Главная / Газета 21 Января 2004 г. 00:00 / Общество

«Просто вам не повезло»

Персонал Краснотурьинского роддома давно знал о том, что по палатам гуляет инфекция

Анастасия АНДРЕЕВА, Краснотурьинск – Москва

В минувшие выходные в город Краснотурьинск (Свердловская область) прибыла комиссия Министерства здравоохранения РФ. Комиссии предстоит разобраться в причинах смерти шести новорожденных. С каждым днем здесь открываются все новые шокирующие подробности страшной истории. Оказывается, инфекция появилась в роддоме еще осенью, но заболевших детей врачи не разрешали перевозить в другие клиники. Значит, младенцы были обречены.

Здесь поселилась боль.
Здесь поселилась боль.
shadow
«Просто вам не повезло. Приходите рожать в следующий раз», – эту «успокаивающую» фразу бросила почерневшим от горя родителям шести погибших младенцев одна из врачей Краснотурьинского роддома.

«К циничным репликам мы привыкли, – говорит Юлия Гостева, похоронившая дочь Машеньку на Рождество. – Первое, что сказали сотрудники городского комитета здравоохранения, когда мы пришли в администрацию с требованием выслушать наши показания: «Читали ваши интервью. Впечатляюще!». На нас реагируют так, словно мы во всем виноваты. Ну, как же! Создали столько проблем лучшим в области медикам!»

За сутки до приезда представителей Минздрава роддом Краснотурьинска лишили почетных званий, грамот «За доброжелательное отношение к пациентам», отозвали лицензию. А главный врач родильного дома Марат Салахов рыдал на встрече с родителями заболевших новорожденных: «Я сам переживаю. Не видите?». Еще как переживал, потому что именно тогда, 15 января, впервые заговорили о его предстоящем увольнении.



«Его уже никому не покажут»

О ЧП в родильном доме 70-тысячное население североуральского городка узнало случайно. Мать Ольги Вагиной, лежавшей в платной палате, не вовремя вошла в кабинет главврача. В этот момент Марат Салахов, не обратив внимания на постороннюю, заявил коллегам: «Вы соображаете, что пять случаев летального исхода пахнут уголовным делом?».

До этого момента мамы искренне верили в слова медиков о том, что смерти детей никак не связаны друг с другом. Кроме того, родственники Вагиной еще не знали, что ночью умер шестой малыш – их собственный мальчик. Врачи не потрудились сообщить о гибели ребенка матери. Когда женщина собралась идти к детской палате, чтобы увидеть через стекло своего сынишку, соседка прошептала: «Тебе не надо туда ходить. Его уже никому не покажут». Через час напичканную успокоительными лекарствами Ольгу Вагину выписали из роддома, через два – на стол заместителя прокурора города легло подписанное пятью пострадавшими семьями заявление. Одна из мам отказалась обращаться в правоохранительные органы: «Ребенка этим не вернуть».

В новогодние праздники в роддоме появились на свет 95 малюток. Двое малышей в тяжелом состоянии лежат в реанимации Краснотурьинска. Двоих, чье здоровье вызывает серьезные опасения, направили в Екатеринбург. Состояние еще четверых оценивается как среднее тяжелое. Шестеро погибли. Здоровы ли остальные – не ясно. Работники роддома, закрывая учреждение на чистку, фактически без должного осмотра выписали мам с детьми и отослали по домам. Многие родители уехали в соседние города, села. Скорее всего, единичные случаи Klebsiella pneumonia, того самого инфекционного заболевания, от которого умерли дети, теперь будут регистрировать другие врачи и другие больницы Свердловской области. Еще 31 роженицу перевели в роддом Карпинска (не исключено, что инфекция, поразившая Краснотурьинск, проявит себя и здесь).



Инфекция появилась еще осенью

Главный врач Краснотурьинского роддома Марат Салахов не в курсе, сколько детей могли заболеть в его заведении и почему:

«Внутригоспитальная инфекция – мировая проблема, – заявил он. – В апреле и сентябре 2003 года мы проводили плановую чистку палат. Погибли 6 детей, но не все смерти связаны с эпидобстановкой. Дети родились глубоко недоношенными».

Заведующая местным загсом Тамара Лемешко ознакомила нас со справками о смерти новорожденных за 2003–2004 годы. Нет ни малейших оснований для того, чтобы утверждать: погибшие дети были слабыми, «глубоко недоношенными». Вес малышей колеблется от 2600 до 3600 граммов. Младенцы родились крепкими, здоровыми. В графе «причина смерти» запись: «гнойный сепсис».

Врачи настаивают на версии, согласно которой Klebsiella pneumonia была обнаружена в роддоме лишь в начале января, а первая смерть новорожденного зарегистрирована 28 декабря 2003 года. Но, как выяснилось, еще 20 декабря с тем же диагнозом в Краснотурьинском роддоме умер ребенок (получается, седьмой). Пневмония и внутрижелудочковое кровотечение – причина гибели и двух других младенцев, 22 октября и 15 ноября 2003 года. Значит, Klebsiella pneumonia была в роддоме уже осенью. Этого не отрицают и представители министерской комиссии из Москвы.

В октябре несколько младенцев болели легкой формой заболевания Klebsiella pneumonia. В декабре число инфицированных новорожденных приблизилось к ста. Первые случаи летального исхода пришлись на декабрь, январь. Сейчас столичные медики изучают всю документацию за последние месяцы, обменные карты каждого младенца, отчеты о назначавшемся лечении.

Получается, персонал роддома (едва ли не весь) знал об инфекционной угрозе для новорожденных осенью, но тщательно скрывал сведения и от родителей, и от областного начальства. Во многих средствах массовой информации источником распространения инфекции называется кислородный аппарат. По свидетельству мам новорожденных, не все из погибших малышей под ним лежали. Но то, что инфекция «родилась» в палате интенсивной терапии, точно.



Кто здесь врачи?

«Мою девочку, она появилась на свет 30 декабря, туда отнесли потому, что мне делали кесарево сечение, – вспоминает Юлия Гостева. Маленькая Машенька была вторым ребенком в их семье. – Два дня прошли нормально. Малышке назначили глюкозу, и все. А на третьи сутки она стала опухать, лопались капилляры, не сворачивалась кровь. Муж через знакомых договорился везти девочку в екатеринбургскую клинику. Даже вертолет нашли, только чтобы спасти. Но врачи роддома запретили. Сослались на нетранспортабельное состояние. В минувшую пятницу узнаю: в точно таком же состоянии увезли в областной центр двух других малышей. Комиссия настояла. А моей Машеньке дали умереть».

«Артур родился 31 декабря. Он у моей 19-летней дочки первенец, – говорит Ирина Зотова. – В палату интенсивной терапии перевели, потому что срыгивал после кормления, а дочка по незнанию испугалась. Через день ему стало плохо. Малыш умирал последним из зараженных деток. У всех младенцев опухла селезенка. Разорвался желудок. Кровь шла изо рта через трубки. Мы умоляли: вызывайте специалистов из Екатеринбурга. Нам возражали: «Не мешайте работать, кто здесь врачи – вы или мы?».

Роддом, закрытый для санитарной обработки, возобновит работу в феврале, однако маловероятно, что кто-либо из жителей Краснотурьинска пожелает в нем оказаться. Даже если из корпоративной солидарности члены комиссии замнут дело о погибших младенцах, а принятые меры будут ограничены увольнением главврача, условным приговором кому-то из медсестер и выговором начальнику комитета здравоохранения – никто в Свердловской области уже не забудет об умерших в жутких муках детях.

По свидетельству старожилов, аналогичный случай уже был в Краснотурьинске – в 1976 году. Тогда в детской больнице произошла вспышка того же заболевания. Скончались около 20 детей.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: