Главная / Газета 12 Ноября 2003 г. 00:00 / Общество

Отметились...

85-летие окончания Первой мировой войны ознаменовалось в столице актами вандализма

Михаил ПОЗДНЯЕВ

Мало кто из россиян вчера вспомнил о том, что в этот день закончилась 1-я мировая война, имевшая роковые последствия для судьбы страны. Вспомнили наши соотечественники из Аргентины и Чили, приехавшие поклониться могилам предков. Увы, еще до них о скорбной дате успели вспомнить мерзавцы, осквернившие сразу три кладбищенских мемориала.

Напротив станции метро «Сокол» возвышается храм во имя Всех Святых. Пять лет назад у этих стен открылся мемориал «Участникам I мировой войны и Белого движения». На маленьком церковном кладбище в тот день собрались послы и военные атташе стран – участниц всемирной бойни 1914–1918 гг., представители религиозных общин столицы, родственники белых генералов и казачьих атаманов из зарубежных стран.

Вчера потомки офицеров белой армии, специально приехавшие из-за океана, обнаружили опрокинутым один из памятников, 16 мемориальных знаков были залиты грязью и измазаны калом, в основание плит с поименным списком белых генералов и казачьих атаманов были вместо подобающих цветов возложены дохлые голуби. Ошеломленные гости отправились на Ваганьковское кладбище – там та же картина. Поехали в Донской монастырь, где на погосте установлена каменная плита в память святых Новомучеников и Исповедников российских – то же самое. Все приметы указывали на то, что злодеяния совершены только что и что совершили их одни и те же люди...

Почему и как на «Соколе» возник мемориал?

«Дело в том, что до революции здесь были погребены 17 тысяч участников Первой мировой», – говорит ответственный секретарь Общественного совета по восстановлению Всесвятского Братского кладбища Янис Бремзис. – «Осенью 1917-го у каменной стены, ограждавшей храм, большевики расстреляли 5 тысяч белогвардейцев и мирных москвичей. Жертвы «красного террора» были похоронены рядом с героями войны. Подобные захоронения есть по всей России. Но в начале 90-х несколько православных энтузиастов во главе с участником штурма Рейхстага полковником Ерофеем Левшовым, ныне покойным, решили воздвигнуть всем русским воинам символический надгробный памятник. Автором памятника стал скульптор–подвижник из Саранска Николай Павлов. Ни за свою работу, ни за материал он, кстати, не взял ни копейки... Зачем это было сделано? У стен Кремля есть братская могила участников октябрьских боев 1917 года со стороны «большевиков», охраняемая государством. И была историческая, да и попросту человеческая справедливость в том, чтобы в Москве появилось место, куда смогли бы прийти поклониться потомки погибших с другой стороны...»

Вскоре еще два мемориала героев 1 мировой открылись на Донском и Ваганьковском кладбищах. И легли на могильные плиты цветы. А потом эти три святыни с удивительной регулярностью стали подвергаться глумлению. Во всех случаях осквернители могил найдены не были. Как говорится, не пойман – не вор. Но у Яниса Бремзиса есть веские основания полагать, что это дело рук левых радикалов – птенцов из той же стаи, что и Андрей Соколов, член РКСМ(б), осужденный за взрыв на Ваганьковском кладбище в ночь с 17 на 18 июля 1997 г., отметивший таким образом дату расстрела царской семьи.

«Подонки думают, что воюют с идейными врагами. Они считают себя наследниками тех, кто совершал революцию. Наверное, так и есть. Ведь большевики казнили без разбора не только сражавшихся с ними с оружием в руках, но и первых встречных, – рассуждает Янис Бремзис. – Случившееся сегодня утром – форменный беспредел. Это хорошо подготовленная акция. Задолго до ее совершения мне начали звонить по телефону с угрозами, вполне конкретными. Но подобного цинизма я даже представить не мог...»

Если даже преступников найдут и накажут, нет гарантии, что эпидемия кладбищенского вандализма в России пойдет на спад. Из бессмысленного хулиганства осквернение могил давно перешло в разряд идейной борьбы, проявление политической, расовой и религиозной нетерпимости.



Переворот «под землей»

Леонид ИОНИН, доктор философских наук, профессор:
– Отношения живых и мертвых – это отношения, по сути дела, современников, членов одного и того же общества. Нельзя сказать, что живые – члены общества, а мертвые – нет. Но как члены общества они неравны и неравноправны. Мертвые сильнее в магическом смысле. Им открыто больше пространств и времен, закрытых для живых. Есть два принципа сосуществования и взаимодействия этих статусных групп: их можно назвать конфликтным и контрактным. При конфликтном социальном порядке мертвые постоянно в состоянии агрессии, а живые постоянно обороняются. Поэтому акты вандализма на кладбищах – признак слабости живых... Нельзя ограничивать общество, стоящие перед ним задачи только живыми: все революции и перевороты «наверху» сопровождаются революциями и переворотами «под землей». В это верили древние египтяне, однако это относится не только к традиционным обществам и давно исчезнувшим с лица земли цивилизациям, но и к нам с вами. Так что фраза «мертвые хватают живых» – отнюдь не фигура речи. В словах Высоцкого: «Наши мертвые нас не оставят в беде, наши павшие – как часовые», – скрыт более чем поэтический смысл...

Опубликовано в номере «НИ» от 12 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: