Главная / Газета 21 Ноября 2003 г. 00:00 / Общество

«Обещали вернуться рано…»

Родственники убитых спецназом ГРУ чеченцев выступили в ростовском суде

Андрей КРЮКОВ, Ростов-на-Дону

Вчера на проходящем в Северо-Кавказском окружном военном суде Ростова-на-Дону процессе по делу об убийстве 11 января 2002 года спецназовцами ГРУ шести мирных жителей Чечни допрашивали потерпевших. На скамье подсудимых военнослужащие Российской армии Эдуард Ульман, Александр Калаганский, Владимир Воеводин и Алексей Перелевский.

Эдуард Ульман утверждает, что выполнял приказ.
Эдуард Ульман утверждает, что выполнял приказ.
shadow
По версии следствия, 11 января прошлого года группа спецназовцев, старшим по званию в которой был капитан Ульман, обстреляла «уазик» с безоружными людьми. Военные посчитали, что в машине боевики пытаются вырваться из зоны проведения спецоперации. В результате обстрела один из пассажиров погиб, несколько человек были ранены.

Спецназовцы остановили и досмотрели машину. Затем, по версии обвинения, военные, чтобы скрыть преступление, расстреляли всех пассажиров, сожгли машину и трупы, облив их бензином. Подсудимые утверждают, что по рации передали данные о задержанных командованию, однако из «центра», от оперативного офицера Перелевского якобы пришел приказ о расстреле. Группа спецназовцев Ульмана не могла не подчиниться. Именно приказом подсудимые оправдывают свои действия.

Допрос потерпевших строился по схеме, установленной стороной обвинения. Главное, что хотели выяснить прокуроры: с какой целью в тот день оказались в пути пассажиры «УАЗа» и были ли у них документы. Другими словами, могли спецназовцы заподозрить в пассажирах автомобиля боевиков или нет.

«Брат купил «УАЗ» и зарабатывал на хлеб частным извозом, так как другой работы не было, – рассказала сестра убитого водителя машины Хамзы Тубурова – Кока Тубурова. – Как обычно, утром он выехал в рейс. Сказал матери и жене, что постарается вернуться пораньше. В обед над селом появились вертолеты, высадили десант. Вскоре мы узнали, что машину брата нашли сгоревшей, а в ней лежат трупы. Мы попытались пройти туда, но нас не пустили. Приехали сотрудники местной прокуратуры. Так стало известно о смерти брата… У него точно был при себе паспорт, техпаспорт на машину, права. Без документов у нас ездить невозможно».

Ей вторит брат погибшего завуча местной школы Абдуллы Сатабаева – Имран Сатабаев: «Они с директором школы ехали на совещание в райцентр. Кроме попутки другого способа добраться не было. Брат наверняка имел документы. Последние десять лет в Чеченской Республике и 10 метров не пройдешь без них. Брат прожил здесь 40 лет. Был зарегистрирован в установленном порядке».

Фатима Бахаева из села Нохч-Килой еле сдерживает слезы. У нее убили мужа, работавшего лесником. Он сказал ей, что едет в райцентр, обещал скоро вернуться. Позже Фатима узнала от соседей, что все пассажиры машины убиты. Она также утверждает, что у мужа был при себе паспорт.

Дополняют мрачную картину, складывающуюся из показаний, заключения судебно-медицинской экспертизы, которые зачитывал обвинитель. Так, у одного из убитых было обнаружено огнестрельное сквозное ранение в область бедра с повреждением артерии и вены, сопровождавшееся острой кровопотерей. «Мусаев мог передвигаться, кричать, пока не наступила смерть», – гласит заключение.

После допросов обвинитель зачитал справку из ФСБ, из которой следует, что сведений об участии убитых в незаконных вооруженных формированиях не имеется. Адвокаты подсудимых почти не тревожили потерпевших вопросами. Это был явно не их день.


Опубликовано в номере «НИ» от 21 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: