Главная / Газета 22 Марта 2004 г. 00:00 / Общество

Церковный офшор

Московская епархия становится идеальным местом для отмывания денег

МИХАИЛ ПОЗДНЯЕВ

Депутаты Московской областной думы приняли на днях закон, по которому религиозные организации получают безграничные экономические льготы. Нет сомнения в том, что подмосковному великому почину в самом скором будущем последуют и все остальные регионы. Русская Православная Церковь, в угоду которой отменены налоги на имущество и «некультовые предприятия», не связанные с основным родом деятельности, становится не только де-факто, но и де-юре, «офшорной зоной».

Ловись, рыбка, большая и очень большая!..
Ловись, рыбка, большая и очень большая!..
shadow
В столичной области сегодня действуют 1254 религиозные организации, представляющие 19 конфессий. Но речь надо вести о льготах в угоду лишь одной из них – РПЦ, имеющей около 1000 приходов, 20 монастырей и 13 монастырских подворий и расширяющей свои владения ударными темпами.

Дополнение «О льготном налогообложении» «религиозной» статьей закона было осуществлено буквально в 24 часа. Патриарх Алексий (Ридигер) и правящий архиерей Московской епархии митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков) обратились к губернатору Борису Громову со слезным письмом. Первоиерархи пожаловались его превосходительству, что, вследствие вступления в силу с 1 января нового Налогового кодекса РФ, РПЦ оказалась приравнена в своих деяниях за стенами храмов к мирским коммерческим организациям. Это не только накладно, но и унизительно: ведь среди коммерсантов далеко не все готовы следовать 12 заповедям православного бизнеса, принятым в феврале на Всемирном Русском Народном Соборе, где и г-н Громов присутствовал. Получилась, извините, ни Богу свечка, ни черту кочерга. Генерал-губернатор дал команду своим депутатам, и они поспешили поставить Богу во-о-от такую свечку. Правда, одновременно ими было поставлено условие: «Средства, которые останутся у церквей при применении этой льготы, должны быть направлены на строительство, восстановление и реставрацию культовых сооружений, издание религиозной литературы, приобретение предметов культового назначения и благотворительность».

Заведующая отделом по делам религиозных объединений в администрации Мособлдумы Любовь Костюченко рассказала нам, что ужесточение налогового законодательства с недовольством было воспринято не только главенством Патриархии, но и руководителями всех прочих действующих на территории области деноминаций. Отмена с 1 января льгот на имущество и «некультовые предприятия», равно как и теперешнее их возвращение стали возможны ввиду того, что нигде в законах не прописано, что относится и что не относится к церковной, религиозной деятельности. Грубо говоря, творцы кодекса рассуждали так: продажа свечек в храме налогами не облагается, потому что в храме совершаются службы и таинства. Торговля же точно такими свечками в магазинчике, построенном вне церковной ограды, и перевозка их со склада на приобретенной для этих нужд «Газели» подлежат налогообложению, поскольку песнопения торговлю не сопровождают, и кадилом батюшка не машет. Несправедливо, рассудили депутаты. Торговля свечками (покупка недвижимости, земли, транспорта, компьютеров и т. д. и т. п.) – в любом случае дело святое: с какой стороны свечку ни поджигай, свечкой останется...

По словам г-жи Костюченко, изменения в главу 30 части II Федерального кодекса внесены пока в порядке эксперимента, сроком на год. Но практика последних полутора десятилетий показывает: если Патриархии кто-нибудь кладет в рот палец – она тотчас оттяпывает, руку по локоть.

В феврале Алексий II заявил агентству Франс Пресс: «Собственность религиозных организаций представляет собой совершенно особую форму собственности, ибо основу ее составляет добровольная жертва человека Богу. Пожертвования верующих являются особым случаем экономических и социальных отношений, поэтому на них не должны автоматически распространяться законы, регулирующие финансы и экономику государства, в том числе и государственное налогообложение... Радикальное изменение порядка налогообложения наносит непоправимый удар по экономической жизнеспособности религиозных организаций, и мы намерены добиваться внесения соответствующих поправок в Налоговый кодекс».

Теперь положение исправлено. Жизнеспособность восстановлена. При условии, на вид строгом, а в действительности мягче талой свечки: приносить излишки в жертву сирым и убогим (то есть Богу). И проверять не надо, считай, Патриархия условие уже соблюла. Во-первых, потому, что никто, кроме РПЦ, ее финансовую деятельность не контролирует (т.е. сама себя). А во-вторых, под благотворительностью главенство Патриархии вольно понимать и такие, во всех смыслах сомнительные «некультовые предприятия», как торговля нелицензированным золотом, отказ отдавать банковские кредиты, участие в нелегальном импорте подакцизных товаров, продажа имущества Западной группы войск.

Между прочим, вопреки молве, вовсе не глава Отдела внешних церковных связей Кирилл (Гундяев) является «табачным митрополитом», а его бывший заместитель, архиепископ Климент (Капалин), только что назначенный управделами Патриархии и в самом деле получивший сан митрополита. Под его руководством с отменой налогов, которая вслед за столичным регионом пройдет повсеместно, корабль церковного бизнеса полетит в светлое будущее на всех парусах. Другой «теневик» в лоне РПЦ – Евгений Пархаев, генеральный директор Патриаршего Художественно-производственного предприятия «Софрино». По некоторым данным, в свое время Пархаев арестовывался КГБ СССР за хищение и сбыт листовой меди, предназначавшейся на ремонт храмов, содержался в СИЗО «Лефортово». Так или иначе, все житейские невзгоды для него в прошлом: Пархаев выдвигался кандидатом в депутаты Государственной думы, он учредитель общественного объединения «Фонд единства православных народов», награжден орденами Почета и Дружбы народов. Если налоговики сдуру к нему в Софрино и нагрянут – уж никак не с ордером на обыск, а скорее поклянчить детишкам на молочишко...

Церковный историк Николай Митрохин считает, что «льготы церкви начинаются с того, что в храмах законодательно разрешено не ставить кассовые аппараты». Получается, что коррупция – болезнь не только «высшего командного звена», но и затюканных приходских батюшек, и бабушек, стоящих за ящиками, продающих пресловутые свечки. По словам г-на Митрохина, доля сектора товаров, производимых и потребляемых в рамках Церкви, в общем объеме экономики России пока невелика, но обороты этого сектора стремительно увеличиваются. Редкий архиерей не производит, по примеру архиепископа Костромского Александра (Могилева), газированную святую воду. Появились в придачу к свечным заводикам пищевые предприятия, расширяется гостиничный и туристский бизнес.

«РПЦ имеет шансы, – говорит Николай Митрохин, – сформировать на постсоветском пространстве сектор товаров и услуг под церковной маркой, предназначенных для основной массы населения государства. Церковь с ее непрозрачной финансовой деятельностью и политическим влиянием является идеальным местом для отмывания денег, и роль ее как офшора будет год от года возрастать».


Опубликовано в номере «НИ» от 22 марта 2004 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: