Главная / Газета 22 Декабря 2003 г. 00:00 / Общество

Неотщепенцы

Российской эмиграции хочется тепла Родины

Беседовала Марина ОГОРОДНИКОВА

Владимир КВИНТ известен, как человек, предсказавший распад СССР, отставку президента Ельцина и приход на его место «человека в погонах». Господин Квинт – доктор экономических наук, профессор Фордемского университета в Нью-Йорке. Во время его недавнего пребывания в Москве с российским американским профессором встретилась корреспондент «Новых Известий».

shadow
– Владимир Львович, приехали на родину давать экономические консультации?

– Это не главная цель. Дело в том, что год назад меня избрали сопредседателем общественной организации «Международный совет российских соотечественников». Ведь наша эмиграция – одна из самых многочисленных в мире. За пределами страны сейчас проживают 35 миллионов бывших россиян, из них 12 миллионов – в дальнем зарубежье. Эмиграция крайне разобщена, однако потребность в общении с соотечественниками в стране пребывания, а также в сохранении связей с исторической родиной огромная. Мы хотели бы аккумулировать духовный, социально-культурный, экономический потенциал российской диаспоры и активизировать ее общественную деятельность. В самом центре нью-йоркского Манхэттена недавно открыт украинский культурный центр. Каждый более или менее известный политик, писатель, экономист, поэт, приехавший в США из Украины, встречается там с соотечественниками. Своих бывших граждан, разъехавшихся в разные стороны света, постоянно собирают Италия, Аргентина, Япония, многие другие страны. Это нормально, это признак цивилизованного отношения государства к своим гражданам, пусть и бывшим. А китайское экономическое чудо, как известно, состоялось в том числе и потому, что государство сумело заинтересовать так называемых «хуацяо» – иностранных граждан китайского происхождения. Только в прошлом году они вложили в экономику Китая 30–40 миллиардов долларов прямых инвестиций. Россия пока не осознала до конца потенциал своего русского зарубежья. У нее нет до сих пор последовательной государственной политики в отношении соотечественников за рубежом. В Америке, к примеру, нет ни одного центра, подобного украинскому, где бы русскоязычные мигранты чувствовали свою «нужность» России.

– А у бывших россиян на самом деле существует потребность в общении друг с другом, сохранении связей с Россией?

– Я живу в США 14 лет. Так получилось, что, начав преподавать в университете, первые 7 лет с бывшими соотечественниками никак не пересекался. Единственный человек, с кем повезло в тот период познакомиться и общаться на русском языке, – Вячеслав Фетисов. Вы не представляете, как, оказывается, сильно желание говорить по-русски, когда живешь в другой стране. Да дело даже не в этом. У меня теперь много американских друзей, я вообще с годами нашел, что все люди в какой-то степени схожи, все они делятся на «плохих» и «хороших». Но все-таки своеобразия общения с соотечественниками ничем не заменить! Когда общаешься с россиянами, отношения складываются совсем по-другому. Все происходит менее напряженно, своих легче понять, ведь у нас общие проблемы врастания в страну пребывания, общее мироощущение. Мы же все выросли на одной культуре. На Пушкине, Толстом, Достоевском, Ахматовой, Пастернаке…У людей есть потребность сохранять свою культуру, национальные традиции, получать образование, в том числе на русском языке, приобщать молодое поколение к историческому и культурному наследию России, несмотря на то, что они теперь находятся вдалеке от нее. В Бруклине живет эмигрант Леонид Школьник. Он создал клуб «Красный Пес», в котором русскоязычная молодежь собирается для совместного просмотра и обсуждения фильмов. Специального помещения у него нет: иногда такие встречи происходят в кафе или просто на дому у Леонида. Так вот на эти встречи люди едут из Коннектикута, Нью-Джерси! А на что существуют в США около 100 русскоязычных газет, 2 радиостанции, одна из которых вещает круглосуточно? Если бы у людей не было потребности общаться, получать информацию на родном языке, они бы давно закрылись.

– А что мешает вашему союзу, другим организациям, связанным с соотечественниками, «крепить дружбу» между собой, а заодно и с исторической родиной?

– Пока Россия полностью не повернется к своему многомиллионному русскоязычному зарубежью, вряд ли что-то кардинально изменится. Сдвиги, правда, наметились. Слава богу, эмигрантов перестали считать «отщепенцами»… А в 2001 году в Москве прошел Конгресс российских соотечественников, проживающих за рубежом. Было очень приятно слышать от президента страны Владимира Путина, что для него эмигранты – тоже россияне, хотя и живут по другую сторону границы. Совместные планы и конкретные проекты с представителями российского зарубежья наметились у московских властей. Например, в 2005 году наш международный совет примет участие в проведении Всемирных спортивные игр соотечественников, на которые съедутся бывшие россияне из многих стран мира. Однако за декларациями российских лидеров высится огромная стена бюрократии. Только что Дума поправила закон о гражданстве. Наконец, устранены требования, по которым получалось, что бывший гражданин РФ имел не больше прав на восстановление своего российского гражданства, чем, скажем, житель Нидерландов на получение такого же гражданства. Это же абсурд! Сохраняется проблема получения многократной визы, а без этого деловые люди, желающие вести свой бизнес в России, десять раз подумают: стоит ли. Если Россия намерена «адекватно» ответить на ужесточение Америкой правил въезда в страну, то эмиграция, на мой взгляд, должна быть выведена за скобки подобных дипломатических противостояний.


Опубликовано в номере «НИ» от 22 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: