Главная / Газета 20 Ноября 2003 г. 00:00 / Общество

Полина ДАШКОВА

Средство от чиновника

Полина ДАШКОВА
shadow
Недавно прочла, что из Уголовного кодекса исключена конфискация, как вид наказания, и одновременно внесена поправка, которая предлагает конфисковать имущество, нажитое преступным путем. То, что конфискация имущества, как вид наказания, отменяется, скорее хорошо, чем плохо. Ведь когда человек совершает преступление и его наказывают, то страдает и его семья. Но семья-то ни в чем не виновата. С другой стороны, получается, поправка этот закон практически аннулирует.

По этому случаю вспоминаются слова историка Новикова о том, что законы в России всегда формулируются таким образом, чтобы оставались лазейки для чиновников – чтобы те брали взятки. С тех пор ничего не изменилось.

Формулировка о законно или незаконно нажитом очень удобная чиновничья лазейка. Допустим, человек купил машину. На какие деньги – заработанные или ворованные, – известно только ему одному. Никто же не прячет «честные деньги» и «нечестные деньги» дома в разных конвертах. Поэтому определить и доказать такие вещ, наверное, будет просто невозможно – как чиновнику захочется, так он этот закон и развернет.

Сегодня активно обсуждают возможность конфискации имущества у олигархов и пересмотр результатов приватизации. К пересмотру результатов приватизации я отношусь резко отрицательно. Я понимаю, что в России это сведется к банальному сведению счетов. Где гарантия, что те люди, которые будут «пересматривать результаты», кристально честны и совестливы.

Я лично чиновников не люблю, я им не верю. Может, мне так не повезло в жизни, но всякий раз, когда я сталкивалась с каким-нибудь департаментом, ничего, кроме отрицательных эмоций, я не испытывала, да и результат, как правило, был нулевой.

Примеров масса. Когда моя дочка получала паспорт в 14 лет, мне пришлось пройти с ней по всяким очередям, сберкассам. Везде стояли толпы полуслепых старушек – им нужно было менять старые паспорта на новые. Люди просто зверели вокруг, потому выстоять очередь было невозможно, а старушки тем временем мучались, пытаясь разобрать мелким шрифтом заполненные анкеты. И ни один чиновник не вышел и не помог. Ситуаций, когда чиновник в чем-то помог мне или моей семье, моим близким, я не знаю ни одной. Думаю, что чиновники не изменились со времен Гоголя и Салтыкова-Щедрина. Еще несколько лет назад у нас была иллюзия, что при советской власти чиновники были какими-то особенными, а с ее уходом все изменится к лучшему. Но годы идут – ничего не меняется. Посмотрите, это те же самые люди, но вместо коммунистических наград они вешают кресты на шею или вступают в какие-то другие партии. Впрочем, чиновники, к сожалению, везде такие. Даже в Америке, на которую у нас до сих пор привыкли равняться.

В принципе делать глобальные выводы я не люблю. И обобщать, что, мол, все чиновники плохие, мне бы не хотелось. Наверное, есть среди них и хорошие люди. Наверное, есть честные, хотя это скорее исключение из правила. Но я не знаю ни одной истории, когда чиновник реально кому-точем-то помог. Как изменить ситуацию, тоже не знаю. К сожалению, все попытки каких-то административных изменений заканчивались плохо. Когда пытались все изменить на глобальном уровне, это всегда оканчивалось катастрофой и большой кровью. Мы знаем, когда пытаются изменить государственный строй, ничего хорошего не происходит. Когда пытаются ввести какие-то санкции, то на время это приносит положительный результат, а затем все возвращается на круги своя. Единственный реальный путь преодоления чиновничьего произвола – это четко сформулированные законы. Законы, которые выполняются и которые нельзя обойти. Всем. Включая чиновников.



Полина Дашкова – писательница, автор популярных детективов


Опубликовано в номере «НИ» от 20 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: