Главная / Газета 9 Февраля 2004 г. 00:00 / Общество

МИХАИЛ ФЕДОТОВ

ВИРУС ДИКОСТИ

МИХАИЛ ФЕДОТОВ
shadow
Трагедия в московском метро напомнила всем нам, что укрепление рубля, президентские выборы и «дело ЮКОСа» – это лишь одна часть сегодняшней жизни. Другая – неотступно и повсеместно подстерегающая нас террористическая опасность. Мы неминуемо, замороченные сиюминутными проблемами, забываем о ней через какое-то время после очередной трагедии, будь то взрывы в Москве, Буйнакске, Волгодонске, снова Москве... Но она напоминает о себе, заставляя одних из нас вновь задуматься об истоках этого абсолютного зла и эффективных средствах борьбы с ним, а других – еще больше озлобиться, чтобы впрыснуть растревоженному, шарахающемуся из стороны в сторону обществу экстракт ненависти ко всем, кто отличается цветом кожи, разрезом глаз, формой носа.

Я веду речь о тех «других», кого президент пометил как «придурков» и «провокаторов». Все последние дни они изощрялись в выдвижении самых диких инициатив, причем прилюдно, в прямом эфире радиостанций и телеканалов. Предлагалось, в частности, выселить из столицы всех кавказцев, ввести чрезвычайное положение и отменить президентские выборы, разрушать дома террористов, подвергать их публичной казни, репрессировать членов их семей… Удивительно легко вирус дикости передается от террористов к людям, которые считают себя цивилизованными, образованными, современно мыслящими. Удивительно быстро отказывают им эрудиция и элементарная логика. Они забывают, что преследование людей по национальному признаку трактуется Уголовным кодексом как экстремистская деятельность. Что на ближайших выборах мы избираем президента России, а не Москвы. Что публичные казни практиковались именно шариатскими судами в Чечне. Что Чечня уже и без того лежит в развалинах. Что даже император Николай I не наказывал родственников осужденных декабристов, а вот сталинские репрессии начинались именно с наказания членов семьи. Еще в 1934 году знаменитая 58-я статья Уголовного кодекса была дополнена положением, карающим лишением свободы на срок от 5 до 10 лет совершеннолетних членов семьи военнослужащего в случае его побега за границу. Неужели мы хотим повторения того, что последовало за этим нововведением?

Подобные инициативы подкупают своей прямолинейной простотой. Василий Гроссман писал, что самые сложные проблемы всегда имеют простые, ясные для понимания, неправильные решения. Симметричный ответ на террористический вызов есть наглядный пример такого неправильного решения. А какое решение было бы правильным? Конечно, я догадываюсь лишь о малой части ответов на сакраментальные вопросы новейшей российской истории. Я знаю, кто виноват в приходе терроризма на нашу землю. Это те, кто не сумел в 1991-м по-умному разобраться с дудаевскими амбициями, а тремя годами позже начал бессмысленную бойню. На Кавказе говорят, что у выстрелов в горах долгое эхо. Оно громыхает уже десять лет и в очередной раз докатывается до Москвы.

Что же делать? Прежде всего отделить вопрос обеспечения безопасности мирного населения от вопроса урегулирования в Чечне. Пусть первым занимаются люди в погонах, умеющие ловить преступников, внедрять агентов в террористические организации, расставлять всевозможные хитрые детекторы, а вторым – люди без погон. И не наоборот. Еще древние римляне знали, что «меч следует за тогой». Правда, среди нынешних носителей сенатских тог так мало похожих на божественного Августа и так много на прожорливого Вителлия, так мало политиков и так много политиканов. Но об этом хитрованстве сегодня говорить не хочется. Сегодня траур.

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.


Опубликовано в номере «НИ» от 9 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: