Главная / Газета 27 Октября 2003 г. 00:00 / Общество

За подделку не накажут

Борьба с фальшивыми лекарствами пока не приносит успеха

Наталья ТИМАШОВА

Минздрав России разработал формулировку понятия фальсифицированного лекарства. В ближайшее время документ будет передан в правительство. Об этом сообщил в минувшую пятницу начальник Фарминспекции Минздрава по контролю за качеством лекарственных средств Владимир Шипков.

Парадокс ситуации в том, что правоохранительные органы ежегодно изымают из аптечной сети сотни подделок на десятки миллионов рублей, но привлечь к ответственности их изготовителей и распространителей практически невозможно. В действующем Уголовном кодексе нет статьи, предусматривающей наказание за производство и продажу фальсифицированных лекарственных средств, а само понятие законодательно нигде не закреплено.

Специалисты делят фальшивки на три основных вида: не содержащие никаких лекарственных веществ и в большинстве случаев безвредные «пустышки», препараты с более дешевыми и менее эффективными компонентами, а также относительно качественные средства, маркированные брендами крупных международных компаний, но произведенные без лицензии. Практика показывает, что подделывают в основном лекарства массового спроса. В пятерку самых фальсифицируемых, по данным Минздрава РФ, входят всем известные или широко разрекламированные препараты: мезим-форте, валокордин, трихопол, фестал и ново-пассит.

«От подделок сегодня защищены только лекарства госпитальной направленности, предназначенные для лечения таких тяжелых заболеваний, как рак, гепатит и СПИД, – считает руководитель компании «Росмедкомплект», поставляющей лекарственные средства для больниц, Сергей Жлудов. – Дело в том, что все они импортируются из-за рубежа единичными партиями. Под контролем государства едва ли не каждая таблетка и ампула, и подделывать их просто не выгодно».

Из-за того, что понятие «фальсификат» нигде не определено, сегодня довольно сложно отслеживать лекарственные потоки.

«Конечно, рынок контролируется, но не так, как хотелось бы, – прокомментировал ситуацию «Новым Известиям» заместитель начальника департамента по контролю качества лекарственных средств и медтехники Минздрава РФ Александр Топорков. – Отсутствие понятия фальсифицированного лекарства до настоящего момента вызвано объективными причинами. Первые подделки в России начали выявлять еще в 1998 году. Но по сей день правоохранительные органы вынуждены привлекать их изготовителей и распространителей по статьям УК РФ, предусматривающим наказание за мошенничество, неуплату налогов, незаконное предпринимательство, нарушение прав на интеллектуальную собственность».

В Минздраве надеются, что, учитывая важность проблемы, правительство уже до конца этого года внесет соответствующие поправки о фальсификатах на рассмотрение в Госдуму.

По оценкам специалистов Минздрава и МВД, доля фальшивых лекарств сегодня составляет от 7% до 12%. Обороты «черного рынка» правоохранительные органы оценивают в 300–350 млн. долларов в год. Но и эти цифры, по мнению независимых экспертов и аналитиков, не отражают истинной картины, так как методологии подсчета объемов подделок сегодня просто не существует.

Между тем только в этом году в результате проверок, проведенных сотрудниками Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД России и управления фармдеятельности Минздрава России, из продажи были изъяты поддельные лекарства на общую сумму 18 млн. рублей. Партии фальшивок регулярно выявляются в Кабардино-Балкарии, в Алтайском крае и Поволжье.

По мнению участников фармрынка, разработка понятия «фальсификат» и его законодательное определение – лишь один из этапов решения проблемы. Западный опыт показывает, что регулирования только со стороны государства явно недостаточно. Крупнейшие фармацевтические компании, работающие на российском рынке, предлагают свое решение – программу «Барьер фальсифицированным средствам». «Суть ее в следующем: если фирма-дистрибьютор предлагает закупить какой-либо препарат, аптека направляет запрос производителю, – рассказывает «НИ» сопредседатель Союза профессиональных фармацевтических организаций (СПФО) Игорь Рудинский. – Если производитель подтверждает официальный статус дистрибьютора, закупке дается «зеленый свет». Если нет, сомнительная компания исключается из списка поставщиков».

Другая программа, разработанная СПФО, предполагает добровольное декларирование происхождения лекарств. Для этого компаниям придется раскрыть пути получения препаратов и гарантировать потребителю их качество. Понятное дело, что пойти на это готовы далеко не все участники рынка.




Опубликовано в номере «НИ» от 27 октября 2003 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: