Главная / Газета 27 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

Монументальный плюрализм

В Саратове спорят о сооружении мемориала Александру II. А в Липецке – о сносе памятника его убийцам

Константин ФОМИЧЕВ, Саратов, Игорь ФАТАЕВ, Липецк

Неугомонный Дмитрий Аяцков продолжает заселять улицы приволжской столицы каменными и бронзовыми истуканами. На днях губернатор Саратова объявил о своем намерении «восстановить историческую справедливость» – заменить статую Николая Чернышевского, стоящую в центре города, памятником царю-освободителю Александру II. Жители Липецка идут в том же направлении – хотят снести памятник народовольцам.

Чернышевский и народовольцы: революционеры в России больше не в почете.
Чернышевский и народовольцы: революционеры в России больше не в почете.
shadow
«В Италии изготовили прекрасный памятник Александру II, но московские власти не могут найти для него место. У нас мы место найдем», – сказал губернатор. И дал задание комиссии по общественным отношениям при правительстве области в кратчайшие сроки изучить мнение горожан и выяснить техническую сторону проблемы.

Мнение саратовцев оказалось однозначным: делать этого нельзя ни в коем случае. Не потому, что Чернышевский лучше царя, при котором был приговорен к казни. А потому, что «восстанавливать справедливость», строя одно за счет разрушения другого, – значит, уподобляться предшественникам. Что касается технической стороны проблемы, тут ситуация еще более запутанная. На месте Чернышевского, у красивейшего городского сада Липки и здания консерватории, действительно до 1918 г. стоял памятник Александру II, сооруженный по случаю 50-летия крестьянской реформы. После того как его демонтировали, царский постамент занял Дзержинский. Потом Железный Феликс, вместе с постаментом переехав к саратовскому вокзалу, уступил место бронзовому автору романа «Что делать?». Единственный уцелевший фрагмент памятника царю при Аяцкове назвали «Памятником первой учительнице».

Теперь, чтобы удовлетворить монархический порыв губернатора, потребуется выбить из-под ног Дзержинского постамент, выгнать из уютного скверика учительницу и напоследок сокрушить Чернышевского, давно ставшего одним из символов города.

А в Липецке демократически настроенные горожане давно предлагают избавиться от памятника цареубийцам. Горожане до поры до времени равнодушно относились к уникальному сооружению, которое появилось в городе тридцать с лишним лет назад: мало ли где понаставлено шедевров соцреализма? Но сегодня вокруг истукана кипят споры. По сути, Липецк – единственное место в России, где есть памятник террористам.

У либеральной интеллигенции города он вызывает «смешанные чувства», у тех, для кого патриотизм последнее прибежище, – нездоровый блеск в глазах. У большинства аполитичных горожан – смешанное чувство неловкости и досады: «Черт знает что... И снести нельзя, какой-никакой, а памятник».

А все из-за того, что 15 июня 1879 года в уездный городок под видом курортников съехались 11 делегатов съезда партии «Земля и воля», через два месяца преобразованной в «Народную волю». Лидеры партии рассчитывали совершить государственный переворот путем физического устранения высших должностных лиц, начиная с государя. Александр II чудом избежал нескольких покушений, но 1 марта 1881 года заветная мечта народовольцев исполнилась.

О подвигах цареубийц в Липецке вспомнили в начале 70-х годов прошлого века, тогда как в Москве гипсовые и деревянные статуи народовольцев были поставлены еще при жизни Ленина. Выросший в одном из любимых мест отдыха, Нижнем парке, памятник вряд ли можно отнести к достопримечательностям города, но благодаря удачному расположению около него всегда много народу. Днем на скамеечках у его подножия судачат старушки из соседнего санатория, по вечерам собирается молодежь. А рано поутру приходят поклониться народовольцам сборщики пустых бутылок...

Робкие призывы демократически настроенных жителей избавиться от памятника быстро захлебнулись в пене дней. Местные политические деятели свое отношение ко всему этому высказывают с понятной осторожностью. «Мы осуждаем терроризм», – заявили корреспонденту «НИ» в отделении одной маргинальной партии. «Мы понимаем тех, кто добивался освобождения своею собственной рукой», – уточнили партийцы другой ориентации. «Да пусть он стоит, этот памятник, прах с ним», – заявили в третьей партячейке.

Беспартийные горожане относятся к дискуссии индифферентно.




Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2003 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: