейском участке до полного отрезвления. Польские вытрезвители находятся в ведении Министерства охраны окружающей среды. Обслуживающий персонал – только медики. Во всех перечисленных странах, кроме Венгрии, услуги медвытрезвителя платные.

ИЗ ИСТОРИИ ВЫТРЕЗВИТЕЛЕЙ

Медицинские вытрезвители появились в России еще при царской власти. Тогда они были исключительно медицинскими учреждениями и существовали за счет благотворительности. Первый вытрезвитель открылся 7 ноября 1902 года в Туле по инициативе общественного деятеля Федора Архангельского для спасения от замерзания перебравших рабочих-оружейников. День рождения советских вытрезвителей – 14 ноября 1931 года, когда было организовано подобное учреждение на улице Марата в Ленинграде. В 1940 году медицинские вытрезвители из ведения Наркомздрава СССР перешли к НКВД СССР. После принятия в 1991 году закона «О милиции» медвытрезвители должны были стать заботой местных органов здравоохранения. Однако до сих пор сотрудники вытрезвителей руководствуются приказом МВД СССР от 30 мая 1985 года и подчиняются Главному управлению обеспечения общественного порядка Службы общественной безопасности МВД России.

Милиционеры захватили суд

Опубликовано в номере «НИ» от 23 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: