Главная / Газета 2 Февраля 2004 г. 00:00 / Общество

Искусство для «медленных» детей

В Москве существует уникальный «Театр Простодушных», в котором заняты больные синдромом Дауна

МАРИНА БАЗЫЛЮК

Этот театр работает в столице уже четвертый год. Врачи говорят, что постановки благотворно влияют на детей – они начинают лучше говорить, двигаться, легче адаптируются психологически. В Москве о «Простодушных» знают немногие, потому что актерам негде показывать свои работы. Несмотря на это, театр на днях начал репетировать новый большой спектакль. Премьера намечена на ноябрь 2004 года.

У «солнечных актеров» линии ума и сердца сливаются в одну.
У «солнечных актеров» линии ума и сердца сливаются в одну.
shadow
Еще в прошлом веке врачи заговорили об арт-терапии – методе лечения искусством. Однако «спецтеатры» в нашей стране не прижились, ведь они не приносят прибыли, скорее наоборот. Поэтому «Театр Простодушных» – это благотворительная инициатива Игоря Неупокоева и нескольких его друзей. В репертуаре театра пока один-единственный спектакль-балаган «Приходите завтра» (по мотивам повести Н. В. Гоголя «Повесть о капитане Копейкине»). Благо для него артистам не нужны декорации. Требуется лишь небольшой реквизит (веера, подносы, стулья) и несколько костюмов. Перевозить с места на место весь этот скарб также нетрудно.

Сегодня необычную постановку можно увидеть в подвальном помещении «Тетра Док». Туда «Простодушных» пустили из дружеских побуждений. «В любой момент нас могут выгнать, и это будет справедливо. Ведь в «Театре Док» полно своих проектов…», – с горечью говорит создатель и режиссер «Театра Простодушных» Игорь Неупокоев. Не один год он ходил по многочисленным инстанциям, просил, дарил чиновникам билеты на постановку, умолял хотя бы выслушать. В этом году решил: «Хватит!». Проще договориться с друзьями, которые могут приютить на пару спектаклей, чем выпросить у столичной власти хотя бы один квадратный метр. «Я разослал кучу пригласительных, но ни один чиновник ни разу не пришел на спектакль! О чем можно просить этих людей?»



Актеры

Всего в театре 9 актеров, 6 из них – люди с синдромом Дауна. Нас встретил у входа красивый худенький мальчик, с грустными голубыми глазами. 21-летний Антон несколько отличается от своих коллег, хотя считается, что синдром Дауна делает людей неуловимо похожими друг на друга. У них у всех «марсианские» глаза, маленькие уши, вдавленные переносицы… Но самое интересное – у всех похожие линии на руках: линии ума и сердца как бы сливаются в одну.

Ощущение «одинаковости» пропадает, когда только они начинают играть. Тогда сразу понимаешь – у каждого свой характер, каждый по-своему талантлив. Именно по этому признаку распределяет режиссер среди них реплики.

«У нас все, как в настоящем театре, – говорит Неупокоев, – закулисные интриги даже есть! Вот папа одной актрисы недавно возмущался, дескать, я специально даю роли тем, кто хуже говорит, чтобы показать, какой я «выдающийся режиссер»! На самом деле больше текста получают те, кто говорит с большим чувством!»

Кстати, в политкорректных странах не услышишь слово «даун», там их давно называют «альтернативно-одаренными» или «медленными детьми». Специалисты признают, что у детей замедлено развитие, но все уверены – их можно научить всему, просто надо заниматься.

По словам Неупокоева, актеров он искал очень просто – пришел в ассоциацию Даун Синдром, попросил списки. И дома методично обзвонил всех. Большинство от предложений режиссера отказались по телефону. Мотивировка, как правило, такая – некому возить. «Если бы я знал, насколько будет тяжело, может, и не взялся бы за это. Весь первый год просто возвращался с репетиции, ложился и больше ничего не мог делать. Ведь у многих была нарушена речь, они с трудом учили тексты, быстро уставали, им сложно было объяснить замысел. Представьте, я прыгал вокруг них, кричал, хохотал, орал, а они были безучастны, они ничего не понимали. Я объяснял им, куда вставать, они вставали, но тут же забывали все мои указания».

Но теперь, по признанию режиссера, это идеальные артисты – никогда не настаивают, что сцену надо сыграть так или иначе, а выполняют все по первому требованию, хорошо знают тексты...



Спектакль

Пока не начался прогон, все актеры, как и полагается, находились в гримерке. Дверь открыта – артистам нравится махать рукой и улыбаться всем, кто проходит мимо. При любой возможности жмут руку и даже обнимают вас. Доброта и отзывчивость таких людей известны. Недаром психиатры часто называют их «солнечными натурами». Наконец, актеры выстраиваются на сцене – Антон, Маша, Леночка, Лена, Руслан, Сергей и Дима.

Начинается репетиция. Капитана Копейкина – безногого и безрукого, никому не нужного инвалида играет Сережа Макаров. Он прославился ролью в картине Геннадия Сидорова «Старухи». Сергей знает много стихов, поет, всего за полгода научился играть на фортепьяно. Дима Поляков сочиняет стихи про любовь и одиночество, он – сама доброта, а в спектакле ему досталась роль строгого генерала. На сцене драматический момент – возвращение капитана Копейкина домой. Вот мама капитана, которую играет Лена Чумакова, обнимает своего сына и плачет от радости, что он вернулся живым. Лена плачет, причитает и молится. В зале – тишина, кто-то тоже беззвучно плачет, кто-то сидит с каменным лицом. А актриса продолжает причитать и гладить «сына» по спине.

«Мороз по коже», – вдруг говорит мне случайный сосед. Он нисколько не преувеличивает. Актриса играет так, что, кажется, слышишь, как на самом деле мать встречает сына-инвалида с войны. Текст у актеров очень сложный, ведь это Гоголь, тут и «ваше высокопревосходительство», и такие сложные фразы, как: «Без сомнения, вы будете вознаграждены, как следует: ибо не было еще примера, чтобы в России человек, приносивший, относительно так сказать, заслуги отечеству, был оставлен без призрения». Некоторые говорят с трудом, но все понятно.



Мамы

За одной из девочек – Леной Чумаковой – с первого ряда неотрывно наблюдает мама Лидия Алексеевна. Лена – единственная дочка, «самая любимая и самая лучшая». Родители, особенно мамы, это неотъемлемая часть коллектива «Простодушных». Без них, возможно, ничего бы и не получилось.

«Когда мне сказали диагноз дочери, я три месяца плакала. А сейчас понимаю – мой ребенок самый лучший! Никто и ничего толком не знает о таких детях! – говорит Лидия Алексеевна. – Люди думают, что они – крест и беда своих родителей! Я так не считаю. Мало кто может так бескорыстно и преданно любить, как они! Помню, когда дочке было 14 лет, она мне сказала вдруг: «Он мне тебя не просто послал. Он знал, что ты меня не бросишь!». Я оторопела, и спрашиваю: «Кто он?». А дочь говорит: «Всевышний».

«Знаете, по-моему, любая мать может сказать, как мама главного героя фильма «День восьмой » (его сыграл актер с синдромом Дауна, который получил за лучшее исполнение мужской роли первый приз на Каннском фестивале): «Ты самое лучшее, что у меня было в этом мире, ты для меня – подарок небес!». Когда я услышала эти слова, то расплакалась, взяла ручку и записала, – говорит другая родительница. – По мистической легенде наши дети в прошлой жизни страдали грехом гордыни. За это бог дал им такую необычную «оболочку». И сейчас они живут в своем особом мире».

«Игорь, вы окончили ВГИК, снимались в фильмах, работали в театре, вы довольны тем, чем занимаетесь сейчас?», – спросила я напоследок.

«Да, доволен. Сейчас мы готовим новую постановку. Скоро премьера. Я доволен!»



Загадка природы

Синдром Дауна – самое загадочное отклонение от нормы. Единой научной гипотезы о том, чем вызвано это нарушение, пока нет. Рождение детей с синдромом никак не связано с физическим состоянием родителей: ни с наследственностью, ни с алкогольной или иной зависимостью. Рождение «медленного» ребенка также не зависит от социального статуса, образования, национальности и образа жизни родителей. Ежегодно в России регистрируется 2 тысячи детей с синдромом Дауна. Причем, как говорят медики, с устойчивой периодичностью. Так, в среднем в Московской области рождается от 55 до 60 таких детей в год, в Москве – порядка 90.


Опубликовано в номере «НИ» от 2 февраля 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: