Главная / Газета 25 Декабря 2003 г. 00:00 / Общество

Побежденный гегемон

Прогнозы футурологов о «безлюдных заводах» могут сбыться. В России

Антон ЗВЕРЕВ

По мнению столичных чиновников, в скором времени Москва рискует остаться без рабочего класса. В столице уже сейчас ощутимо не хватает, в частности, рабочих авиационной индустрии. За частным «авиационным» фактом прячется недуг общенациональный. По статистике, средний возраст рабочего в стране перевалил за 53 года. Молодежь открыто признается в своем нежелании влиться в ряды пролетариата.

Доставшаяся нам в наследство советская система обучения «людей труда» (2700 техникумов и колледжей, около 3800 училищ) ежегодно поставляет на рынок 1 млн. 200 тыс. представителей самых востребованных специальностей. Должно, казалось бы, хватить. В реальности же только и слышишь: «Требуются токари, требуются слесари...» До 90% белых пятен на рынке труда приходится на рабочие специальности. По самым грубым подсчетам, неудовлетворенный спрос только в Москве на квалифицированных рабочих приближается к 100 000 вакансий. Мы на пороге новой реальности, черты которой президент Российского союза товаропроизводителей Николай Рыжков обрисовал так: «Старые кадры уйдут, а новые не придут – вот тогда всем мало не покажется!».

Но вот парадокс: в эти же предновогодние дни министр труда и социального развития Александр Починок объявил Москву «лучшим городом державы в области занятости». Безработица в Первопрестольной составляет, по его словам, всего 0,6 %. Это рекорд среди мегаполисов мира.

«Не могу разделить оптимизма министра. У нас всего 5% квалифицированных рабочих, – возражает президент ассоциации «Новая школа» Михаил Изотов. – Сколько можно замыливать народу глаза, уповая на щедрость природных богатств? А когда нефть иссякнет или просто упадет в цене – тогда что? Зубы на полку?»

Новость из Екатеринбурга: в новом году по случаю резкого падения рождаемости в области и не менее упрямого роста числа вузов студентом может стать любой желающий. Вступительные экзамены за ненадобностью можно упразднять. Получается, что региональные власти больше заинтересованы в повышении поголовья студентов, чем в решении вопроса: кто будет чинить водопровод, укладывать асфальт, озеленять улицы?

В СССР со школьной парты в университетскую аудиторию шли ребята продвинутые, в новой России неофициально вводится обязательное высшее образование. Но школа не сама по себе существует, а на рынке труда. Мы же этот рынок наводняем дешевой рабочей силой из Китая, Турции, Молдовы, Украины. Такое впечатление, что «лучшее в мире образование» на пути реформ разминулось с реформами в экономике. Президент на заседании Госсовета по образованию с горечью недоумевает: «Что толку в нефти, газе, металле, если некому их добывать и обрабатывать?!».

В прошлом году, отчитались командиры педагогики, только 8,8 % выпускников профтехучилищ не нашли работу по специальности. Неплохо: значит, 91,2% трудятся по профильной специальности? На самом деле, по данным Минтруда, 25 % из них идут в вузы, примерно столько же уходят в армию или в декрет, и в лучшем случае 51,1% идут работать по освоенной профессии.

На прошедшем недавно съезде директоров средних специальных учебных заведений звучали пламенные речи «об отставании от мировых тенденций», смехотворных зарплатах и допотопном оснащении средних технических учебных заведений. Однако в прошлом году бюджет техшколы был увеличен с 8 до 18 млрд. руб., а эффект, по свидетельству министра образования РФ Владимира Филиппова, нулевой.

С прошлой весны идут дебаты о возможности проведения в стране открытого конкурса среди ССУЗов и ПТУ на размещение заказов по выпуску специалистов для промышленности и сервиса. Проигравших конкурс намеревались лишить госфинансирования, то есть, по сути, обанкротить. Но когда выяснилось, что подобная мера может спровоцировать перекос на рынке «лишних рук», от нее решили отказаться.

Впрочем, как заявил «НИ» заместитель руководителя управления начального профессионального образования Минобразования РФ Анатолий Елистратов, 87 % российских предприятий представляют негосударственный сектор. Вот почему говорить о государственном заказе не приходится.

Получается, что старая система профтехобучения себя исчерпала, новой не создали. Но выход все же есть.

«В большинстве училищ молодежь приобретает лишь азы теории, – говорит директор ООО «Завод ЭЛАРА» Валерий Яковлев из Чебоксар. – Чтобы подготовить профессионала, скажем, в нашем инструментальном производстве, требуется 5 лет прицельной стажировки. Мы подошли к вопросу гибко, значительно приплачивая сотрудникам, взявшим шефство над выпускниками ПТУ. Берем на работу студентов, присваивая рабочие разряды. Принимаем хоть с улицы, хоть из армии... Но в целом ситуация оптимизма не вселяет: от силы четверо из каждых ста рабочих становятся высококлассными специалистами. Если Россия вступит в ВТО, нам туго придется…»

Заведующая лабораторией Института педагогических инноваций Ната Крылова предлагает обратиться к мировому опыту: «На Западе с успехом действует новая модель – школы, прикомандированные к предприятиям. Ребята в прямом смысле ищут себя, только под присмотром наставников. Дважды в неделю садятся в общий круг и догоняют школьную программу. Мне видится в этом проекте возможность решения наших педагогических проблем, а не только экономических. Работа на производстве – лучшее лекарство от иждивенчества».

«Задолго до краха советской империи в умах людей укоренилось высокомерно-презрительное отношение к «профессиям второго сорта», – подчеркивает Милослав Балабан, доцент МГУ им. Ломоносова. – Вот почему есть смысл выдавать школьникам, наравне с обычным аттестатом, альтернативный, отражающий победы в олимпиадах и конкурсах, работу в кружках и секциях. Тогда, быть может, «мастера-золотые руки» будут распознаваться со школьной скамьи».


Опубликовано в номере «НИ» от 25 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: