Главная / Газета 28 Ноября 2003 г. 00:00 / Общество

Школьные годы заочные

В России растет спрос на услуги экстернатов

Антон ЗВЕРЕВ

В этом учебном году 12% московских школьников – около 18 тысяч человек – ушли в экстернаты. Хотя еще прошлым летом во всей России «заочные школы» окончили всего 14,5 тыс. выпускников. Растущая конкурентоспособность экстернатов начинает вызывать обеспокоенность у чиновников. В столичном комитете образования уже звучат голоса: «Пора наводить порядок!»

Некоторым ученикам сидение за партой противопоказано.
Некоторым ученикам сидение за партой противопоказано.
shadow
Десятилетку за три месяца

Саше под Новый год исполнится семнадцать. Полтора года назад он сдал экзамены сразу за два класса школы. Перейти на экстернат его заставила жизнь: мама-бизнесвумен половину времени, а то и больше проводит в Англии. Сашу берет с собой. Лучше сказать, он ездит с ней в качестве переводчика (язык знает блестяще) и помощника в переговорах. Все свободное время посвящает книгам и кино. Мечтает поступить во ВГИК, на режиссерский. А пока учится в гуманитарном вузе, числясь на хорошем счету в мастерской одного из лучших мастеров художественного перевода. В качестве творческой работы при поступлении Саша представил главу из «Над пропастью во ржи». Когда его спросили, чем его не устраивает классический перевод Риты Райт-Ковалевой, он ответил: «Старуха не знала молодежного сленга, но, главное, не понимала, что это дзен-буддистская книжка»...

Наташе двадцать. С шести лет ходила в музыкальную школу, в восемь стала солисткой детского оперного театра. Экстернат ей понадобился, чтобы высвободить больше времени для спектаклей и репетиций и раньше срока попасть в музыкальное училище. Потом она два года занималась вокалом у частного педагога, а прошлой осенью поступила сразу на второй курс ГИТИСа, к известному режиссеру Тителю...

Пятнадцатилетний Миша, изнывая от смертной скуки на уроках, раскопал в Интернете рекламу экстерната, обитающего в районе станции метро «Аэропорт» под одной крышей с вечерней школой. Принял решение, собрался с духом – и через полгода получил аттестат.

«Ничего удивительного, – комментирует последний случай директор экстерната на Красноармейской улице Евгений Соловьев. – Спрос на наши услуги, честно сказать, огромен. Молодежь сегодня «и жить торопится, и чувствовать спешит», стремясь спрессовать школьные годы чудесные. А у нас один год прессуется в три месяца! Стоит удовольствие в среднем 3000 рублей, в зависимости от числа экзаменов. Таким образом, всю старшую школу можно закончить за полгода, сдав две сессии: зимнюю и весеннюю. Дорого? Но выигранное время ценится гораздо выше…»

При этом основные расходы по содержанию экстернатов несет государство. В набор услуг, оплачиваемых из кармана столичного комитета образования, входят «вступительное» тестирование, обзорные лекции, обязательные консультации и, собственно, выпускные экзамены. С первого захода их, кстати, сдают лишь четверть претендентов. И тем не менее на численности «экстернов» это не сказывается. Напротив, спрос на самое быстрое образование стабильно превышает предложение. За отдельную плату трижды в неделю школы-экстернаты открывают свои двери для индивидуальных или групповых занятий. Стоимость их по Москве колеблется в среднем от 80 до 120 рублей за час. Дешевле, чем занятия с репетиторами.

Дополнительную популярность экстернатам прибавила начатая несколько лет назад кампания по переводу средней школы на двенадцатилетнюю модель обучения. Как в Европе. «Что получается? Вполне самостоятельные, зрелые ребята будут учиться на год дольше. Зачем?» – пожимает плечами Наталья Газетова, директор московской школы-экстерната № 19.



Проблемные ученики

В СССР услугами экстерната официально пользовались лишь инвалиды детства и тяжелые хронические больные, получавшие знания «с доставкой на дом». Но имели место и исключения из общих правил. Элитных школ официально не существовало, но были школы, сплошь населенные детьми кремлевских сановников и солидарной с ними военной, писательской и актерской элиты, где преподавание иностранных языков, математики и литературы велось на университетском уровне... Точно так же обстояло дело и с экстернатами: заочно проходили школьный курс маленькие спортсмены, музыканты, певцы и танцоры из прославленных коллективов, колесивших по миру, «цирковые дети».

В конце 80-х, в период бури и натиска школьных реформ, открыто заговорили об экстернате как альтернативе стандартно-типовому среднему образованию. Например, не складываются у ребенка отношения с учителями. Не то, чтобы характер у него был скверный – просто некоммуникабельный. Другой таинственной болезнью века стала «школофобия». Немотивированным страхом перед храмом знаний страдают, по оценкам психологов, до 10% граждан самых благополучных стран. Прежде такие недуги не лечились, и миллионам людей приходилось, стиснув зубы, терпеть: школьным наставникам – «проблемного ученика», родителям и детям – «злого учителя». После появления в законе «Об образовании» спасительного слова «экстернат» сложилась и окрепла система учебных заведений для ребят, которым либо некогда, либо не нравится, либо попросту противопоказано сидеть каждый день за партой.



ЕГЭ экстерном?

Многие дети из престижных школ, а с ними и высококлассные преподаватели предпочитают сегодня перейти в экстернаты. Все это и вызвало встревоженную реплику столичного руководства: дескать, закрывать эти «школы не будем, но упорядочить их работу нужно».

Действительно, известны случаи, когда наперекор закону в иных экстернатах детей принуждали оплачивать не нужные им занятия. Бывает, что и родители, приводящие сюда своих чад, переоценивают степень их самостоятельности и способность к самоорганизации. В то же время не секрет, что многие руководители обычных школ побаиваются соседства с «интенсивными» коллегами, тем более в условиях демографической ямы, недобора школьников. Поэтому слово «упорядочить» в устах столичных чиновников было истолковано, как «сократить».

Еще одна претензия бюрократов от образования – будто бы экстернаты формируют у детей комплекс исключительности, вредят их трезвой самооценке и социальной адаптации. «Число экстернатов действительно растет прежде всего за счет увлеченных детей, – делится наблюдениями сотрудник Минобразования РФ Светлана Иванова. – Но среди них есть и мигранты с пробелами в знаниях, и те, кто хотел бы освободить себя от лишних дисциплин, поскольку давно определились с выбором профессии. Наконец, это ребята, демобилизованые из армии, выпускники техникумов и профлицеев».

Как видим, экстернат по сути своей явление демократическое. Телефонный опрос, проведенный редакцией среди руководителей крупнейших университетов (МГУ, МГИМО, МГПУ, МИФИ), выявил в целом лояльное отношение к выпускникам «заочных школ». Штампик «Экстернат» на вкладыше к аттестату, по общему суждению, скорее особая отметка, а не отягчающее обстоятельство в биографии потенциального студента.

Государству следовало бы подумать о создании подобных курсов в стенах рядовых гимназий и лицеев. Пока в качестве эксперимента, но для всех желающих. Почему бы и нет? Ведь долгосрочной программе модернизации образования ничуть не противоречит его экстернизация.

Лиха беда... Кстати, пресловутый единый экзамен, как сообщили в Минобразования, сдавать экстерном тоже не запрещено.


Опубликовано в номере «НИ» от 28 ноября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: