Главная / Газета 3 Ноября 2003 г. 00:00 / Общество

Закон вычитания

Демографический спад больнее всего бьет по сельским школам

Антон ЗВЕРЕВ

По итогам Всероссийской переписи населения за последние 13 лет в России исчезло 17 тысяч деревень – шестая часть от общего их числа. Одновременно с этим было закрыто 2 тысячи школ – так утверждают в Министерстве образования. Но, по мнению независимых экспертов, масштабы урона намного больше.

Архаичные маленькие школы России больше не нужны.
Архаичные маленькие школы России больше не нужны.
shadow
Примеров масса. Вот один из последних. Под угрозой закрытия оказались 143 школы Воронежской области. В деревне Кондрашовка недавно сельский сход с боем отстоял девятилетку, куда записались всего 37 учеников. Точно так же, как писали «Новые Известия», всем миром спасали школу с одной-единственной (!) ученицей в подмосковном селе Никульском.

И все же в столичных кабинетах над подобными историями, которыми впору гордиться, высокомерно посмеиваются: «Это все лирика! Все эти «Школы окнами в поле» и тому подобные патриархально-патриотические цветочки необходимо с корнем вырывать, с той же безжалостностью, с какой чеховский Лопахин вырубил вишневый сад!..» Американский футуролог Иван Иллич, автор нашумевшего труда «Обесшколенное общество», мог бы нами гордиться. Все постиндустриальное – обесшколенное. Потому что школа – это не только сумма знаний, но прежде всего атмосфера, на всю жизнь заряжающая или отравляющая душу.

Одна из газет пишет: «ЕГЭ можно сдавать в автобусе». Другая: «Через 30 лет школа, впрессованная в умную машинку, легко поместится в кармане малыша». Может, и впрямь архаичная модель школы сегодня не нужна? Представим, что в наших квартирах одновременно работают стиральная машина, компьютер, ксерокс, видик, телевизор... И на все голоса поют телефоны. А дети, выпучив глаза, скачут по комнатам, обслуживая этот электронный рай. Вот вам и обесшколенное общество в его полном блеске...

Но, похоже, нам этой утопии не увидать, пока в стране все еще не перевелись тысячи сельских учителей, готовых трудиться в родной школе не просто за копейки, а даром, если понадобится. Странная вещь: они любят детей! Они хотят с ними возиться! И дети это ценят, ибо у большинства из них нет альтернативы повседневного общения, культурной социализации и творчества. И место встречи изменить нельзя…

Новости на тему «Народ кончается!» звучат наперебой со всех сторон. В Мурманской области демографический тайфун смел 10 школ, сообщает местная «Полярная правда». «Сургутская трибуна» прогнозирует: в ближайшие три года школьников в Нижневартовске станет на 10 тыс. меньше. Иначе говоря, отпадет необходимость содержать 12 школ. Весть из Приморья: в поселке Восток под предлогом малочисленности контингента ребятню из разных школ, вопреки протестам, хладнокровно согнали в одну. Причем не просто посадили рядом, а еще и уплотнили. В стране потихоньку возрождается совковая школа-многосменка. Нет аналогов этому уникальному явлению ни в какой другой стране. Иностранцы разводят руками: «Как это – две школы в одной?!»

Примечательно: телерепортажи из Чечни, где возобновляются занятия то в одной, то в другой полуразрушенной школе, в которых сидят за партами по пять-шесть учеников, вызывает у зрителей восторг и умиление, а закрытие таких же, только благоустроенных школ в средней России не вызывают никаких эмоций. Возврат к главной образовательной модели большевизма «В тесноте, да не в обиде» с параллельной тихой приватизацией «лишних» классов начался в Москве, в 90-х годах прошлого века. Согласно некоторым, далеко не полным данным, город потерял под натиском рынка чуть ли не каждое десятое из полутора тысяч школьных зданий, около полутора сотен детских садов и несколько сотен гектаров земли. В наличном исчислении – порядка 13 миллиардов долларов.

«Прихватывали» в основном просторные и добротные корпуса старой, сталинской постройки, – рассказывает корреспонденту «НИ» один из бывших высокопоставленных чиновников столичного департамента образования, пожелавший остаться неизвестным. – На учебных площадях вначале робко, а потом все смелее обживались всевозможные АО, ТОО и ЗАО: швейные, автомобильные, полиграфические. Иные корпуса передавались временно, но без указания срока возврата. Другие с легкостью списывались под предлогом «нецелесообразности восстановления». При этом ни одно, заметьте, ни одно строение не было продано новым владельцам!..»

Опыт столицы свидетельствует: взятые напрокат здания обратно в жилой фонд образования уже не возвраща-ются.

Разбазаривание неприкосновенных золотых педагогических запасов и пространств – беда общенационального масштаба, без деления на город и деревню. Она тянет за собой несчастье куда более сокрушительного и долгосрочного действия: кражу драгоценного времени, отпущенного школе на воспитание детей. Если процесс будет продолжаться нынешними темпами, то страна к 2008 году рискует потерять еще треть учебных помещений. А вместе с ними и школьников, которые окажутся просто на улице, пополнив армию беспризорников.


Опубликовано в номере «НИ» от 3 ноября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: