Главная / Газета 11 Ноября 2003 г. 00:00 / Общество

Вернер Д’Инка

«Специальные законы о прессе – это слишком опасно»

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО

В России депутаты Госдумы сначала принимают, а затем отменяют через Конституционный суд поправки, запрещающие журналистам комментировать ход выборов. О том, что позволено немецким журналистам во время избирательной кампании в своей стране, «Новым Известиям» рассказал Вернер Д’Инка, управляющий директор Frankfurter Allgemeine Zeitung – одной из крупнейших газет Германии.

shadow
– Одну из российских газет ожидает суд за публикацию статьи, в которой политическая партия обвиняется в «проталкивании грабительских законов». Газете грозит крупный штраф. А в Германии могут наказать за подобное?

– У нас накануне выборов принято подводить баланс работы правящей партии за 4 года. Например, если безработица выросла, в экономике спад, а внешнеполитическое положение ухудшилось, то журналист может открыто написать, что партия управляла страной плохо. Обязанность СМИ – не только информировать о событиях, но и комментировать их с точки зрения автора или газеты. То есть говорить, хорошая партия или плохая. Конечно, напрямую писать «выбери партию А и не голосуй за партию В» никто не будет. Это окажется пропагандой, и люди будут смеяться, читая такую газету. Но наказание за агитацию в наших законах не предусмотрено.

– А обязанность уделять равную площадь в газете каждому кандидату или партии предусмотрена?

– Каждая редакция самостоятельно принимает решение, о каком кандидате или партии сколько писать. Только на телевидении за три месяца до парламентских выборов партиям бесплатно дают время, и они рассказывают о себе в эфире. У нас это называется «презентация партий». Тогда карликовые организации, о которых журналисты почти не пишут, получают возможность обратить на себя внимание избирателей. Передачи делаются самими партиями. И в заставке зрителей предупреждают, что это партийная реклама, а не журналистский репортаж.

– То есть в предвыборный период в отношении немецкой прессы действуют те же законы, что и в обычное время?

– Да. В предвыборный период мы можем писать все то же, что и между выборами. Для СМИ в Германии действуют те же законы, что и для других отраслей экономики. Никаких специальных законов по отношению к прессе в Германии нет. Это слишком опасно, принимать подобные законы. Даже для особых случаев, например, в предвыборный период.

– А как же борьба с «черным PR»?

– Конечно, во время выборов политики стремятся воздействовать на содержание СМИ. И щедро снабжают журналистов негативной информацией о противниках. Но что делать с этой информацией, решают сами журналисты. Иногда журналистов пытаются подкупить. Но за 23 года моей работы в FAZ был лишь один случай, когда банк подкупил корреспондента отдела экономики. Немецким журналистам хорошо платят. Конечно, журналистским трудом разбогатеть невозможно, для этого надо становиться адвокатом или зубным врачом. Но достойно содержать свои семьи журналисты могут. А политики могут опубликовать в газете статью за деньги только с подписью «реклама». Публиковать оплаченный материал как собственный не согласится не только FAZ, но и любая другая газета. Если публиковать такие материалы, то газета быстро потеряет доверие – главный свой капитал. Люди перестанут читать ее, если не будут уверены в достоверности написанного, если узнают, что статьи в этой газете размещены за деньги.

– В России нынешняя избирательная кампания – это не борьба идей и идеологий, а борьба символов и партийных слоганов. В Германии идеология тоже не играет большой роли в предвыборный период?

– В нашей стране после Второй мировой войны есть две ведущие партии – социал-демократы и христианские демократы. И парламентские выборы уже давно стали схваткой между лидерами этих партий, кандидатами на пост канцлера. Идеология в этой борьбе играет лишь незначительную роль. Ведь партийные программы читают единицы. А большинство выбирают того кандидата, который им кажется симпатичнее и убедительнее. Или голосуют согласно традиции, рассуждая, к примеру, что «родители всегда голосовали за социал-демократов. И я тоже буду голосовать за них». А символы и слоганы при выборе партии играют малую роль. С патриотическими лозунгами выборы в Германии не выиграть.

– В России, по данным социологов, лишь 6% населения полагают, что своим участием в политике можно что-то изменить. В Германии таких людей больше?

– Определенно больше. Хотя интерес к политике снижается с каждыми новыми выборами. И многие открыто говорят, что сейчас важнейшие решения принимают директора транснациональных компаний или Брюссель, где находится руководство Евросоюза. А канцлер уже ничего не решает.

– Многое из того, что вы сейчас говорите о Германии, как видим, порой серьезно расходится с нынешней российской практикой. На ваш взгляд, это нас должно настораживать? Или просто проблема в особом типе демократии?

– Происходящее в России многогранно и содержит элементы и позитивного, и негативного. А президент Путин ведет себя порой как европеец, а порой как настоящий сотрудник КГБ. Хотя выводы о нынешнем периоде российской истории можно будет сделать лишь много лет спустя.


Опубликовано в номере «НИ» от 11 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: