Главная / Газета 20 Января 2004 г. 00:00 / Общество

Лес рубят, деньги летят

Незаконные вырубки наносят стране миллиардные убытки

Герман ПЕТЕЛИН, Мордовия – Москва

По данным Министерства природных ресурсов России, при общем обороте лесной отрасли около 6 млрд. долларов ущерб от незаконной вырубки леса составляет примерно 5,5 млрд. рублей в год. Экологи не согласны с чиновниками. Сотрудники российского отделения Всемирного фонда дикой природы уверены, что ущерб превышает 1 млрд. долларов ежегодно. Чтобы выяснить, кто вырубает российский лес и кто его охраняет, корреспондент «Новых Известий» отправился в Мордовию – регион, единственным богатством которого всегда считалась древесина.

Российским лесам не везет: что не пустят под топор, то сгорает.
Российским лесам не везет: что не пустят под топор, то сгорает.
shadow
О том, что Мордовия богата лесом, знает каждый местный школьник. С первого класса на уроках родного края и природоведения учителя объясняют ученикам, что в республике нет нефтяных и газовых месторождений, нет залежей железной руды. Зато есть лес – главное богатство. 740000 гектаров лесов, из них четверть хвойные породы. Но учителя даже не догадываются, что говорят неправду. Мордовия уже давно относится к лесодефицитным регионам. И лес, стоящий стеной возле дорог,–это призрак, мираж. Зайдешь в него поглубже и сразу же натыкаешься на лишайные плеши безобразных делянок и самовольных вырубок. По словам начальника отдела охраны леса управления природных ресурсов и охраны окружающей среды по Республике Мордовия Ивана Новикова, только в 2003 году в Мордовии было незаконно вырублено древесины на 14,464 млн. рублей.

С начала 90-х в республике сложилась абсурдная ситуация, большинство деревообрабатывающих предприятий существуют на грани банкротства, а вырубка леса превосходит все показатели. Между тем жизнь лесных поселков уже давно превратилась в борьбу за выживание.

В конце семидесятых основные фонды Ардатовского лесхоза оценивались в 3,7 млн. рублей. Переработка работала в две смены. Продукция шла на экспорт в Венгрию, ГДР и Финляндию. На предприятии платили хорошие деньги. И люди ехали в поселок лесозавода Ардатовского района, привлеченные высокими зарплатами. Брали не всех. Сейчас в лесозаводе живут те, кому повезло тогда, а также их дети. Вот только мерки теперь у них совсем другие. У кого в семье есть хоть один пенсионер, счастливчики, а если он еще и участник войны – богачи. Рабочие уже несколько лет подряд получают по 100–200 рублей в месяц. Выкручиваются мужики только благодаря калыму. Продают дрова в соседние села. Тракторная тележка – 1200 рублей. Да и то говорят об этом заработке неохотно.

«Сейчас невыгодно работать честно и по закону», – честно говорит директор местного леспромхоза Валерий Подсосов.

«Черные» срубы

Между тем, несмотря на полумертвые предприятия, лес по-прежнему приносит прибыль. В сорока километрах от Даниловки расположилось село Морд-Поляна. Так оно называется. Вдоль дороги крепкие, аккуратные домики, у ворот техника. И почти перед каждым двором стоят свежие срубы дачных домиков и бань. Более половины из них скоро уедет в Московскую область.

«Наше село всегда славилось плотниками, – говорит Александр Михайлов. – А сейчас сам Бог велел крутиться». Сам Михайлов начал крутиться с начала девяностых, когда пахать и сеять стало невыгодно.

«Вот тогда-то у нас в селе многие и вспомнили о ремесле отцов и дедов, – говорит он, – многие в Москву подались. А мне она не нужна, я ее здесь строю». С утра до вечера в морозном воздухе разносятся гулкие удары топоров. И словно на глазах растут аккуратные срубы. Растут не только в Морд-Поляне, но и во всех окрестных селах.

Впрочем, поговаривают, что больше половины стройматериалов и срубов принадлежат весьма узкому кругу «авторитетных» людей. И гулкие удары топоров отсчитывают прибыль вовсе не плотникам-работягам. Но о «черном» обороте леса здесь не распространяются – прибьют.

«Материал у нас вроде бы под рукой. Купил лесобилет, лесник делянку дал и разрабатывай, – продолжает рассказывать Александр. – Нанял трактор за 600–700 рублей и вози лес. Впрочем, всегда ведь покупать не будешь, можно кое-где и договориться».

На подобных договорах и попадаются лесники.

Верхушка айсберга

«Сейчас мы расследуем три уголовных дела против лесников, – рассказывает заместитель начальника прокурора Зубово-Полянского района Евгений Кузьмин. – Во всех случаях они просто без документов продавали лес, надеясь его впоследствии списать. Ведь как часто бывает, лес продал, а через три месяца заявление принес – на моем участке совершена самовольная вырубка».

В Зубово-Полянском районе зафиксировано наибольшее количество незаконных вырубок. Только в прошлом году отсюда ушло налево около тысячи гектаров древесины. «В ноябре прошлого года за неделю сразу пять «КамАЗов» задержали со стройматериалами. В Москву везли. Никаких документов на лес у них не было. Сейчас идет следствие», – подытоживает разговор зампрокурора.

Сотрудники МВД Мордовии относятся к «лесным» делам весьма скептически.

«Все дела, связанные с хищением леса, не так просто расследовать. Слишком большие деньги завязаны, – сказал корреспонденту «НИ» сотрудник управления по борьбе с экономическими преступлениями республиканского МВД. – Законы хорошие нужны, а лесники – так, верхушка айсберга.

Где находится основание этого айсберга, он уточнять не стал. Между тем по дорогам продолжают идти машины, загруженные лесом. Черным лесом.

Старая лесничиха

Анне Афанасьевне Чекалдиной пока везет, ее участок отгорожен от непрошеных гостей непролазными дорогами. А если все же к ней заедут лесорубы, что она сможет сделать. Афанасьевна – маленькая бодренькая старушка, ровно 60 лет проработала лесником. До деревни Даниловка Зубово-Полянского района Мордовии, где живет старая лесничиха, нужно продираться сквозь пургу по заснеженной трассе. Потом свернуть на лесную дорогу, полностью утонувшую в снегу. Направление здесь определяется по перекошенным столбам с провисшими проводами.

Афанасьевна обрадовалась неожиданному гостю, приехавшему под Рождество. Включила телевизор, а сама начала накрывать на стол. Шли новости. Показывали репортаж о рождественской экскурсии президента Путина по Суздальскому кремлю. И Анна Афанасьевна неожиданно произнесла: «Какой же он хороший, наш президент. В Бога верит». А потом добавила: «В стране выборы, в Ессентуках бандиты электричку взорвали, а он всю ночь как дитя малое с собачкой провозился. Только душевный человек так животных любит, а значит, и лес».

Анна Афанасьевна всю жизнь прожила в лесу. И он стал для нее живым существом со своими причудами и капризами. «Ему забота нужна», – говорит старушка. И она заботится о нем. На восьмом десятке Анна Афанасьевна работает лесником и совершает 50-километровые обходы своего участка.

«13 кварталов за мной закреплено, – объясняет лесничиха. – Это более 1500 гектаров лесных угодий. Летом я их пешком обхожу, а зимой лошадку в сани запрягаю и лыжи на всякий случай беру. Лошадка, она не везде пройти может».

На стене рамки с фотографиями. Из далеких тридцатых годов смотрят мать, отец, братья. Все молоды и красивы.

«Во время войны, при Сталине, 12-летней девочкой я начала работать. Страшное было время. Все мужики на фронте, по чащобам дезертиры скрываются. А мы, девчонки, в лесу саженцы пропалываем и смолу собираем. Ведь в России только лес и есть главное богатство».


Опубликовано в номере «НИ» от 20 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: