Главная / Газета 4 Декабря 2003 г. 00:00 / Общество

Георгий Кутовой

«Не так-то просто разделить людей на «бедных» и «богатых»

Михаил КЛАССОН

Глава правительства Михаил Касьянов подписал вчера постановление о предельных уровнях тарифов на электроэнергию в России на трехлетний период – до 2006 года. В соответствии с этим документом за темпами роста цен на этот жизненно важный продукт теперь будут следить не власти на местах, а Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК). О том, как этот «новый порядок» скажется на благосостоянии россиян и будут ли они теперь меньше платить за тепло и свет, в интервью «Новым Известиям» рассказал глава ФЭК Георгий КУТОВОЙ.

shadow
– Георгий Петрович, насколько в новом году повышаются тарифы на электричество и тепло для населения?

– Рост тарифов на электричество в среднем по России не должен в будущем году превысить 13%. По нашим предварительным данным, он будет даже ниже. ФЭК установила на 2004 год предельные уровни по регионам, а местные регулирующие органы сейчас определяют тарифы на уровнях, которые несколько ниже планок, заданных ФЭК. Тариф по теплу не должен повыситься более чем на 16% от «среднего» по России значения, которое мы ожидаем увидеть в декабре 2003 года. Правда, целый ряд регионов просил разрешить им превысить эту планку. Пока мы отказываемся, но тем не менее считаем, что в отдельных случаях придется пойти на это. Основанием к пересмотру тарифа на тепло могут стать, например, более высокие, чем ожидалось, цены на завозимое в регион топливо. Или же необходимость учесть в тарифе срочные затраты на ремонт аварийных котельных.

– Еще не все регионы установили у себя тарифы на 2004 год?

– Пока у нас имеется информация лишь по 10–15% регионов. Вот-вот их должна назначить Москва. На днях мне звонили из Волгоградской области, здесь цифры «зависли» на уровне 5–6%. В Ростовской области прокурор в прошлом году отменил повышение тарифов, поэтому придется, скорее всего, пойти для «Ростовэнерго» на превышение средних по России планок на 2004 год. Но все решения будут приниматься по закону, так что местные регулирующие органы должны представить нам соответствующие обоснования.

– Насколько для вас «прозрачна» информация о деятельности предприятий-монополистов? Ведь эта «прозрачность» особенно важна, когда они в очередной раз настаивают на повышении тарифов?

– Действительно, обеспечение «прозрачности» финансовой информации является для нас задачей номер один. Проверить структуру затрат, динамику их изменения по каждой составляющей – это очень тяжелая работа. Тем не менее дела с «прозрачностью» РАО ЕЭС у нас обстоят проще: мы накопили по компании большой статистический материал для каждого вида регулируемой деятельности, для каждой статьи затрат. Поэтому мы считаем, что в данном случае располагаем вполне объективной информацией для вынесения решения.

– А как обстоят дела с «Газпромом»?

– «Газпром» – интегрированная компания. Мы уже несколько лет индексируем стоимость природного газа исходя из того, что выручка компании на внутреннем рынке пока не вполне компенсирует ее затраты на добычу и транспортировку газа отечественному потребителю. В этом случае мы не рассматриваем детально всю структуру затрат «Газпрома» и не регулируем их постатейно. Хотя метод индексации не очень эффективен для регулирования монополиста, мы вынуждены его применять. Это будет происходить до тех пор, пока выручка на внутреннем рынке не сравняется с затратами «Газпрома» на поставки газа в границах страны.

– Могут ли эти два показателя сравняться в 2004 году?

– Нет. Ведь выручка и затраты сравняются лишь при цене газа в 30–32 доллара за тысячу кубометров. В 2003 году она составила 23–24 доллара, на 2004-й стоимость газа проиндексирована на 20% – до 27,5–29 долларов. То есть понадобится еще одна индексация в 2005 году, чтобы вывести «Газпром» на самоокупаемость на внутреннем рынке.

– И все-таки – у вас достаточно информации по «Газпрому»?

– Мы анализируем все их отчеты, рассматриваем всю структуру затрат: по добыче, транспорту, сбыту, а также по финансовым заимствованиям и амортизации сооружений и оборудования.

– Недавно ФЭК внесла в правительство проект постановления о трехлетней программе сдерживания тарифов на электричество. Поможет ли эта программа «обуздать» аппетиты энергетиков?

– На наш взгляд, программа очень прогрессивная. Нынешняя ситуация в макроэкономике дает возможность планировать деятельность РАО «ЕЭС России» уже не на год вперед, а на более длительный срок. Ведь в этом году инфляция не превысит 12%, а на следующий год прогнозируется уже на уровне 10%. Поэтому можно перейти от тотального регулирования каждой статьи затрат к ограничению тарифов в целом на три года вперед. Тем самым у РАО «ЕЭС России» появляется большая, чем сейчас, самостоятельность в расходовании средств по различным видам деятельности. Сегодня управленцы компании стараются спрятать свои заначки в каждой статье затрат. И довольны, когда мы оставляем хоть часть таких заначек. При нынешней, тотальной схеме регулирования РАО не заинтересовано снижать издержки, поэтому управленцы будут любыми способами доказывать, что затраты постоянно растут и их ни в коем случае нельзя уменьшить. Это тупиковая схема регулирования. И не только потому, что мы не можем запастись столькими экспертами, которые бы хватали за руку управленцев по каждому направлению регулирования. Порочен сам принцип «затраты плюс какая-то рентабельность». Если же энергетикам задать четкую программу снижения роста тарифов на три года вперед, то все их доходы, в том числе и от экономии издержек, будут оставаться в РАО «ЕЭС России». Эти средства можно будет направить на техническое перевооружение, а также на повышение дивидендных выплат акционерам РАО. Если правительство примет эту программу, то мы дадим компании «второе дыхание»: она развяжет себе руки на экономии издержек.

– Как обстоят дела с инициативой ФЭК ввести социальные нормы потребления электричества для «бедных» (150–200 киловатт-часов на семью в месяц), когда киловатт-час будет обходиться им не более рубля?

– Когда мы начали обсуждать ситуацию с регионами, то оказалось, что вовсе не так просто разделить население на «бедных» и «богатых». Потому что многие сбытовые службы на местах пока не готовы к дифференцированному учету потребления. Поэтому сейчас предложено сделать первый шаг: дать заниженный тариф под нормируемое потребление всем, и «бедным» и «богатым». А сверх этого потребления платить по тарифу, экономически обоснованному для напряжения 220–380 вольт (до двух рублей). В 2004 году станет ясно, даст ли наша инициатива социально-экономический эффект, удастся ли наладить раздельный учет по нормируемому потреблению. Если это получится, то в 2005 году попробуем приступить к раздельному взиманию тарифов с различных социальных групп. Те, которые будут зарегистрированы в отделах социального обеспечения как малообеспеченные, смогут оплачивать электричество по низким тарифам. При этом мы рассчитываем, что малообеспеченных окажется не более 15–20% от всего населения. А для остальных необходимо будет сформировать экономически обоснованный, более высокий тариф.

– А все-таки зачем напрягать сбытовые службы региональных энергокомпаний и коммунальных перепродавцов, если местные власти давно предоставляют малообеспеченным субсидии на коммунальные платежи в целом (например, в Москве с 1 декабря 2004 года право на субсидии получают все, у кого коммунальные расходы превышают 10% от доходов)?

– Я полагаю, что при создании Единого тарифного органа (ЕТО, которым ФЭК уже является на федеральном уровне. – Ред.) на местах ему будут переданы права регулировать стоимость услуг всех местных коммунальных служб (канализация, водопровод, электрифицированный городской транспорт, пригородный транспорт). Тогда именно он будет «увязывать» все составляющие коммунальных платежей. Сейчас же вполне возможна такая ситуация: мы устанавливаем пониженные тарифы для малоимущих на электричество, а «Водоканал», узнав об этом, незамедлительно повышает цены на свои услуги.

– Каковы же перспективы по «захвату» ЕТО муниципальных высот?

– В трети субъектов Федерации уже существуют подобные органы: некоторые сохранили прежние названия (региональная энергетическая комиссия – РЭК), некоторые стали называться комитетами по энергетике и ценовой политике, некоторые – управлениями внутри администрации субъекта Федерации. И все они получают дополнительные полномочия по регулированию. Чтобы упорядочить этот процесс, ФЭК предложила правительству разработать «Типовое положение об органе по регулированию стоимости услуг естественных монополий на территории субъекта РФ». Оно уже передано нами в аппарат кабинета министров. Сейчас документ разослан для согласования в министерства и ведомства. В нем предполагается согласование целого ряда вопросов с ФЭК. Пока этого нет, некоторые губернаторы, пользуясь «вольницей», назначают разных людей руководить прежними РЭКами без предварительного согласования с нами. Когда же эти люди приезжают к нам согласовывать дальнейшую свою деятельность, то выясняется, что в их ведение перешли, например, ритуальные услуги. Но мы этим не занимаемся.


Опубликовано в номере «НИ» от 4 декабря 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: