Главная / Газета 23 Декабря 2003 г. 00:00 / Общество

Сергей ПАШИН

Август в декабре

Сергей ПАШИН
shadow
По остроумному замечанию одного юмориста, демократия дает любому свободному гражданину неотъемлемое право валять дурака и губить свою Родину. Избирательный бюллетень оказывается оружием гигантской разрушительной силы, причем не только когда люди им пользуются, но и когда они малодушно уклоняются от явки на участки.

Состав новой Госдумы, на днях открывающей свое первое заседание, показывает, что многие наши сограждане, более не рассчитывая на пайку казенного хлеба, предпочли, поддержав ЛДПР, порцию думских зрелищ. Коммунисты, словно легендарный Крысолов, увлекли за собой к светлому будущему часть электората, не прельщенного агрессивной демагогией «Родины». Но в подавляющем парламентском большинстве, разумеется, партия власти – источник и гроза «оборотней» в погонах и в штатском. В связи с этим событием вспоминаются слова Наполеона Бонапарта: «У нас нет великой литературы. В этом виноват министр внутренних дел». Теперь мы, наконец, обрели лидера (но не члена!) партии, который делегирован из органов, дабы узаконить величие России.

Прогресс цивилизации и развитие техники отнюдь не сопровождаются расцветом политической культуры. В этой сфере давно уже не происходит ничего нового; древние образцы просто пересаживаются на свежую почву, и стрелки истории периодически показывают одно и то же время. Теперешний расклад сил в российском парламенте довершает, как представляется, становление политического режима, сформировавшегося на стыке Старой и Новой эр, – принципата.

Правивший в то время Октавиан Август ухитрился совместить единоличную власть с республиканскими формами общественной жизни. Он не позволял именовать себя государем, хотя и принял титул «отец отечества». Сенат сохранился, но Август, разглагольствуя о морали, на правах цензора вычистил оттуда многих неугодных и посадил на скамьи законодателей своих боевых соратников. Император разрешал дебаты, однако подавал голос первым, и потому его мнение автоматически одобрялось. Были и ежегодные выборы консулов, только одну из этих высших республиканских должностей на протяжении череды лет занимал… сам Август, а другую, ставшую синекурой, кто-либо из его свиты. Любимец публики опекал судебную власть и никогда не вмешивался в дела Фемиды, кроме случаев, когда считал нужным вмешаться. Он сперва выступал и против проскрипций, то есть бессудных казней и конфискаций, но потом его уговорили согласиться с ними, и глава государства проявил в этом деле исключительную жестокость. В быту тщедушный император скромничал и не предавался традиционному патрицианскому обжорству, довольствуясь жадным поглощением соков власти. Подхалимы, особенно из деятелей культуры, воспевали его красоту, получая за это подачки лаврами и золотом.

В нашем парламенте до 7 декабря фракция «Яблоко» представляла собою бессильную оппозицию; теперь там делит кресла оппозиция шутовская и рептильная. Фактическая конституция страны разительно отличается от бумажной Конституции 1993 года, и эта последняя может быть по мановению ее гаранта в любой момент заплатана, перелицована и обужена, как чиновничий мундир.

Демократия порою оказывается несносной, и тогда в ней заводится червоточина авторитаризма. Люди шутя голосуют в пользу симпатичного лицемера Августа, которого сменяет угрюмый Тиберий, а потом на останках гражданских свобод правит кровавый бал безумный цезарь Калигула.

Автор – заслуженный юрист РСФСР, федеральный судья в отставке.


Опубликовано в номере «НИ» от 23 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: