Главная / Газета 31 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Амнистированная свобода

Журналистам вновь разрешили говорить, а избирателям – слушать

Александр КОЛЕСНИЧЕНКО
Конституционный суд окоротил желающих подмять и приструнить «четвертую власть».
Конституционный суд окоротил желающих подмять и приструнить «четвертую власть».
shadow
Вчера Конституционный суд РФ своим решением кардинально изменил весь ход предвыборной политической борьбы в России. Сказано четко и однозначно: выборы не могут быть свободными в отсутствие свободы мнений. Победили журналисты? Победили практически все! А для кого-то – урок. Дай бог, впрок!

Формально вердикт Конституционного суда означает, что журналистам вернули право высказывать мнения о кандидатах, выражать предпочтения кому-либо из них, сообщать об их внеслужебной деятельности и строить прогнозы о том, что будет означать для избирателей победа данного кандидата или партии.

Принятый минувшим летом закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», по сути, запретил журналистам комментировать ход избирательной кампании. Деятельность СМИ сводилась исключительно к информированию о заявлениях и действиях кандидата. Более того, одна из статей закона признавала агитацией «иные действия, имеющие целью побудить или побуждающие избирателей голосовать за кандидатов или против». В результате любое сообщение в СМИ о кандидате или партии можно было расценить как нарушающее закон. Журналистам фактически запретили писать о выборах под страхом приостановления деятельности СМИ на период избирательной кампании. Кроме того, все это оказывало серьезное психологическое давление на прессу и попросту могло быть весьма опасным «пробным камнем».

Не только журналисты, но и многие политики всерьез заговорили о реальной глобальной угрозе свободе слова в России. В конечном счете трое оштрафованных за «недозволенную агитацию» журналистов подали жалобу в Конституционный суд. Позднее к ним присоединились еще 104 депутата Госдумы.

Вчера было оглашено решение. Конституционный суд признал пункт об «иных действиях» не соответствующим Конституции. Более того, суд постановил считать агитацией только «призывы голосовать за или против кандидата или избирательного списка». Все остальные высказывания агитацией не являются, если только не установлен и не доказан в суде «прямой умысел журналиста обеспечить поддержку конкретному кандидату».

Решение мотивировано необходимостью соблюсти «баланс конституционно защищенных ценностей и интересов» и невозможностью «считать выборы свободными в отсутствие свободы выражения мнений». Председатель Конституционного суда Валерий Зорькин уверен, что «если нет непосредственной цели призвать граждан, склонить их к определенному волеизъявлениию в ту или другую сторону, то агитации нет».

Один из истцов, депутат Госдумы от СПС Борис Надеждин, полагает, что «теперь журналисты и СМИ могут говорить все, что хотят и считают нужным и про кандидатов, и про партии, и про все остальное». Другой истец, депутат-«яблочник» Сергей Попов, уверен, что решением Конституционного суда «поставлен запрет политике закручивания гаек в отношении журналистов. Потому что цель журналистского труда – получение гражданами объективной информации». По мнению представлявшего в суде интересы депутатов Госдумы адвоката Вадима Прохорова, теперь привлечь журналистов к ответственности будет гораздо сложнее. А главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов заявил, что теперь «слушатели получили право высказывать в эфире свое мнение. Раньше мы этого не могли позволить, так как их слова могли подпадать под агитацию».

Практические последствия вчерашнего вердикта, кроме прочего, состоят и в том, что теперь решения судов о привлечении троих истцов-журналистов к административному взысканию за «недозволенную агитацию» должны быть пересмотрены. Что касается судьбы самого закона «Об основных гарантиях...», то, по словам Валерия Зорькина, «законодатель может или ввести новые механизмы, соответствующие Конституции, или вообще отменить эти пункты». Технология исполнения решения в данном случае, действительно, не важна. Главное, что вчерашний судебный вердикт, по сути, еще и притормозил отдельных (нередко весьма влиятельных) желающих под благовидным предлогом лишний раз «приструнить распоясавшуюся прессу».

Наконец, важно не только то, что журналистам вернули право в полном объеме исполнять свои профессиональные обязанности, знакомя со своими выводами избирателей. Принципиально, что избирательная кампания вновь станет информативной, а значит, открытой, а значит, подлинно соревновательной. А Конституционный суд просто выступил на стороне здравого смысла.




Опубликовано в номере «НИ» от 31 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: