Главная / Газета 12 Января 2004 г. 00:00 / Общество

Михаил ФЕДОТОВ

Старый новый выбор

Михаил ФЕДОТОВ
shadow
Завтра вечером все мы соберемся за праздничным столом, чтобы опять встретить Новый, 2004 год. Скоро уже сто лет, как мы живем по новому, григорианскому календарю, а все не можем отказаться от старого, юлианского. К слову сказать, новый календарь был введен на Западе еще в 1582 году, но до нас дошел лишь в 1918-м. Три с половиной века Россия выбирала себе календарь, да так до конца и не выбрала.

Впрочем, речь не о календарях, а о нашей странной традиции – делать выбор с большим опозданием и не до конца. Самое время подумать об этом сейчас, накануне избрания Владимира Путина на второй президентский срок. Ясно, что на март назначено именно избрание, а не выборы, поскольку для них нужны реальные, а не виртуальные альтернативы. Но на вытоптанной поляне не вырастает ничего, кроме сорняков и бумажных цветов. И хотя выборов не будет, но выбор неминуем. Перед каждым из нас стоит вопрос: участвовать в играх власти или отступить в сторону, чтобы сохранить свободу суждений и самоуважение? Попытаться стать обществом или остаться стадом, управляемым по телевизору?

Куда более страшный выбор перед Владимиром Путиным. Оказавшись «нашим всем», он стал ответствен не только за полтораста миллионов сограждан, но и за дальнейший путь России в пространстве мировой истории. Из всех вопросов, перед которыми он стоит сегодня, самый простой звучит так: каким путем прийти на второй срок – демократическим или бюрократическим? Напомню, что управляемая демократия – это не что иное, как неуправляемая – обществом – бюрократия. Президентские выборы в таких условиях по сути являются бюрократическими. Но бюрократически избранный президент не может считаться лидером демократической державы, а лишь пастухом покорного и безгласного стада. Порочный круг замыкается.

Конечно, президент может попробовать его разорвать, изменив всю стилистику своей власти, сделав ее по-настоящему открытой, плюральной, терпимой, скромной. Но это значит потеснить инструменты вертикальной власти ради укрепления независимых государственных институтов, подконтрольных обществу. Конечно, система ручного управления страной, когда любая твоя воля немедленно воплощается в жизнь твоими наместниками, прокурорами, судьями, кажется эффективнее. А если твоя воля ошибочна? А если тот, кого ты посадишь на свое место, не справится с ручным управлением и приведет страну к гибели? В нормальной, неуправляемой демократии опасность, которую несет в себе субъективный фактор, минимизируется тем, что независимые институты власти действуют в рамках ограничивающего их закона, под постоянным присмотром общества, оценивающего не только эффективность, но и справедливость, моральность каждого поступка.

Сложность выбора усугубляется тем, что наша управляемая демократия базируется на плуто-бюрократической структуре власти. При такой морфологии не всегда можно быть уверенным, что именно собака крутит хвостом, а не наоборот. Вот почему охота на неугодных олигархов на поверку оказывается лишь внутривидовым отбором, ибо ничто не предвещает конец олигархии как общей системы российской власти. Происходит лишь круговорот олигархов в природе, конвертация власти в собственность и наоборот. Правда, в каждом из повторяющихся циклов остается открытым вопрос, отгрызет ли на этот раз собака свой хвост или же хвост задушит собаку.

Цивилизованный мир давно простился с олигархическим устройством власти. Россия, как всегда, припозднилась с выбором. Но, может быть, как в случае с календарем, не до конца?

Автор – министр печати РФ в 1992–1993 гг., секретарь Союза журналистов России.


Опубликовано в номере «НИ» от 12 января 2004 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: