Главная / Газета 28 Ноября 2003 г. 00:00 / Общество

Олигополис

Москва становится городом для богатых

Петр ЛОГВИНОВ

За последнее десятилетие облик нашей столицы изменился до неузнаваемости. В центре появились сверхсовременные гостиницы и бизнес-центры, на каждом шагу – супермаркеты и рестораны; новые жилые комплексы поражают своим великолепием. Все это смотрится очень эффектно. Другой вопрос – какой ценой достигнуто.

За «витриной» скрываются серьезнейшие проблемы всего комплекса городского имущества. «Если в одном месте прибывает – в другом всенепременно убыть должно». Вот и получается, что достигается вся эта роскошь за счет перераспределения финансовых потоков. Причем от такого перераспределения страдает большинство москвичей. Износ жилого фонда столицы давно уже стал притчей во языцех, а о состоянии коммуникаций уже и говорить неудобно: специалисты оценивают ситуацию как аварийную.

Почему все происходит именно так? Все просто: в Москве сформировалась своеобразная модель рынка – и сформировалась, разумеется, не сама по себе.

Небольшой экскурс в экономику. Основные сегменты экономики Москвы представляют собой монополистические рынки. Строго говоря, более точен термин «олигополистические» (не один монстр, а несколько). Но в нашем случае разница невелика – тем более что по факту во всей городской экономике есть один главный, сверхкрупный игрок – само правительство Москвы.

Таким образом, компании, не входящие в «обойму», попросту выбывают из игры. «А нам-то до них что?» – спросите вы. А то, что основная масса пострадавших – это как раз мы, потребители. Потому что в условиях монополии не работают механизмы конкуренции. А без них производитель не заинтересован ни в повышении качества продукции, ни в снижении цены – зачем ему это?

Фактически в столице мы наблюдаем классическую модель «патерналистского» бюрократического капитализма. Достаточно точная оценка этой модели дана в предвыборной программе кандидата в мэры столицы, президента Национального резервного банка Александра Лебедева: «Московская формула»... – максимальная концентрация финансовых ресурсов в одних руках и минимальная «прозрачность» их расходования».

От теории плавно перейдем к практике. Наиболее яркий пример – столичная строительная индустрия. Существует несколько основных фигурантов, которым и достается львиная доля всех городских заказов. Названия их вполне на слуху: кто не слышал о некоем ООО «Организатор», выступающем генеральным заказчиком по работам по строительству Третьего транспортного кольца и МКАД, или, скажем, о корпорации «Трансстрой» – генподрядчике на тех же объектах? Или о таких игроках рынка строительства жилья, как ППСК ТЭЦ-25 или МСМ-5?

Иными словами, рынок этот давно и надежно поделен. В первую очередь прошедшими акционирование, но оставшимися в близких отношениях со столичными властями структурами Главмосстроя (например, «Мосинжстрой»), а также новыми (но тоже «приближенными») строительными и девелоперскими компаниями («СТ-Груп», группа «Плаза»). Ну а для строительства особо крупных объектов обычно создаются специальные открытые АО (например, ОАО «Манежная площадь»).

Понятно, что при такой практике рынок «закрывается» для сторонних структур: открытые конкурсы давно уже стали в Москве формальностью. А там, где нет конкуренции, как мы уже говорили, нет и ценовой борьбы. Равно как и прозрачности – со всеми вытекающими. Неудивительно, что профессиональный менеджер-управленец А. Лебедев делает акцент именно на выводе из-под контроля чиновников денежных потоков, которые вращаются в строительном комплексе, в операциях с недвижимостью и землей.

Диктат крупных игроков и отсутствие реальной конкуренции приводят к тому, что мы, собственно говоря, и имеем. Цены на недвижимость (и, соответственно, на ее аренду) уже обгоняют докризисные цифры. И добро бы в суперэлитном секторе (это хоть понятно) – так ведь практически всюду!

А теперь вопрос: ну хорошо, а товары-то в Москве почему такие дорогие? Отъедешь от МКАД пару остановок на электричке – сразу все становится почти в полтора раза дешевле. Очень просто: аренда – одна из основных составляющих стоимости продукции. Высокая цена аренды «тянет» за собой дороговизну товаров и услуг. И не случайно, к примеру, один из основных лозунгов в программе А. Лебедева: «Город, где ... поддерживаются приемлемые ставки аренды для предприятий, работающих для обеспечения первоочередных нужд горожан».

И еще один важный момент. Аренда арендой, но понятно, что в первую очередь цены зависят от цен поставщиков. Увы, и здесь та же картина: количество игроков на рынке ограничено. Так, 70 процентов нефтепродуктов поставляет в Москву ФПК «Кедр-М», входящая в АФК «Система» (данная частная структура заслуживает отдельного разговора) и владеющая сетью собственных АЗС. Стоит ли удивляться тому, что в Москве такой дорогой бензин?..

Повторимся: завышенность столичных цен бросается в глаза при элементарном пересечении МКАД, ставшей своего рода «границей». И вполне логичен тезис Лебедева: «Наряду с высокими «европейскими» стандартами жизни в Москве должны утверждаться и стандарты общероссийские – такие, как социально приемлемые цены на жилье и на товары массового спроса».

Впрочем, кажется, все и так ясно. И пока к управлению городом не придут новые люди – грамотные, квалифицированные, современные менеджеры – так и оставаться Москве в списке самых дорогих городов мира. К вящему изумлению самих москвичей, чьи доходы по самым оптимистическим оценкам не превышают 500 долл. в месяц. Прямо скажем, не Лондон и не Токио.


Опубликовано в номере «НИ» от 28 ноября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: