Главная / Газета 13 Ноября 2003 г. 00:00 / Общество

Армия голодных

Паек российского новобранца съедают коррупционеры и «деды»

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

Сегодня международная организация Human Rights Watch представила доклад о питании и медицинском обслуживании солдат Российской армии. По утверждению правозащитников, еду для солдат готовят из испорченных продуктов – доброкачественные разворовываются, а обращение за медицинской помощью армейскими командирами расценивается, как попытка уклониться от службы, и строго наказывается.

«Молодые» на эту тушенку могут только облизнуться
«Молодые» на эту тушенку могут только облизнуться
shadow
«На завтрак давали кашу или картошку, два куска белого хлеба, один кусок черного, двадцать пять граммов сливочного масла и чашку чая. Чай, белый хлеб и масло забирали «старики». Нам оставалось по сто граммов картошки или каши и кусок черного хлеба. На обед была тарелка супа с одним капустным листом и двумя кусочками картошки. Остальное забирали опять же «старики». На ужин вновь давали кашу или картошку». В докладе таких «показаний», которые предоставлялись на условиях анонимности, множество.

Правозащитники опросили солдат из 51 воинской части. Везде армейское меню оказалось крайне скудным и однообразным. В одних частях солдат кормили три раза в день кашей, в других – макаронами. «Макароны на завтрак, макароны на ужин. На обед –суп с макаронами». Если в солдатском меню появляется мясо, рыба или яйца, их съедают старослужащие. Они же «приватизируют» сливочное масло и сахар-рафинад. А свежих овощей, которых по нормам солдату положено 300 граммов в день, не дают нигде. Лишь в одной из частей солдат летом кормили салатом из огурцов с маслом.

Картофельное пюре в армии, как правило, готовят из порошка-концентрата. Когда одного из опрошенных солдат направили работать на кухню, он обнаружил, что у этого порошка давно истек срок годности. А рыба, которую ему приказали чистить, оказалась тухлой и червивой. На кухню шло замороженное мясо из стратегических запасов, которое пролежало в морозильнике несколько десятилетий. Хлеб же был жестким, необычного темного цвета и населен муравьями, которые сыпались из него при нарезке ломтей.

Глава петербургской организации «За военную реформу», полковник в отставке Сергей Подольский утверждает, что контроль за количеством и качеством пищи, которую получают солдаты Российской армии, совершенно неэффективен и в условиях армейской коррупции превращен в пустую формальность. Хищение предназначенных для солдат продуктов происходит на всех уровнях, причем больше всего воруют в самих воинских частях. Начальники столовых сбывают предназначенные для солдат продукты через торговые точки на рынках, а взамен по бросовым ценам покупают испорченные. А солдаты, особенно новобранцы, вынуждены все это есть, поскольку столовая для них – единственный источник питания. Покидать территорию воинской части им запрещено, а пользоваться местным продуктовым ларьком, по негласным армейским законам, могут только солдаты второго года службы.

«Деды» начинают есть первыми. А ты должен ждать своей очереди. Как только «деды» поели, они встают и приказывают встать всем остальным. Их не волнует, закончил ты есть или нет. Порой последнему из севших за стол на еду оставалось меньше минуты. Часто мы уходили из столовой такими же голодными, как и пришли туда», – рассказывает солдат. А вот свидетельство новобранца из другой части: «На обед нам отводили полторы минуты.

За это время надо было успеть съесть и первое, и второе. Первое мы никогда не ели, оно было слишком горячим. Приходилось сразу приниматься за второе. Однажды, когда мы вошли в столовую и взяли тарелки с едой, дежуривший у входа сержант посмотрел на часы и проорал: «Ваша минута закончилась! Тарелки в стороны и построиться!» Считается, что быстрый прием пищи является одним из элементов боевой подготовки солдата. Однако во многих частях подобная тренировка превращается в издевательство солдат старшего призыва над новобранцами. На еду им обычно оставляют не больше 3–5 минут, в результате им приходится заглатывать горячую пищу, почти не прожевывая. В любой момент может прозвучать команда на выход. Выносить же еду с собой строжайше запрещено. Один солдат спрятал кусок хлеба в карман. Хлеб нашли, намазали толстым слоем зубной пасты и заставили парня все это съесть.

Однако Министерство обороны РФ в лице замминистра Владимира Исакова утверждает, что выявленные правозащитниками проблемы в реальности не существуют. По его заявлению, «отбор отдельных продуктов питания старослужащими у солдат младшего призыва при существующей системе контроля за распределением провизии в воинских частях невозможен». Контроль качества приготовленной для солдат еды возложен на дежурного по столовой офицера, который лично пробует каждое блюдо, прежде чем оно попадет на солдатский стол. А что касается ограничения времени на еду, то с этим все просто: «Время и продолжительность приема пищи в воинской части устанавливаются ее командиром».

Не лучше, по утверждению правозащитников, обстоит дело в армии и с личной гигиеной солдат. Положенный раз в неделю душ зачастую бывает раз в месяц. А новобранцы признались, что даже боятся лишний раз умыться и помыть руки, потому что «в умывальнике всегда курят «старики» и могут побить того, кто туда зайдет». Солдаты иногда в течение нескольких недель не переодевают нижнее белье. Поэтому новобранцы ходят завшивевшие, а мелкие порезы и ссадины начинают гнить, превращаясь в серьезные раны.

Согласно армейскому уставу, в случае недомогания солдат обязан сообщить о нем своему командиру. На практике жалобы на здоровье воспринимаются как повод избежать тягот военной службы. Старослужащие открыто предупреждают новобранцев, что за обращение в санчасть они будут избиты. А если солдат все же решается прийти к армейскому доктору, на квалифицированную помощь рассчитывать не приходится. По свидетельству одного из солдат, когда после побоев у него заболели почки и он пришел в санчасть, доктор с усмешкой спросил: «Кто у нас умирает? Никто? Ну, так возвращайся в казарму». В другой воинской части врача не было вообще, а имевшаяся в наличии медсестра, «все время пьяная», в ответ на любую жалобу предлагала смазать больное место зеленкой.

Если солдат действительно серьезно болен, его кладут в санчасть. Однако вместо постельного режима военнослужащих зачастую заставляют выполнять тяжелую и грязную работу, полагая, что «санчасть – не курорт» и военная служба продолжается и здесь. Так, один служивый попал в санчасть с температурой 39 и выраженными симптомами гриппа. Вместо медикаментов ему выдали тряпку и приказали вымыть пол. А на следующее утро его и другого больного солдата заставили таскать на носилках кирпичи с территории части к строящемуся снаружи объекту. В этот же день к парню приехала сестра, и дежурный по КПП отказался вызывать к ней брата, сказав, что тот лежит в санчасти с высокой температурой. Девушка уже собралась уходить, но тут появился брат с носилками, полными кирпичей.

Помимо воинских частей, правозащитники побывали в трех военных госпиталях: в Санкт-Петербурге, Новочеркасске и Кисловодске. Во всех госпиталях процветает дедовщина, причем, по мнению некоторых солдат, еще более страшная, чем в воинских частях. После того как вечером врачи уходят с работы, в палатах устанавливается власть старослужащих. Начинаются ночные пьянки. Солдат младшего призыва посылают за водкой, ничуть не заботясь о том, чем может обернуться для больного парня зимняя прогулка по улице в комнатных тапочках и больничном халате. Поэтому молодые солдаты бегут из госпиталей так же, как и из воинских частей. Один покончил с собой после издевательств, длившихся несколько часов. Сначала его и другого новобранца заставили весь вечер петь песни, затем приказали положить ладони на лоб и били по ним кулаками. А в два часа ночи новобранцев заставили «лечь на пол и в течение получаса изображать половой акт с поцелуями в губы и всеми соответствующими звуками». Двоих виновных тогда посадили на четыре и полтора года. Итоговый вывод доклада: на систему внутриармейских отношений, основанную на тотальном унижении человеческого достоинства, редкие и непоследовательные «акты возмездия» никакого влияния не оказывают.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: